Выпоротые попы – Порка вместо подарка — Истории о порке, картинки наказаний, спанкинг арт, видео порка бесплатно — сайт для тех кто в теме

Радости поручика. Историко-эротическая зарисовка о крепостном праве

Первое, что бросилось в глаза отставному поручику в его доме -грязь и
пыль в комнатах. Пока его не было — слуги разленились. Надо срочно
наводить порядок, решил он и приказал позвать к нему горничную.
Горничная быстро явилась. Это была девчонка лет 11-12, худенькая и
загорелая
«За плохую уборку ты будешь строго наказана»-сказал ей Н. Принеси розги. И пусть сюда
принесут широкую скамью. Девчонка плакала и умоляла барина простить её,
но он был неумолим. Всхлипывая, девчонка поплелась выполнять
приказание.Кухарка с конюхом внесли в комнату и поставили на середину
широкую скамью для порки.
Девчонка ,не поднимая глаз на барина принесла и протянула ему пучок
крепких берёзовых розог.

Н. подошёл к плачущей девчонке и медленно задрал подол её платья .
Сначала оголились крепкие загорелые ноги, затем показалась худощавая,
похожая на мальчишескую, попка. Она была тоже загорелая, т.к.был июнь, а
трусов в те времена крестьянки не носили. Никаких следов на заднице не

было.»Тебя ,видимо, давно не секли, вот ты и разленилась. Ничего, это
дело поправимое.» Н. стоял и любовался детским девчоночьим телом. Затем
он взял с дивана подушку, приподнял девчонку за живот и подложил под неё
подушку так, чтобы её попка была приподнята, а кожа на попке была как
следует натянута.»Вот так-то лучше подумал он.» Чтобы слугам было легче
удерживать девчонку во время наказания Н. простынёй привязал её к лавке.
Теперь всё было готово к порке.

Н. взял в руки пучок и выдернул один прутик. Он был толщиной почти с его
указательный палец. Н.махнул им в воздухе. Раздался зловещий свист.
Девчонка вздрогнула и заголосила. Она упала на колени и

протянула к барину руки с мольбой о пощаде.
Поднимите её-приказал Н.
Кухарка с конюхом подняли бедную девчонку и и подтащили к лавке.
«Кладите!.» «А ты устраивайся поудобнее.»
Н. был настроен очень серьёзно. Кухарка с конюхом, выполняя приказание
барина подняли девчонку и положили на лавку на живот. Кухарка села
спереди, чтобы держать голову и руки, а конюх сел сзади и крепко ухватил
девчонку за ноги.
Ещё раз полюбовавшись телом девчонки Н. Поднял розги и с силой опустил
их на беззащитную попку.
«Раз!» Девчонка вскрикнула и попыталась завилять попой , но это ей не
удалось, и простыня и слуги держали её крепко. На её ягодичках остались
чёткие следы розог.»Два!» Количество следов увеличилось, девчонка
взвизгивала ещё сильнее. «Три,четыре, пять!» Н. не спеша сёк. Девчонка
кричала уже не переставая, но на её крики никто внимания не обращал.
Ее тощая задница постепенно приобретала сплошной малиновый
цвет.»Девять,десять!» Два последних удара Н. нанёс особенно сильно.»На
первый раз достаточно. Отвяжите её» Н. с удовлетворением посмотрел на
дело своих рук.
«Я думаю этот урок ты запомнишь надолго, а если забудешь мы его
повторим.»
Когда девчонку отпустили и отвязали она с плачем опустилась на пол, даже
не одёрнув платья.
«Благодари за науку!» «Спасибо, барин!» -сквозь слёзы еле выговорила
высеченная девчонка.
«Отнесите её к себе и смажьте чем-нибудь её зад.» приказал Н. Кухарка с
конюхом немедленно выполнили приказание барина. «Ну вот теперь можно и
отдохнуть.» решил Н. и с удовольствием расположился на своём чёрном
кожаном диване.

2
Проснувшись утром Н. решил прогуляться по имению. Торопиться ему теперь
было некуда. Первым делом он отправился в сад, в котором когда-то бегал
мальчишкой. Около стены сарая он вдруг увидел две странные фигурки Это
были две девочки лет 7ми — 8ми. они стояли лицом к стене сарая и были
совершенно голенькими. Н. подошёл поближе. в этот момент из
сарая вышла кухарка с веником.»Это мои дочки:Катя и Маша» пояснила она

поручику. Никакого с ними сладу нет. «А ну живо нагибайтесь!» приказала
она дочкам. Обе дочки нагнулись и выпятили попы. Попы у них
были плотные и толстенькие.
Кухарка несколько раз шлёпнула веником дочек по попам.Впрочем била она
несильно,видимо ей было их жалко. «А теперь одевайтесь и марш в комнату
» Обе дочери мгновенно исчезли.
Н. синтересом наблюдавший эту сцену, подошёл к кухарке.»В следующий раз,
если опять набезобразничают, я их сам накажу» Кухарка поклонилась и
поблагодарила Н. а он неспеша отправился дальше.
Домой с речки Н. возвращался той же дорогой. Подойдя к саду, он увидел
дочек кухарки Катю и Машу, которые, не особенно и скрываясь, срывали с
яблоки и складывали их в корзину. Всем детям это было строжайше
запрещено. Девчонки так увлеклись своим занятием, что не замерили, как
Н. вплотную подошёл к ним. Очевидно они не ждали, что Н. так быстро
вернётся обратно. Схватив обеих проказшиц за шивороты их платьев, Н.
крепко их встряхнул и грозно спросил:»Ну,что, видимо то наказание,
которое вы получили от матери не пошло вам впрок?» Обе девчонки, опустив
головы , молча сопели. Они ещё не пришли в себя от неожиданности и ещё не
представляли , что их ожидает.
Мать частенько их наказывала, но делала это не сильно, поэтому девчонки
не придавали предстоящему наказанию особово значения. «Ну, подумаешь,
придёт мать немного пошлёпает веником и всё.» Если бы они знали, что их
ожидает дальше, они вели бы себя совсем иначе.
Я вас накажу так, чтобы вы запомнили это наказание надолго» сказал Н.
Сидите здесь и никуда не уходите. Н ушёл и вскоре вернулся с кучером и
дворником. Кухарку они заперли на кухне, чтобы она не мешала наказанию
дочек. Девчонки понуро сидели под яблоней в ожидании наказания.»
Встаньте!» приказал им Н. Девчонки поднялись, всё так же глядя в
землю.»А теперь:-приказал кучеру и конюху Н.-поднимите подолы их платьев
и завяжите у них над головами.Мужики быстро выполнили приказание барина.

Сказать по правде Катя и Маша давно уже им надоели своими проказами и
они были рады, что этих шкодливых девчонок сейчас крепко накажут. «А

теперь-проказал Н. -привяжите их за подолы к веткам, так,чтобы ноги их
не доставали до земли. Мужики легко приподняли девчонок и привязали к
векам по обе стороны яблони. Получилось весьма впечатляющее зрелище.
Н. стоял и смотрел на беззащитные детские попки Катя была покрепче и
пошире Маши. Её попка поэтому была более спокойной, в то время, как
Машины ягодички то сжимались то разжимались. Очевидно она более
нервничала. «Принесите розги!» скомандовалН. Принесли целый ворох только
что срезанных упругих берёзовых прутьев. Н. выбрал не самый толстый и
длинный прут./Всё-таки девчонки были ещё маленькими для серьёзной порки.
Н. несколько раз со свистом рассёк воздух. Прикаждом взмахе детские тела
дёргались, а ножки инстинктивно поджимались к животу, хотя Н. ещё не
приступал к порке. Раздался сначала Машин, а затем и Катин громкиё
плач:»Простите, барин.Мы больше не будем.» Н. примерился розгой к
толстенькой Катиной попке, но внезапно передумал. Он вспомнил, как
однажды его, 5ти летнего высек отец. За что он уже не помнил, но вот
ощущения от этой порки он помнил до сих пор.
:А ну-ка принесите крапиву! -Скомандовал он.

Через минуту у ног Н. лежал ворох только что сорванной крапивы. Вот это
дойдёт лучше-подумал он выбирая кусты посочнее. Взяв платочком три
кустика Н. размахнулся и хлестнул крапипивой по катиной попке. «Ааай»

-визг девчонки был очень громким, несмотря на скрывающее её лицо платье.
Её попа замоталась из стороны в сторону, ягодички судорожно сжимались и
разжимались.Ножки то пдтягивались к животу то опускались. На попке
выступили красные пятна ожога. Н. передвинулся на два шага в сторону и
хлестнул крапивой по попке Машу.Та вскрикнула ещё громче и её
подвешенное к ветке тельце неистово задёргалось. Кожа на попке у неё была более
нежной, поэтому и след от удара остался более заметным. Оставшись
довольным первыми результатами, Н. не спеша, три раза хлестнул по попке
Катю, затем взял новые кусты крапивы и три раза хлестнул по попке Машу.
Девчонки голосили уже не переставая .Их нежные детские попки покрылись
маленькими красными пупырышками от укусов злой крапивы. Цвет попок
поменялся с золотисо-загорелого на розово-красный. Чувствовалось, что
попы у них чешутся ужасно. Но потереть задницы рукой они не могли. От
этого они вертелись, как заведённые из стороеы в сторону и истошно
орали.»Ой больно.Хватит! Простите. Я не буду больше.»
Н. примерился и выбрав подходящий момент, хлестнул Катю вдоль попы,
стараясь попасть между половинками. Судя по жуткому визгу девчонки, ему
это удалось. Та же участь постигла и Машу. Крапива точно легла между её
ягодичками и крепко обожгла маленький коричневый кружочек. Машин
отчаянный визг был слышен, наверное, на другом краю деревни.»Не могу!
Больно.»Н, опять сменил кусты крапивы.Пять раз подряд он хлестнул по
попе Катю. Теперь её попка представляла собой сплошное бардовое пятно.
«Этой, пожалуй достаточно»-решил он. Взяв новые три кустика, он начал не
спеша обрабатывать попку Маши. Она вертелась и выгибалась дугой, но
удары ложились точно поперёк попки на ещё не обожжённые крапивой места.
После пяти ударов Н. отложил крапиву.
Снимите и развяжите их-приказал он.Мужики приподняли девчонок, положили
их на траву и развязали платья.Появились два красных зарёванных лица.
Первым делом девчонки схватились за свои попки и попытались унять зуд
руками.Бегите к матери на кухню-посоветовалН.Пусть она нальёт в кадушку
холодной воды, а вы садитесь и сидите, пока не прйдёт. И помните, это
был только первыё урок послушания. Если не прекратите безобразничать,я
его обязательно повторю.

Если зарисовка показалась интересной пишите на [email protected]

Порка вместо подарка — Истории о порке, картинки наказаний, спанкинг арт, видео порка бесплатно — сайт для тех кто в теме

Дейн жила в деревушке с тётей и дядей.

Тётя Нэнси считала, что попку настоящей леди или джентльмена надо румянить ОСНОВАТЕЛЬНО. И вместе с дядей Томом тётя порола племянницу. Даже за малейшую оплошность…

Одна порка запомнилась надолго…

Это был день рождения. Пятнадцать лет! Несмотря на столь юный возраст, Джейн имела внушительную попку и грудь, тонкие черты лица и соблазнительные губы. На праздник были приглашены подруги и соседские мамы. Джейн смеялась и шутила
. Забывшись, она начала хрюкать, что очень рассердило тётю Нэнси. И она сделала замечание! Джейн, не слыша, продолжала. И дело кончилось тем, что она опрокинула вазу с вареньем на платье тётиной подруги. Нэнси схватила её и заставила встать :
-Эта девочка думает, что ей всё дозволено, и тётка ей не указ! Она может делать всё что захочет! Но я докажу, что она ошибается.

Одной рукой Нэнси вынесла на середину сада стул, а другой вывела Джейн. Затем она извлекла невесть откуда щётку для волос и перекинула Джейн через колени, задрав платье. Теперь все могли видеть её на редкость округлую и милую попку. Тётя звонко шлёпнула щёткой по заду девушки, оттенив красным пятном белоснежные ножки. Пока тётя работала, а именинница кричала, дядя Том спокойно встал из-за стола и вырвал из земли пучок крапивы. После окончания экзекуции он подошёл к смущённо красной попе и начал стегать её крапивой. От крапивы нет боли, но она раздражает кожу, вызывая жжение и зуд. Бедняжка завертелась юлой.
-Теперь ты получишь добавку, — сказал Том, и, не предупредив, они с Нэнси с силой ударили по пунцовым булочкам воспитанницы. Бедняжка Джейн взвыла и заёрзала. Ей было больно и стыдно, стыдно не за поступок, а потому что её подруги видят порку. Вскоре попа приобрела более малиновый цвет, и на ней выступили синие крапинки-синяки.

Затем ревущую именинницу поставили попой перед гостями в заросли крапивы.
-Почешешься, шевельнёшься, хоть как-нибудь тронешь свой зад — получишь головомойку!..
Джейн стояла, хлюпая носом, и боялась пошевелиться. Но зуд в попе и невыносимая боль дали себя знать, и девочка, убедившись, что на неё никто не смотрит, почесала горящие ягодицы.

Вдруг резкая боль впилась в кисти девушки. Это вездесущая Нэнси скрутила их и рывком за волосы отогнула голову племянницы.
-Что тебе мы говорили?!- закричала она,- видимо ты не считаешь нас авторитетом?- она вывела Джейн на середину сада и повернула попой к гостям,- Смотрите, этой девушке сегодня исполнилось пятнадцать лет! Но, видимо, её голова ещё глупа! Что ж, если она не понимает ни слов, ни щётки, то я должна научить её по другому. Через попу голова умнее будет!

Пока Нэнси говорила свой монолог, Том принёс длинный и тонкий шнур, а также лавку вместе с высокой тумбочкой. Он разложил на тумбочке четыре кусочка мыла и баночку вазелина. Нэнси подвела упирающуюся девушку и велела лечь на лавку.
-За то, что ты не слушаешься, ты получишь ещё одну порку! И я тебя уверяю, боль будет нескончаема!- по кивку жены Том сорвал юбку с Джейн и передал Нэнси шнур.

Нэнси часто упражнялась на племяннице и довела порку до совершенства, за минуту она могла дать до 70ти ударов. Джейн попыталась просить прощения, но тут же несколько ударов шнуром по губам.
-Будешь молить о пощаде — получишь втрое больше. И не только по твоей вертлявой заднице!..

Нэнси начала с силой, будто на время, хлестать шнуром провинившуюся именинницу, а трусики Джейн, висевшие на лодыжках, отлетели в кусты. Девочка, забыв про возраст и гордость, орала и плакала. После шестидесяти ударов по каждой некогда белоснежной булочке тётя взяла кусочек мыла с тумбочки и начала вкручивать его в анальное отверстие, говоря:
-Ты гадкая, непослушна девчонка! Думаешь, тебе можно всё? Думаешь, я тебя в пятнадцать не высеку? Да я тебя и в двадцать, и в двадцать пять, и при парне, и при муже, и при детях.. Поняла, дрянная девка? Видимо, только таким способом можно привить тебе настоящие ценности.
Джейн завеляла попой, пытаясь освоботиться, прикрыла попу руками и стала вытаскивать мыло, но Нэнси ударила её по рукам шнуром.
-Тётя Нэнси, не надо, шипле-е-ет!!!
-А хрюкать можно? А задницу трогать надо? Ну? А, может, нужно, может, можно заливать чужие платья?! — каждый вопрос сопровождался хлёстким ударом шнура, а каждое «можно, нужно, надо» двумя резкими шлепками и хлёским ударом шнура, будто выделяя эти слова,- и щипать тебе должно. Ты виновата! Руки убери!
Джейн ревела. Тётя наконец докрутила мыло и взяла шнуры… после дополнительных ударов, ревущую Джейн наклонили через тумбочку и за шнур взялся Том.Он, как и Нэнси, выдал «шесдесят горяченьких» и, смазав попку вазелином, вставил туда ещё кусочек мыла… Джейн понимала, что при порке надо расслабиться, но из-за двух щиплющихся кусочков мыла, она напрягалась ещё сильнее.

После такой экзекуции Нэнси велела снять Джейн верх, принести таз с водой и мылом и новое платье, а затем спросила:
-Ну, что? Ты поняла, что ошиблась?
-Да, мэм…
— Я не слышу!
— Да, мэм, я поняла, что ошиблась и больше так не буду…
-Отлично. А как поступают с непослушными и гадкими девочками?
-Их порят кнутом и шлёпают при гостях… в любом возрасте…- эту фразу Джейн сказала тихо, почти шёпотом.

Когда все указания были исполнены, и голая имениница принесла платье, ей было велено подарить это платье мадам, которую Джейн случайно облила, и просить прощения на коленях.
-А теперь, когда ты извинилась, выстирай прямо здесь и сейчас это платье в тазу!- строго сказала Нэнси.
-На руках?-изумилась девушка. Она не привыкла стирать, тем более, что дома была стиральная машина.
— Я тебя сейчас так руками отстираю по заднице! И стирай попой к нам, не прикрываясь!

Джейн склонилась над тазом и горько заплакала. Это унижение видели все её подруги. После нескольких окриков тётки она начала стирать, как вдруг подпрыгнула от неожиданности. Это Том без предупреждения резко вставил кусочек мыла, Джейн взвыла, обернулась и жалостливо посмотрела на гостей и родственников. Нэнси с дамами чопорно пила чай, Том улыбался, а подружки смеялись. Джейн попыталась представить, как выглядит выпоротая задница с торчащим куском мыла, но ей не захотелось смеяться, ведь это была ЕЁ попа! А со стороны, наверное, вид у неё ( несчастной девушки) был жалкий и немного комичный!»Вот если их пороли бы так!»- думала Джейн. После того, как платье было постирано, Нэнски встала и сказала:
-До конца для ты не получишь ни крошки с праздничного стола! Это РАЗ. А ДВА: ЭТО СЛЕДУЮЩЕЕ, До конца дня к тебе могут подойти любые наши гости и наказать тебя до 40 щёток за раз по одной булке! А первой будет Мадам Брайн, которая может наказать тебя по любому!(та, которой Джейн залила платье вареньем, а потом ещё и так унижалась?!) Прошу Вас!

Мадам Брайн не без удовольствия велела Джейн вымочить ремень в кипятке и лечь к ней на колени. И вскоре бедняжка Джейн убедилась, что эта чопорная молчаливая дама шлёпает гораздо сильнее, чем Нэнси со щёткой и Том с проводом вместе взятые.

А может эй так больно после шнура, щётки и крапивы? Шлепки сыпались градом и внезапно прекратились.
-Теперь ты будешь считать удары!- прозвучал противный голос Брайн.
-Один… Два! Ой! Четыре!…
-Не считается! Заново
-Простите! оЙ! Ой! Один! А—ДВА-АА! Три! Ой-четыре!!!! А-А-А-А-ПЯТЬ!…

На пятидесяти шлепки прекратились, и голос прозвучал:
-Теперь вынь ремень из кипятка и иди в дом! Не хочу, чтобы ты орала на улице…
Джейн послушно всё сделала. Мадам Брайн села на стул и многозначительно посмотрела на девочку.
-Ложись и не смей кричать! Ты получишь ровно пятьдесят ремнейпо каждой ягодице, а если будешь кричать, спорить, умолять о пощаде или вырываться — получишь 100!

Резкая боль от ожога и боль от хлёсткого удара ошпирили бедные ягодицы, Джейн рычала, кусала губы и, не выдержав, закричала. Мадам Брайн остановилась и отгнула голову девушки, затем ошпирила её губы ремнём и продолжила пороть. После ста ударов горячим ремнём по каждой ягодице, попа стала покрываться волдырями и приобрела синеватый цвет, а некоторые синяки стали чёрными и большими.

После порки на Джейн надели фартук и заставили прислуживать за столом, а мадам Брайн при каждом удобном случае щипала девушку за ягодицу и спрашивала, мило улыбаясь:
-Ну, милочка, будешь шалить ещё?

Автор: Аноним

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Похожее

Оргазм под розгами ~ Проза (Эротика)

Вы когда-нибудь занимались сексом после того, как Ваш партнер хорошенько отхлестал Ваше прекрасное,жадущее любви и ласки тело ремнем, а еще лучше, розгами? Почти наверняка такое удовольствие Вам незнакомо. Более того, сама идея порки, как способа получения острейшего сексуального удовольствия, вызывает у большинства из Вас в лучшем случае недоумение. Каждому свое…Хотя если Вы любите парную с хорошим веником, уверена, что неоднократно испытывали приятное возбуждение в том, самом интимном месте, когда партнер хлестал Вас по распаренным ягодицам, и если после этого Вы имели секс со своим партнером, то он наверняка был особо ярким, а оргазм феерическим. А у мужчин в процессе массажа наблюдалось существенное увеличение в объеме того замечального органа, который проникает в нас, доставляя взаимное наслаждение.

Впервые навязчивая идея познакомиться с воздействием классических березовых розг на мое прекрасное, жаждущее и ласки, и хорошей порки одновременно или поочередно тело, появилась у меня лет в 15 В это время оно, это самое тело, было отлично знакомо с папиным кожаным ремнем , узеньким и очень хлестким; я периодически получала от его воздействия на мою маленькую, кругленькую практически голенькую попку, (узенькие трусики не в счет), тайное сладостное наслаждение, и иногда в кульминационные моменты воспитательного процесса, когда ремень оставлял на моем теле замечательные красные полосочки, про себя думала: а почему не розгами? Почему меня не секут розгами, как в добрые старые времена девушек из приличных немецких семей, а все время одним и тем же ремнем? Сама по себе мысль о наказании розгами возбуждала меня, отвлекала от тех неприятных ощущений, которые доставлял узкий кожаный ремень в руках отца. Папина порка была с одной стороны болезненна, а с другой дарила радостные мгновения острого сексуального наслаждения, особенно после того, как получив положенную мне порцию ремня (ровно 20 полосок) я отправлялась под душ приводить свое исполосованное тело в порядок. Сильная струя душа, охлаждающая горящее тело, массирующая самые чувствительные участки «того, что между ног», — как это было прекрасно. Именно тогда я ощутила верх сексуального блаженства, научилась доводить себя до того состояния, которое по научному называется клиторальный оргазм.

Потом я посмотрела замечательный Балабановский фильм «Про уродов и людей», где героиня, такая же как я юная девушка, может даже чем-то на меня похожая, подвергалась сечению розгами. Конечно отвратительная старуха вносила свой диссонанс, я бы предпочла увидеть в роли воспитателя высокого седоватого мужчину, красивого и элегантного, похожего на моего отца. У меня был диск с этим фильмом, я его хранила среди учебных. Не хотелось , чтобы родители увидели. Но оставшись наедине я с удовольствием пересматривала любимые сцены, раздевшись до трусиков. Пальчики левой руки в это время активно помогали мне получить максимальное удовольствие от просмотра. Кстати актриса Динара Друкарова, снимавшаяся в роли гимназистк и Лизы,в одном из интервью довольно откровенно рассказала о съемках этих сцен . И честно призналась что особого диском форта во время съемки пикантных сцен сечения розгами не испытывали, как и особой боли. Она же шутя призналась, что идея полного обнажения перед поркой принадлежала ей, по сценарию планировалось только оголить попку. но она решила что так, когда секут совсем голой, будет смотреться сексуальнее.

Я часто мечтала о том, чтобы отец модифицировал мой воспитательный процесс и отправил меня, нашкодившую, в Ботанический сад за розгами для себя любимой. Я бы постаралась…А на даче. Когда вокруг такие чудесные тоненькие прутики лозы, которые так сами и напрашиваются на знакомство с моим телом. Увы. Один раз, правда, когда я слишком достала отца, он пробурчал: Аня, вот сейчас нарежу лозы для твоей попки, узнаешь что почем. Но дальше угроз дело не пошло. Вообще у меня был выбор наказания, вместо ремня я могла на пару недель отправиться под домашний арест. Но я предпочитала получить полосатую от ремня попу, тем более что это было и больно и возбуждало одновременно.

Время от времени меня посещала шальная мысль, интересно как бы прореагировал папочка, принеси я вместо ремня связку тоненьких березовых прутиков. Мол попробуй высечь меня розгами. Но смелости не хватило, я боялась, что после такого демарша даже ремень отойдет в прошлое, а меня за все мои художества будут просто запирать на пару недель дома. Запирать, — это конечно преувеличение, но двухнедельный арест мне был бы обеспечен. Так что с розгами тогда у меня не сложилось, просто не хватило смелости. Максимум, на что меня хватило — это ввести в арсенал воспитательных домашних средств плетеный кожаный ремень, которым меня впервые наказали, как раз 15-летнюю дуру, чуть не утонувшую по собственной глупости.

Увы, мои желания подвергнуться домашнему наказанию настоящими березовыми розгами так и остались сладкими грезами активно маструбировавшей девушки-подростка. Ему (отцу) вполне хватало и ремня, чтобы направить меня на путь истины. Мне, честно говоря, тоже. Просто хотелось чего-то большего, «изысканного и возвышенного». Иногда, когда отец полосовал мою нашкодившую попку привычным кожаным ремнем, и я чувствовала как приятное томление внизу живота все наростает и наростает, я начинала грезить о розгах. О том, как было бы здорово лежать сейчас на скамеечке, голенькой, выставив попу, а мой любимый отец сек бы меня пучком березовых розг в добрых старых традициях. Такие мысли почему-то часто навещали меня именно во время домашней порки, создаваля дополнительное давление на нижнюю часть моего маленького секси-животика. Вообще я заметила, что эротические мысли во время порки очень способствуют отвлечению от боли. Жаль, но с розгами в моем воспитательном процессе как-то не сложилось. Правда как-то уже взрослой почти замужней дамой, общаясь с папой на темы моего воспитания, я заметила, что отец меня мало порол. Надо было больше и розгами. Отец задумался, рассмеялся и добавил: хорошая идея. Надо будет поговорить с твоим Кристианом и обсудить ее. Если ты не против. Я была совсем не против, но скромно промолчала, тем более что к тому времени розги стали частым атрибутом в наших постельных играх.

Прошли годы. В моей жизни появился обожаемый Мужчина. Он принял меня такой как я есть, включился, и не без удовольствия, в мои эротическиме забавы. Вернее сказать наши утонченные игры. Крис довольно быстро освоил искусство порки меня ремнем, в разных позах с разной силой. Сперва, он правда, немного робел и стеснялся пороть меня в полную силу до появления характерных полос и вздутий на моем теле. Однако довольно быстро вошел во вкус, после порки секс был особенно огненным.

Но потом наступило лето, лето нашей бешеной всепоглощающей любви. Все началось в Гидропарке, где мы проводили свободное время. Просто удивительный остров посередине Днепра поразил его и на некоторое время стал излюбленным местом наших игр. На спортивной базе мы снимали домик, место где можно было просто отдохнуть, выпить прохладного шампанского. Благо на базе был холодильник. Крис намазывал мои бедра, попу, вагинку расплавленным от жары шоколадом, я поступала аналогично с его членом. А потом мы слизывали шоколад с наших тел, дополняя удовольствие глотками холодного Новосветского Брюта. Кристиан проникся этим чудесным напитком, по своим качествам не уступающим ни Дон Периньону, ни Мадам Клико.
И розги, тоненькие ивовые прутики, в обилии произроставшие вокруг. Эта часть Гидропарка использовалась как нудистский пляж, так что мое облачение в виде узеньких символических трусиков никого не смущало. Ну и еще шелковый платок вокруг бедер. Но это после порки, чтобы скрыть следы. А сначала — на полянку среди зарослей ивы. Крис аккуратно срезает прутик, гибкий и хлесткий, обрывает листики. Я в это время нагло засунув руку в трусики мастурбирую, смотря в глаза Любимого. Он подходит ко мне, снимает или не снимает — это его прерогатива, с меня трусики , я нагибаюсь или становлюсь на коленки, характерный возбуждающий свист… Крис начинает разрисовывать розгой мои ягодицы и бедра. Получается прекрасный эротический рисунок, намного более сексуальный чем любое тату. От тонких ивовых прутиков на коже остаются красные полосочки, если ударить посильнее — полосочка вздувается. Это как раз то, что надо. Тело горит, я хочу секса, очень хочу, невероятно хочу. Я животное, я самка, которую сейчас будет ****ь, именно ****ь, ее любимый самец.. Мои соски вырываются из орбит груди, я теку, я вся покрыта испариной. Наконец ОН входит в меня. Как правило, я становлюсь раком, иногда Крис берет меня на весу. Но это редко, высеченная попа уже печет и прикосновение к ней отвлекает. Как-то я заметила в кустах наблюдателя, он любовался зрелищем нашего секс-балета и доставлял сам себе удовольствие. Наши глаза встретились, и я получила фантастический заряд эротической энергии. Действительно фантастический, в тот момент волнообразный оргазм накрыл меня. Эти ивовые розги в Гидропарке были реализацией эротических желаний 15-летней сексуально озабоченной Ани, мечтавшей о том, чтобы ее высекли именно розгами.

Потом мы возвращаемся в нашу дневную обитель. Я, честно признаюсь, обматываю платок вокруг бедер, чтобы не «смущать» окружающих. Понимаю, что бред, что это комплексы, но почему-то следую нормам какой-то непонятной морали. Хотя перед этим с удовольствием отдавалась Любимому на глазах постороннего мужчины.

А идея продефилировать по пляжу, хоть и нудистскому, со свежевысеченной розгами попкой сидит во мне, но реализовать ее не хватает смелости. Все эти проклятые комплексы. Я всю жизнь была против них, но остаюсь заложницей каких-то «правил приличия». Хотя ничего «неприличного» в стройной девушке на которой одеты трусики-ниточки и оголенная пола вся покрыта красными полосками от розги на мой взляд нет. Должно смотреться очень и очень сексуально. Но до сих пор не набралась смелости реализовать задуманное. В теплое время года мы с Кристианом любили уединиться на зеленых Днепровских склонах. Какие там ростут замечательные прутики,гибкие и хлесткие. А как приятно было лечь на колени Любимого, задрать коротенькую юбочку и лежа получить порцию жгучих поцелуев. А потом побыстрее домой, предаться радостям любви и ласки. Трусики я после такой экзекуции на склонах разумеется снимала, ходить в мокрых трусиках вредно для здоровья. Весь кайф состоял именно в разнесенной по времени порке и сексе, и когда я возвращалась домой с попкой покрытой вздувшимися пекучими полосками, это было непередаваемо, как и последующий секс.

Мужчины, читающие эти строки! Вы даже не можете себе представить что такое настоящий волнообразный оргазм, начинающийся в вагине, уходящий вглубь матки, а потом возвращающийся обратно. Такое себе интровагинальное цунами. Ну а женщинам я искренне желаю почаще чуствовать то, что я ощущала в эти моменты. Кристиан мне рассказывал об энергетической силе природы, об островках — сгустках энергии. В Норвегии люди верят в энергетическую силу природы, по сути языческие взгляды, обожествление природы им близко по духу. И никакое искусственное охристианивание, противоречащее самому духу викингов-воинов, не смогло сломать силу древних скандинавских верований. Гидропарк — это было как раз такое волшебное место.
Не так давно я спросила маму, где я получила путевку в жизнь. Оказалось на Трухановом острове, это по сути тот же Гидропарк. Так что может быть любовь к сексу на природе заложена во мне генетически. Ну а любовь к розгам — это от далеких прабабушек остзейского происхождения, которых несмотря на голубую кровь регулярно потчевали «березовой кашей».

Березовая класссика вошла в наш быт попозже. Как-то в супермаркете, покупая какие-то хозяйственные товары, мы набрели на настоящие розги. Вернее не совсем розги, просто березовые веники, какими метут улицы. Цена смешная — 2 гривны за веник. Я купила пару. И по возвращении домой тут же занялась рукоделием. Выбрала из веников несколько тоненьких гибких прутиков, перевязала их веревочкой, подравняла, чтобы были одинаковой длины, и еще обмотала концы тонкой кожаной лентой, создав удобную рукоятку. Дальше в ведро с горячей водой на пару часов. Так что вечером я имела удовольствие откушать превкуснейшей «березовой кашки». Впечатлило и очень возбудило. Вроде как и прутики тоненькие, и от удара никаких особых вздутий на коже не наблюдается, только приятно обжигает. И сразу хочется раздвинуть ноги пошире и принять в себя Любимого. После 10 розг я стала умолять Кристиана, чтобы он прекратил экзекуцию и взял меня. Он приостановился, попробовал какая у меня мокрая вагинка, поцеловал ее, вернул меня в прежднее воспитательное положение (раком хорошо не только трахаться, но и получать розгами), и со словами: терпи дорогая, выдал оставшуюся десятку. Зато потом как я кончала… кончала и еще раз кончала…А когда садишься в позу наездницы, наклоняешься к Любимому каcаясь своими сосками его груди, а он в это же время сечет твою попочку и бедра тоненьким букетиком розг. Каждый удар ощущается моим нутром, от него передается Крису, его член посылает импульс моей мокрющей и перевозбужденной писечке… 5, максимум 8 минут такого наслаждения и мы кончаем вдвоем одновременно. И улетаем на небеса.

Потом мы пробовали розги с вибратором. Когда я учила норвежский язык, по правилам «старинной школы» основным средством воздействия на меня служили опять же березовые розги. Методика обучения была простая: ученица Анечка, одетая в одни символические трусики, читает текст или ведет беседу со строгим учителем Кристианом. И за каждую допущенную ошибку должна встать из-за стола, облокотиться и получить удар пучком розг. После пяти ошибок я уже не садилась и продолжала учиться стоя. Урок продолжался час, попа моя к концу занятий бывала красная-красная, со вздувшимися полосками. Но это мне нравилось, особенно после того, ка строгий Учитель превращался в любимого мужа. розгопедагогика — великая сила!
Зато теперь мой бокмол безупречен, а свекр просто тает, когда я с ним веду беседу на литературном нюноршке. Как настоящая норвежская националистка, что верно по сути.

Иногда розги гуляют не только по моей попе и бедрам, но и по спине. Они не травмируют, но создают определенно приятные ощущения, когда ты стоишь в позе догги, и ко внутреннему удовольствию добавляются обжигающие поцелуйчики спины и плечей. А после порки провести несколько раз кусочком льда по разгоряченному телу… В общем вариантов масса. Когда нибудь напишу целый трактат о розгах в эротических играх. Со временем я узнала что в эротических забавах скандинавских женщин березовые розги играют не последнюю роль. Так что Кристиан не открыл Америку.

В Норвегии я познакомилась с можжевельником. Сауна без можжевеловых веток — это не сауна. Этот запах, эти нежные похлестывания по телу…В общемя была готова отдаться тут же. Правда массировала меня, или правильнее сказать нежно секла, сестра Кристиана. А его мама распаренная сидела рядом и спрашивала меня: как ощущения. Я честно призналась: как в раю. Это действительно было божественно. Потом все дружно смеялись и пили водку за то, что я становлюсь настоящей норвежской женщиной. Можжевеловый опыт я перенесла в Киев. Пара моих подруг по фитнесу были в восторге, одна из них честно призналась: чуть не обкончалась от кайфа. Но назвать это настоящей поркой розгами нельзя, скорее очень возбуждающий эротический массаж.

Потом был Лондон. Эль » Wild Cat», много эля, Сохо, секс-шоп, продавщица — девушка из Польши, покупка тоненькой английской ротанговой розгочки. Я в ударе, спрашиваю продавщицу какую розгу она нам посоветует. Дескать мы с мужем договорились что он будет меня теперь пороть и вот нужно подобрать правильную розгу. Я говорю по польски, продавщица смущается краснеет, но в итоге я становлюсь обладательнией отличной тоненькой розги, гибкой и хлесткой. На прощание продавщица желает нам приятных вечерних развлечений (розваг по польски). Польский я выучила за месяц, когда у нас была институтская стажировка в Кракове. Поляки мне понравились, веселые и остроумные люди, особенно молодежь.

Я выхожу из магазина в мокрых трусиках. В подворотне снимаю их , вытираю ими то самое место. Я читала, что в Японии очень популярна охота за ношеными женскими трусиками. Думаю, за те мокрые трусики какой-нибудь любитель отвалил бы мне немалую сумму. В отель, скорее в отель, за новыми ощущениями…По вечернему Лондону в короткой юбке без трусиков, с розгой в пакете из которого выглядывала загнутая ручка. Это было потрясающе!

Вот и наш номер. Благо отель в Сент-Джеймсе, не очень далеко расположен от Сохо. Я сбрасываю юбочку, футболку. И совершенно голая становлюсь возле комодика в номере, облакачиваюсь на него, выставив попку навстречу новым ощущениям… Крис раздевается догола. Я люблю когда он порет меня голым: оба участника этого прекрасного действия должны быть в равнх условиях, и меня очень волнует когда его члет в процессе порки начинает увеличиваться в размерах. А пороть меня нужно голой, или, еще лучше, в символических маленьких трусиках. Это очень фетишно, для меня сильный сексуальный возбудитель. Опять же, как мне не хватает японского колекционера. Трусики, мокрые, в которых их владелица была подвергнута наказанию розгами. очень креативный и привлекательный лот для какого-нибудь аукциона, особенно если приложить фотографию моей попки, исполосованной розгами, именно в этих трусиках… мысли, мысли в ожидании первого удара.
Свист, и дикая тупая боль обрушилась на мою попочку. Еще удар, и опять дикая тупая боль. Боль, которая уходит куда то в глубину тела, не вызывая на тот момент никаких эротических ощущений. Ощущения совсем не такие, как когда тебя секут ремнем или пучком распаренных розг, даже ивовый прут чувствуется менее остро; тогда после первых ударов начинаешь ощущать приятное томление в низу живота, клитор наливается, вагиночка становится мокрой. Нет тут этого эффекта не было. Была тупая ноющая боль,где-то скорее похожая на ту, что ощущаешь когда теб во время спарринга ударяют по бедру, уходящая вглубь мое попочки, но никак не достигавшая жаждущей острых ощущений вагины. Вспомнились и уколы внутримышечно. В общем минимальную порцию — 6 ударов розгой я перенесла без ожидаемого удовольствия. Единственное, что понравилось — это красивые и очень фетишные следы на теле, тонкие красные вздувшиеся полоски. Кристиан понял, что переборщил и начал всячески ублажать мою мокрющую прелесть. Несмотря на сильную боль она была все равно мокрая и готовая к приему своего лучшего другаю Где-то минут через 15-20 боль постепенно отступила, появилось даже некое легкое возбуждение, но непреодолимого желания отдаться Любимому, которое у меня обычно возникает в процессе порки, не было. Кристиану пришлось хорошо потрудиться, не только и не столько своим мужским достоинством, сколько языком и зубками. В итоге оргазм был и очень яркий.
Утром следы были красивые, очень и очень возбуждающие; еще сохранилась припухлость, но Кристиан хорошо поработал языком и членом над моей огненной попочкой, в общем секс после этого получился неплохой. Хотя когда он слишком сильно входил в меня, касаясь высеченной попы, было больно. Мне почему-то подумалось, что прагматичные англичане и ввели наказание этой школьной розгой, дабы уменьшить эротический эффект от обычной «традиционной порки» розгами.

Еще каких-нибудь 30-40 лет назад такая порка была обычным воспитательным средством в закрытых элитных частных школах. Может потому, что ко всему привыкаешь, а потом это начинает приносить и удовольствие, среди английских женщин так много сторонниц секса с элементами мазо. Есть даже специальные салоны, в которые преуспевающие бизнес-вимен периодически приходят окунуться в обжигающий мир английской розги. Очень хороший способ снятия стресов. И опять же, вследствии привычности применения розги, отсутствовал эффект «стыда» от телесного наказания.

Потом, по возвращении в Киев спустя некоторое время мне опять ахотелось отведать «английской классики». На этот раз получилось поприятнее, и экзекуция очень меня возбудила…То ли настроение было соответствующее, то ли поза при порке ( я легла на спину, подняла ноги вверх и чуть-чуть согнула их в коленях) оказалась более возбуждающей. А може и Кристиан постарался доставить мне максимальное удовольствие, чередуя розги с утонченными ласками языком того самого места. Сочетание порки и куни оказалось очень и очень…

Меня иногда спрашивают: что я чувствую когда меня секут розгами? Кратко — ловлю кайф. Во-первых я отдаю свое тело в руки любимого мужчины. Во-вторых розги, как элемент эротической игры, резко усиливают мою сексуальную активность, возбуждают. Есть и элемент фетиша: я начинаю «заводиться» уже на стадии подготовки к порке. Ну и последнее — это просто психологическая разрядка для меня. Когда на душе скверно, хочется бросаться на людей, нет лучшего средства , чем раздеть именя и хорошенько высечь розгами. В крайнем случае ремнем. А потом любить мое исполосованное тело нежно-нежно. И тогда я опять прихожу в норму. Ничего не могу с собой поделать. Так уж устроена моя психофизиология. Именно психофизиология, потому что я не знаю где заканчивается психология и начинается физиология, или наоборот.
Вообще розги воспринимаются гораздо острее ремня, разве что узкий плетеный ремень может с ними посоперничать. Розги болезненнее, но при порке быстрее наступает этакое предоргазменное состояние, когда чувствую как внутри меня, в низу живота заложена взрывчатка, или нет, скорее какой-то шар, который давит на меня изнутри и во-вот готов взорваться. Это состояние невозможно описать, его можно только прочувствовать.
Первые розги — это боль, обжигающая как кипяток, потом начинается обратная реакция организма, постепенно боль отступает, появляется приятное жжение на теле, горячее, проникающее внутрь моей возбужденнной вагины. Иногда посредине порки мы делаем перерыв, мой любимый ласкает меня, доводит до грани… и опять берется за розги. Зато потом, после того как я получила полную порцию (обычно 20 ударов, иногда больше) и мы предаемся сладострастным радостям взаимной любви…
Являюсь ли я «классической мазохисткой»? Нет, ни в коем случае. Я не терплю унижения, морального насилия над собой, тем более физического. Под розги я всегда подставляю свое тело добровольно,сама этого хочу. Как в свое время периодически хотелось получить папиного ремня. Как-то вот так…

Наверное некоторые, прочитавшие это «творение» будут в ужасе. Действительно баба с жиру бесится. Так может надо драть ее по жопе, только не с какими-то там эротическими прибамбасами, а простым солдатским ремнем с пряжкой, чтобы жопа в герб социалистической страны превратилась: красная и вся в звездах с серпами-молотками. Нет, не надо такой жести… Позвольте моей нежной и вертлявой попочке оставаться красиво разрисованной тоненькими эротическими полосочками, которые так любит целовать мой Ненаглядный и любимый муж.

Постскриптум. Недавно на каком-то сайте я нашла очень забавный ролик. Молодую московскую актрису разложили на скамейке и порят ремнем. Попа оголена, ремень гуляет… Финальная сцена: барышню спрашивают, что она испытала после порки. Ответ однословный: оргазм.

Порка в 17 — Истории о порке, картинки наказаний, спанкинг арт, видео порка бесплатно — сайт для тех кто в теме

Мы переехали из России в Америку не так давно- три года назад. Приехав туда, мама сразу сказала, что воспитывать меня будет по «американским методам» и даже, если надо будет выпорет меня на улице. В принципе, я послушная девочка. Мамино мнение у меня в приоритете., учусь хорошо… Но иногда мои редкие «выкидоны» заходят слишком далеко. Дома – в России – мне попадало ремнём один раз от папы, когда мы жили вместе. Мама в обще против физических наказаний, но если её вывести из себя…

Помню один раз, когда меня высекли два раза за день. Это была моя первая порка в Америке. Кстати предпоследняя. Это было летом.

Один раз на людях с мамой (мне 17 лет) я ругнулась матом по-русски. У мамы округлились глаза, а затем она зажмурилась. Американцы, как не странно, очень хорошо знают русский мат, и, поэтому, к нам сразу же подошла Американская подруга мамы – сослуживица – и говорит

-Не знаю, как вы, мэм, а я бы с неё кожу содрала, будь это моя дочь!

Мама спокойно ответила:

-Я её выпорю. Но потом…

О! это страшное «потом». Никогда не знаешь, когда именно оно наступит…

Прошли недели. Инцидент мной забылся… Раз я собиралась на дискотеку, надела платье короткое. Мы с мамой договорились, что я иду только в том случае, если там будут взрослые знакомые. Ну я мама наврала, что всё ок, и взрослые будут. В общем, переодеваюсь в комнате, тут заходит мама с деревянной лакированной щёткой и говорит:

-Готовь попу!..

-мама! За что? Как?! Мне уже 17! У меня через два часа вечеринка!

И холодный ледяной голос:

-Это «ПОТОМ», ЗА тот мат…

Я поняла, спорить бесполезно. Легла к маме на колени. Боже, как стыдно! Меня взрослую девушку будет пороть по голой и девственной попе… Мама стянула мне ноги тугой резинкой и размеренно начала наносить удары. Я никак не ожидала, что небольшая щетка способно причинить ТАКУЮ боль. Боль. Жгучая . тупая боль. Это был словно ожоги, падающие со второй космической. Я кричала.

И вдруг звонок в дверь. Мама спокойно переложила меня на кровать и вышла, закрыв дверь. Лежу и растираю ягодицы.

«А Л*(моё имя) выйдет? Мы её ждём в машине внизу!»

-конечно,-отвечает мама,- она уроки делает. Ещё минут десять-пятнадцать. До свидания.

И МАМА ВЕРНУЛАСЬ. Она завела таймер на 10 минут и нажала «старт». Затем встал надо мной и продолжила хлестать по моим булкам. А я продолжила орать и пыталась закрыть попу руками, за что получала по рукам. Когда таймер зазвенел, она сложила щетку и сняла резинку, сказав:

-твоя попа приобрел цвет щётки – красная и с синяками. Вставай и иди…

Когда я выходила на улицу, мама спросила:

-А взрослые точно будут?

-Да,- кинула я через плечо и убежала.

Ехать на выпоротом заде (он увеличился в размере, и трусы сильно сжимали его, будто были малы) было трудно, но я терпела.

Танцевать было ещё труднее. Но если бы я не танцевала, ребята что-то заподозрили бы!

Вдруг дверь открылась и появилась …мама! Разъярённая мама. Она пробралась сквозь толпу и схватила меня за локоть. Мило распрощавшись с хозяевами, она сказала, что у меня репетитор, и увела. Домой мы ехали молча. Мама с ледяным спокойствием, я – на иголках.

Дома мама закрылась на ключ и вырубила домофон:

-Видимо ты не поняла, что материться и врать маме нельзя! Там были взрослые?

Я ватным языком пролепетала:

-были… но ушли…

-Врёшь!-мама ударила меня по щеке. – раздевайся! Живо.

Я медлила.

-Я тебя сама сейчас раздену, будет хуже! Раз… два…- я медленно сняла платье и потупилась,- три!- мама сдёрнула с меня колготки и трусы со всё ещё опухшего зада. – Иди в комнату…

Я пошла и легла на кровать. Мама вернулась почти сразу. В руках её я заметила хлыст для лошадей, который весел в гостиной. Мама также скрепила руки и ноги мои резинкой и начала… от шоковой боли я не смогла даже закричать. На заду, я чувствовала, вспух рубец… только с третьего удара я обрела голос и заорала:

-прости!!!!

Зад горел огнём… а боль нарастала и нарастала. Вдруг я почувствовала боль ниже попы, на бедре. Хлесть, хлесть, хлесть! Я даже охрипла от крика. Наконец мама закончила и подвела меня к трюмо. Я осмотрела свой красный и синий зад, свои бедра и ляшки…

-ты будешь врать?

-нет…

-А материться? Не слышу !

-нет, прости…

Мама шлёпнула меня рукой и ушла. А я осталась с опухшим задом думать о своём поведении…

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Похожее

Читать онлайн «Сборник рассказов о порке» — RuLit

Слышу скрежет ключа в замочной скважине, ну вот и все. Уже совсем скоро я буду визжать от боли в «комнате под лестницей». Я так подозреваю, что раньше там была спальня моих родителей. Это просторная квадратная комната с прекрасным видом из окна, отделана красным деревом, в ней очень тихо и звуки, раздающиеся в этой комнате, не слышны больше ни в одной точке нашего просторного дома. Здесь же есть своя туалетная комната.

Отец мой умер много лет назад, и я его почти не помню – мне было всего 5 лет, когда это случилось. Мы с мамой живем на втором этаже, слуги занимают левое крыло первого этажа. А с этой комнатой я познакомилась, когда пошла в школу, хотя, впрочем, не совсем сразу.

Дело было так: я получила запись в дневнике – не выучила стихотворение, я даже и предположить не могла, чем это мне грозит! Мама, конечно, предупреждала меня, что учиться я должна только на «Отлично», что у меня есть для этого все данные и все условия, что она одна занимается бизнесом, тяжело работает, не устраивает свою личную жизнь – и все это ради меня. От меня же требуется – только отличная учеба и послушание. Присматривала за мной няня, она же и уроки заставляла делать, хотя мама говорила, что я должна быть самостоятельной и ругала няню за то, что она меня заставляет, считала, что я с детства должна надеяться только на себя, и учиться распределять свое время. Вот я и «распределила» – заигралась и забыла! Мать пришла с работы и проверила дневник (она это не забывала делать каждый день). Потом спокойным голосом сказала мне, что я буду сейчас наказана, велела спустить до колен джинсы и трусики и лечь на кровать попой кверху, а сама куда-то вышла. Я, наивное дитя! Так и сделала! Я думала, что это и есть наказание – лежать кверху попой!

Но каково же было мое удивление, когда через несколько минут, мать пришла, а в руках у нее был коричневый ремешок! Она сказала, что на первый раз я получу 20 ударов! В общем, ударить она успела только 1 раз. От страшной, не знакомой боли я взвыла, и быстренько перекатилась на другую сторону и заползла под кровать. Это произошло мгновенно, я сама от себя этого не ожидала! И как она не кричала, не грозила – я до утра не вылазила от туда. Там и спала. От страха не хотела ни есть, ни пить, ни в туалет.

По утрам мать рано уезжала, а мной занималась няня. Няня покормила меня и проводила в школу. Целый день я была мрачнее тучи, очень боялась идти домой, но рассказать подружкам о случившемся – было стыдно. Уроки закончились, и о ужас! За мной приехала мать.

Поговорив с учительницей, она крепко взяла меня за руку и повела к машине. Всю дорогу мы ехали молча. Приехав домой, я, как всегда, переоделась в любимые джинсики, умылась и пошла обедать, пообедала в компании мамы и няни и, думая, что все забылось, пошла делать уроки. Часа через два, когда с уроками было покончено, в мою комнату вошла мать, и спокойным голосом рассказала мне о системе моего воспитания, что за все провинности я буду наказана, а самое лучшее и правильное наказание для детей – это порка, так как «Битье определяет сознание», и, что моя попа, создана специально для этих целей. Если же я буду сопротивляться ей, то все равно буду наказана, но порция наказания будет удвоена или утроена! А если разозлю её, то будет еще и «промывание мозгов».

Потом она велела мне встать на четвереньки, сама встала надо мной, зажала мою голову между своих крепких коленей, расстегнула мои штанишки, стянула их вместе с трусами с моей попки и позвала няню. Няня вошла, и я увидела у неё в руках палку с вишневого дерева. Конечно, я сразу все поняла! Стала плакать и умолять маму не делать этого, но все тщетно. Через пару секунд – вишневый прут начал обжигать мою голую, беззащитную попу страшным огнем. Мать приговаривала – выбьем лень, выбьем лень. А я кричала и молила о пощаде! Меня никто не слышал. Но через некоторое время экзекуция прекратилась. Моя попа пылала, было очень-очень больно и обидно, я плакала и скулила, но отпускать меня никто не собирался. Мама передохнула, и сказала, что это я получила 20 ударов за лень, а теперь будет ещё 20 за вчерашнее сопротивление. Я просто похолодела от ужаса! А вишневый прут опять засвистел с громким хлопаньем опускаясь на мою уже и без того больную попу. Я уже не кричала, это нельзя было назвать криком – это был истошный визг, я визжала и визжала, мой рассудок помутился от этой страшной, жгучей, невыносимой боли. Казалось, что с меня живьем сдирают кожу. Что я больше не выдержу и сейчас умру!! Но я не умерла…

Порка закончилась, и меня плачущую, со спущенными штанами, держащуюся за попу обеими руками, повели в ванную комнату. Няня велела мне лечь на живот на кушетку, я легла, думала, что она сделает мне холодный компресс, думала, что она меня пожалеет, но не тут-то было.

Она стянула с меня болтающиеся джинсы и трусы и заставила встать на четвереньки, я взмолилась и взвыла одновременно! Думала, что меня снова будут пороть.

Но, как оказалось, мне решили «промыть мозги»! Мне стало еще страшнее! Я не могу передать словами свой ужас от неизвестности и боязни боли! В тот же момент в дырочку между половинками моей истерзанной попы вонзилась и плавно проскользнула внутрь короткая толстая палочка, я закричала, больше от страха, чем от боли, а мама с няней засмеялись. В меня потекла теплая вода, я почти не чувствовала её, только распирало в попе и внизу живота, а я плакала от стыда и обиды. Через некоторое время страшно захотелось в туалет. Но мне не разрешали вставать, а в попе все еще торчала эта противная палочка, а няня придерживала её рукой. Наконец мать разрешила мне встать и сходить в туалет.

Это наказание я помнила очень долго.

Я всегда во-время делала уроки, все вызубривала, выучивала. Часами сидела за уроками. Я всегда была в напряжении и страхе. Повторения наказания я не хотела. Так прошло три года. Начальную школу я закончила блестящей отличницей с отличным поведением. Мама была счастлива!

Вот я и в пятом классе. Новые учителя, новые предметы. Первая двойка по английскому языку…

Дома я все честно рассказала маме, и была готова к наказанию. Но в тот вечер наказывать меня она не стала. Я думала, что она изменила свою тактику моего воспитания. Сама я стала очень стараться и скоро получила по английскому четверку и две пятерки!

Неожиданно в нашем доме начался ремонт, как оказалось, в комнате, о существовании которой я не подозревала. Она располагалась под лестницей и дверь её была обита таким же материалом, как и стены, поэтому была не заметной. Через неделю ремонт закончился. Привезли какую-то странную кровать: узкую, выпуклую, с какими-то прорезями и широкими кожаными манжетами. Тогда я думала, что это спортивный тренажер – мама всегда заботилась о своей фигуре.

Еще дня через три меня угораздило получить тройку по математике и знакомство с «комнатой под лестницей» состоялось!

Вечером, после того, как мать поужинала и отдохнула, она позвала меня в новую комнату. Комната была красивой, но мрачной. В середине комнаты стояла странная кровать. Мама объяснила мне, что теперь эта комната будет служить для моего воспитания, то есть наказания. Что кровать эта – для меня. На неё я буду ложиться, руки и ноги будут фиксироваться кожаными манжетами так, что я не смогу двигаться, а попа будет расположена выше остальных частей тела. В общем – очень удобная конструкция, да еще и предусмотрено то, что я буду расти. Вот какую вещь купила моя мама! Она определенно гордилась этим приобретением, как выяснилось, сделанным на заказ! Потом она показала мне деревянный стенд. На нем был целый арсенал орудий наказания! Черный узенький ремешок, рыжий плетеный ремень, солдатский ремень, коричневый ремень с металлическими клепками, красный широкий лакированный ремень с пряжкой в виде льва, желтый толстый плетеный ремень, тоненькие полоски кожи собранные на одном конце в ручку (как я потом узнала – плетка), ремень из грубой толстой ткани защитного цвета.

Потом мы пошли в ванную комнату. Здесь мама показала прозрачное красивое корытце, в котором мокли вишневые прутья из нашего сада – это розги, сказала она.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.