Айронмен дистанции – Что такое триатлон: какие дистанции бывают, как подготовиться к ironman и как стать железным человеком?

Ironman Malaysia 2018. Моя первая железная дистанция

Когда мы летели домой, то в долгом семи часовом перелёте я начал писать этот пост в блог. Но перечитать его и опубликовать руки дошли только сейчас, спустя полгода.

Когда мы летели домой, то в долгом семи часовом перелёте я начал писать этот пост в блог. Но перечитать его и опубликовать руки дошли только сейчас, спустя полгода. Ниже о том, как я самостоятельно приготовился к железной дистанции Ironman и пробежал наверное один из самых жарких стартов этой серии — Ironman Malaysia 2018.

Пара слов о том как начиналось

После двух марафонов во Вьетнаме и Малайзии я выбрал путь триатлона и конечно же железную дистанцию в качестве цели. Более подробно я писал об этом в отчёте о половинке IronStar в Казани. Казань была пробой, промежуточным шагом к большей цели. Через несколько дней после гонки в Казани я взял слот на полную железную дистанцию Ironman в Малайзии. Критерии выбора — минимум 3 месяца на подготовку b подводку к старту, 2018 год и не слишком далеко. Тайвань, Малайзия, Австралия. Потом был просмотр видео с прошлогодних гонок и муки выбора. В итоге Малайзия, тропический остров Лангкави.

Подготовка

Барнаул — это сибирский город и тренироваться вне помещения фитнес-клуба начиная с октября крайне проблематично. Лангкави — это курортный тропический остров. Приехать сюда за несколько дней до гонки — это гарантированно проиграть самому себе из-за отсутствия полноценной акклиматизации. Решение приходит само собой. Гонка 17 ноября. В конце сентября летим всей семьёй в Бангкок, оттуда на соседний с Лангкави остров Пенанг. 

На Лангкави выбор жилья ограничен и оно значительно дороже, на Пенанге этих проблем нет. Острова друг от друга находятся в 100км, климат одинаковый. Более того с балкона нашей квартиры на 9 этаже (сняли за 800$ на 2,5 месяца на airbnb) в хорошую погоду был виден остров Лангкави. Тут, на севере Пенанга я плавал, бегал, ездил на велосипеде. Вообщем, усиленно тренировался. Благо местность отличная! На дорогах 100% уважение к велосипедистам (их тут очень много), в 10 минутах от дома горный перевал с отличным асфальтированным серпантином. По периметру острова дистанция около 100км и несколько перевалов по желанию. Плавание в море не задалось, было не комфортно плавать с медузами, которые хоть и не больно, но постоянно кусали, поэтому плавал я в бассейне с несколькими заплывами с буем для плавания в море. Самая “жирная” тренировка была ровно за месяц до старта — 4 часа велосипед и 2 часа бег. (Ссылочки на Strava)

По питанию не было никаких особых графиков — ел и местную кухню в кафешках и домашнюю еду. От кофе и чая полностью отказался. После особо тяжёлых тренировок “паста пати” итальянскими макаронами, с любовью приготовленные женой :). В Азии других макарон нет :).

Особенности трассы

Лангкави — тропический остров. Температура днём +32, на солнце крайне жёстко припекает. В это время года в течении дня практически гарантированно идёт дождь, а точнее очень сильный тропический ливень. Две транзитные зоны и финиш разнесены в разные точки острова. Старт и первая транзитка на небольшом уютном пляже пятизвёздочного отеля, два круга плавания в бухте с отличной разметкой по всему периметру. Бухта отгорожена от моря двумя небольшими островами и благодаря этому волн практически нет. Затем два круга по острову на велосипеде с общим набором высоты 1600 метров. Вторая транзитка в огромном кондиционируемом помещении выставочного центра около аэропорта. Бег по полностью перекрытой трассе с отличным асфальтом, через курортную зону с выбеганием на песчаный участок длинной около километра на каждом круге. Финиш на побережье с шикарным видом на закат (если успеешь)

Регистрация, сдача пакетов и велосипеда, просмотр дистанции.

Регистрация в помещении экспоцентра, там же где и вторая транзитка. Зная азиатскую особенность в самую жару в полдень сидеть по домам — поехал как раз в полдень и не ошибся. На выдаче стартовых пакетов не было никого. Тут же отдал велосипед в сервис, чтоб настроили и смазали, пока ходил по экспо, залипал на новенькие велосипеды и крутил карбоновые колёса на керамических подшипниках, стоимостью как 4 моих велосипеда — велосипед привели в порядок, настроили и поменяли один тросик… Самое удивительное что это было бесплатно.

Трассу решил смотреть не на велосипеде. Мы по прилёту на неделю сразу взяли авто в аренду — на нём и поехали. И трассу посмотреть на предмет опасных ям и поворотов и остров поглядеть заодно для души. А остров очень красивый! Вся дистанции приличного качества асфальт — лишь на одном спуске я приметил шириной во вю дорогу неприятную кочку в закрытом повороте на спуске. Запомнил километр и на гонке несмотря на сильный дождь просто перепрыгнул её…

Сдача пакетов в транзитки и постановка велосипедов проходила в разных местах (так как транзитки разнесены). На входе в Т1 все велосипеды фотографировали, при выходе с Т1 выдавали чип. Когда за день до старта в 4 часа дня, за пару часов до закрытия Т2, я ставил велосипед, то изначально не планировал спускать колёса и оставить как есть 7 очков, чтоб с утра не заморачиваться, но после 10 минут проведённых в транзитке колёса раскалились до состояния “можно пожарить яичницу”. Решил не испытывать судьбу и стравился до 4 очков.

Про Т2 нечего особо рассказывать. Транзитка разделена на две части — для полужелезной дистанции и железной. Визуально разные входы в неё. Вообщем повесил свой пакет на крючок и уехал в гостиницу.

День соревнований

С вечера приготовил питание и изотоник, трисьют и всё остальное. Съедобное убрал в холодильник в отеле, так как без холодильника это всё в таком климате может превратится в протухшую жижу достаточно стремительно и внезапно.

Старт категории профи в 7:48, потом роллинг старт возвратных групп. Т1 закрывают в 7:15. Просыпаюсь в 5, неспешно кушаю овсянку, на цыпочках передвигаясь по гостиничному номеру, чтобы не разбудить сына. С такси решаю не заморачиваться (ой какое верное решение!!!), сажусь за руль нашей арендованной машины и еду не спеша к месту старта. Это около 25 километров. Темно, относительно прохладно. Открыл все окна, кондиционер выключен. Самочувствие на 5+, настроение на 5+, уверенности на 5+. Еду наслаждаюсь моментом, пою песни. Паркуюсь примерно в 300 метрах от старта. Народ со всех сторон стягивается. Беру пакет со снаряжением, закрываю машину, вливаюсь в общий поток атлетов, продвигающихся к старту… Хм, интересно, зачем у этого парня впереди два пакета с собой. О, у вон того… У всех по два пакета! Вообщем снова эпик фейл! Я забыл пакет с флягами и питанием в гостинице! Красавчик! Так же как и в Казани на половинке забыл трисьют — традиция! Смотрю на часы — до закрытия транзитки 35 минут. Дорога в одну сторону занимает 17 минут. Это фиаско… прыгаю за руль, АКПП в режим спорт. На серпантинах в поворотах визг покрышек и подруливание. Реально на скорости 100+ еду боком на переднем приводе микролитражки. Впереди развилка на аэропорт и… Дорогу уже перекрыли!!! Не знаю как я смог уговорить пропустить меня, но вот я уже лечу между конусов по закрытой для бегового этапа трассе. Управился за 13 минут. Дорога обратно не такая быстрая — движение затруднено потоком такси. Но это уже не атлеты, а зрители едут. До закрытия транзитки 15 минут. Аккуратно на сколько можно обгоняю всех и на серпантине снова ухожу вперёд. Паркуюсь разумеется ещё дальше. В транзитку попадаю за 10 минут до закрытия.

Одной рукой ставлю бутылки, второй рукой раскладываю питание, одной ногой качаю колёса, второй ногой уже бегу переодеваться. Вообщем успел! 🙂

Переоделся в ближайших кустах, всё таки малайзия мусульманская страна и сверкать жопой прилюдно не сильно приемлемый вариант. Крема от загара и спортивного лубриканта для подмышек и промежности не жалел. День будет насыщенным и обрести натёртости и потом мучатся не входило в мои планы.

Гидрашки запрещены. Тут никаких иллюзий потому как вода круглый год 27-29 градусов. На старте стою в середине 3 группы плавания (1:15 — 1:30), так как планирую проплыть за 1:25. Обстановочка очень душевная и на пляже 1,5 тысячи человек в ожидании очень насыщенного дня. Гул сирены, профики пошли. Потом профики женщины. За 5 минут до старта съедаю гель. Стартую ровно в 8 утра, отвесив “пятюню” ведущему.

Плавание

Темп не взвинчиваю. Иду по внутреннему радиусу. Разметка комфортная, вода мутновата, но впереди плывущего видно хорошо. Пытаюсь драфтить но не могу найти “своего” пловца. Либо уходят вперёд либо я постоянно щупаю чьи-то пятки. Зарубы нет, все ведут себя очень аккуратно и вежливо, немного замес только на первом развороте. По всему периметру трассы каяки с судьями и есть даже плоты для отдыха тем айронменам, которые видимо не очень айронмены :). Судьи в каяках постоянно свистят в свистки, потому как некоторые уходят с курса, к этому привыкаешь настолько, что перестаёшь замечать.Примерно за 300 метров до окончания первого круга слышу отчаяные крики и ОЧЕНЬ много свиста судей, все они машут руками показывая жестами уйти влево. Отхожу влево и тут же меня обгоняет группа PRO которые финишируют плавательный этап. Скорость просто запредельная — впечатляет нереально! Молотят так, как будто плывут спринт на 200 метров, а не бегут Ironman. Конец первого круга, метров 50 бег по пляжу, хватаю стакан воды — пить не хочу, но рот от солёной воды прополоскал с радостью. Второй круг ничем не примечателен, кроме того что в одном месте немного уплыл в сторону. За 300-400 метров до окончания плавания понимаю что вообще не устал и хочу ещё кружок проплыть. На тренировках я плавал максимум 3 км, так что это личный рекорд дистанции. Поглядываю почаще на финишную арку, чтоб плыть прямо и замечаю что судьи показываю куда то назад пальцем и между собой очень активно общаются и даже по рации что-то там бормочат. Оглядываюсь… а сзади во всю ширину горизонта огромная ядовито чёрная туча. Думаю что неплохо было бы успеть выйти из воды, потому как поглядываю назад через 10 гребков и туча уж очень подозрительно быстро движется в нашу сторону. Метров за 100 до берега начинает подниматься ветер, появляются волны, в которых я на пузе пытаюсь серфить. 

Выбегаю на берег и внезапно слышу “Вася давай!!!”. Я чуть не остановился от удивления, потому как моя семья в гостинице и будет только на беговом этапе. А это оказалась жена ещё одного участника “типа из России”, с которым мы познакомились накануне. “Типа”, потому как они 8 лет в Китае живут. Было очень приятно и неожиданно. Настроение было на 5+, а стало на 5++. Когда я подбегал к шатру для переодевания начался апокалипсис. Полетели баннеры, металлические заграждения, растяжки… Ветер просто эпически-ураганный поднялся. За те пару минут что я провёл в шатре Т1 ветер стих и начался несильный дождь. Хватаю велосипед. Транзитка наполовину уже пуста.

Велосипед

Запрыгиваю с разбега, не встёгиваясь разгоняюсь немного и потом уже встёгиваю контактные педали. План средней скорости 30км/ч. Понимаю что дождь с ветром дают мне фору, потому как весьма прохладно, а днём такой блажи может не быть вкручиваю по холмистой местности со средней 32-33км/ч. Через пару километров вижу впереди что один волонтёр сидит на шее у другого и держит палку, поднятую вертикально вверх. Непонимание. Подъезжаю и моему удивлению нет предела. Порывами ветра повалило несколько деревьев на дорогу. Деревья они каким то чудом уже оттащили так что проехать можно, но деревья повалили и столб с электропроводами, которые перегородили дорогу! И в такой позе палкой они держали провода, чтобы можно было проехать участникам. Я был впечатлён! На втором круге в этом месте уже была сделана деревянная подпорка, которая удерживала провода на безопасной высоте… 

Если на плавании я вышел примерно в середине, то на велодистанции накатываю одного за другим. Ещё в транзитке при постановке велосипеда я был морально унижен и уничтожен тем, что мой велосипед — это алюминиевый Cube стоимостью 50тр, а вокруг карбон, карбон и ещё немного карбона. Все как на подбор дорогие триатлонные байки. От Canyon и Felt просто рябит в глазах. Но велодистанция расставила всё на свои места. Накатываю и не особо напрягаюсь. Дождь усиливается превращаясь в мощный тропический ливень. Со спусков обхожу народ просто десятками если не сотнями. Все едут крайне аккуратно и оттормаживаются. У меня на одной из тренировок на Пенанге была ситуация когда я в тропический ливень в перевал заехал быстрее чем съехал с него, потому что намыло столько глины со склонов на асфальт, что в поворотах срывало оба колеса. Может быть поэтому ручьи сплошным потоком на асфальте меня не пугали совершенно и я просто вкручивал под 50 по воде на этих спусках.

Примерно на 20км запомнил очень трагичный и эмоциональный момент. Я еду в гору, а навстречу (на 7-10 км) на обочине стоит мужик лет 50 и рыдает в истерике. На спуске он упал, улетел на обочину в сухую листву. Сам целый, только заморался. Но сломал руль на велосипеде. Он стоит, смотрит на проезжающих в обе стороны велосипедистов, рыдает, пытается что-то поменять, исправить, как то закрепить руль. Тщетно…Карбоновый руль просто сломан пополам. Ничего не сделать. Его Ironman закончился не успев начаться… Эта ситуация меня очень зацепила и я помнил о ней всю дорогу. До сих пор картина перед глазами. Это было на пределе эмоциональности.

Запас еды и питья у меня свой. Пункты питания пролетаю не сбавляя скорости. Забегая вперёд — изотоника мне хватило на 145 км, потом один раз оттормозился, залил ледяного изотоника на пункте питания во флягу на руле и вылил на голову бутылку холодной воды.

Было ощущение что большинство европейских участников приехали с группами поддержки по 5-10 человек, которые почти по всей дистанции стояли и поддерживали всех без исключения. Это мегапозитив! Едешь и ждёшь, чего же выдумает следующая группа! Больше всего запомнилась девушка в огромном радужном парике и такого же цвета огромной пышной короткой юбке в огромных красных очках, которая приветствовала участников с плакатом “Smile! Remember that you paid for it!” — “Улыбайся! Помни что ты заплатил за это!”. К концу второго круга навстречу проезжают лидеры категории PRO. Они примерно в 45 км спереди. Скорость уже не та что во время ливня и прохлады. В районе 30км/ч и продолжает падать. Во время дождя с цепи вымыло всю смазку и этот пронзительный свист даёт понять, что мои усилия идут не в скорость, а в борьбу с трением цепи. Вот бы сейчас немного лубриканта с моего тела да на цепь телепортировать… На улице пекло, тут нет новостей. В тени 30, на солнце остаётся только догадываться… На 145 км залил изотоника и съел организаторский банан. Последние километры. Компьютер показывает 178, но я понимаю, что до транзитки ещё далеко. В итоге 182 километра и время 6:09. Увеличиваю каденс, снижаю скорость чтоб дать ногам немного воли…

Бег

В транзитке красная ковровая дорожка, велосипед ловят кетчеры. Прохлада помещения в котором находится Т2 сбивает с ног. Переобуваюсь очень быстро и нет желания вставать со стула — хочется посидеть, расслабится, отдохнуть. Фигня! Отдохну через 4 часа — пока что всё по плану, а впереди всего лишь мелочь — пробежать марафон быстрее 4 часов 15 минут и тогда я выйду из 12 часов. Но мой план 11:50, так что расслабляться рано — побежали. Выбегаю из транзитки и жара ударяет в голову. Пекло, солнце, влажность 100%. Недаром один из PRO атлетов в 2017 году в официальном ролике с соревнований сказал “Я был на многих стартах, в том числе Lanzarote, но это гораздо сложнее чем все старты на которых я бывал”. Первые 2 км пробегаю в темпе около 5:15. Понимаю что это может стать фатальной ошибкой и надо срочно сбавлять. Но после 180км велосипеда это сделать крайне тяжело. Сбавляю, через пару минут темп снова в районе 5 минут на километр. Начинает колоть бок, в животе какая-то бурлящая жесть. Но для 182 км в неестественно скрюченной позе на лежаке велосипеда — это нормально. Знаю что пройдёт. Никаких ношп и т.п. я не использую, и не понимаю зачем люди это жрут на гонках. Мы ж не профики, работающие на пределе, так давайте получать удовольствие и слышать свой организм, ведь через боль он общается с нами, а мы ему ношпу — типа “заткнись, тебя не спрашивали”. Вообщем в итоге во многом благодаря неприятным ощущениям болевым смог укротить свой пыл и выйти примерно на расчётный темп около 5:45. Пункты питания через каждые 2 км. Впереди 2,5 круга. Еда есть своя, но через 15 км я понял, что я столько не сожру и вообще в меня уже ничего не лезет. Оставляю несколько гелей на поясе, а сумку с изотоником и батончиками скидываю своей группе поддержки. О как же было приятно в тот момент увидеть свою семью!!!

На каждом пункте стакан изотоника во внутрь, две губки со льдом под трисьют, ковш воды со льдом на голову, бутылка холодной воды 0,5 для охлаждения на 2 км до следующего пункта питания. 

На первом круге около финишного городка вешают на руку силиконовый браслет белого цвета с символикой Ironman, это отметка круга. Первая мысль — а чего не красный то? Но потом видишь у более быстрых бегунов которые бегут навстречу на руке 2 браслета — белый и красный и думаешь “О! Надо бежать вперёд, чтоб получить красный )))”. Темп удалось держать всю дистанцию 5:45. Официальный ниже, потому как приходилось снижать скорость или даже делать остановки у пунктов питания. 

Вокруг народ часто переходит на шаг. Кто-то не может бежать, кому-то волонтёры зонтиками создают тень и по телефону что-то активно и эмоционально говорят, а потом навстречу проезжает скорая помощь. Очень тяжело. Где-то на 30 километре обгоняю прошлогоднего чемпиона этого старта, француза Guillaume Romain. Как выяснилось позже он переработал на велосипеде и судя по всему сдулся на беге, пройдя всю дистанцию пешком (либо получил травму…).

Смеркается… На последних 10 км добавляю темп, стабильно обхожу народ. Вообще не помню чтоб меня кто-то обогнал за весь беговой этап, кроме нескольких атлетов, которые были на круг впереди и уже шли на финиш. Вообще это мой третий марафон и я особо не напрягаюсь, так как по всем расчётам иду в планируемом темпе, и плюс/минус несколько минут мне не принципиальны. Последние 3 км как в тумане. Огромная энергетика поддержки отдыхающих, которые повыстаскивали стулья из всех кафешек на центральной улице, сидят и эмоционально приветствуют всех айронменов. Понимаешь, что осталось пару километров, начинает приходить какое-то понимание и эйфория. 

Красная ковровая дорожка, вокруг приветствуют совершенно незнакомые люди, на табло в финишной арке 11:50:10 и ведущий с трудом произносит мои имя и фамилию и слова “You are an Ironman”. Я это сделал! Идеально! По плану, прям практически секунда в секунду. Так что на несколько месяцев занимаю почётное первое место в нашем местном рейтинге триатлетов, как самый быстрый железяка Алтая ))

После финиша

В финишном городке организован курорт в рамках курортного тропического острова. Еда на любой вкус, напитки на любой вкус, бассейн с холодной водой, в котором плавают льдины, массаж, общение, эмоции от дистанции… Так незаметно пролетел ещё 1 час, после чего я походкой ковбоя передвигаюсь в сторону выхода из финишной зоны, получаю свою футболку финишёра и иду вдоль дистанции в сторону гостиницы. Это около одного километра. Для тех кто ещё бежит (а это уже время 13+ часов как минимум) я выгляжу как супергерой. Один из участников перешедших на шаг увидев огромную медаль у меня на шее восклицает “Wow! So huge medal!” (Ого, какая огромная медаль!) и начинает снова бежать. После этого всех кто идёт пешком я начинаю мотивировать словами “Huge medal is waiting for you after finish line!” (Огромная медаль ждёт тебя после финишной линии!). И это помогает в 10 случаях из 10! Народ начинает медленно бежать, но у большинства из них на руке лишь один круговой браслет или же нет вообще… А это значит что до финиша им ещё 17-34км…

На следующий день всё болит, ноги гудят. Ходить по лестнице на второй этаж гостиницы — сродни подвигу и финишу на железной дистанции ))). На второй день уже проще и даже делаю лёгкую восстановительную пробежку. На третий день понимание, что я в отличной физической форме, лучшей за 34 года жизни и желание запланировать новый старт.


Благодарности

Благодарю в первую очередь мою семью за то что поддерживали, вытерпили все эти длительные тренировки и были всегда рядом! Родителей, которые поддерживали и переживали находясь в нескольких тясячах километров и даже слепили снеговика с табличкой «Вася, вперёд!». Это было очень мило! Всех друзей и знакомых кто верил в мои силы!

Ссылки по теме:

Новые правила гонок Ironman и Ironman 70.3

Технологии в триатлоне стремительно развиваются, поэтому меняются  и правила. На этой неделе главный судья Джимми Риккителло подписал новые правила на 2017 год. Итак, что должны знать участники гонок Ironman.

Дисковые тормоза

Следуя правилам Международного Союза Триатлона (ITU), которые разрешили использование дисковых тормозов еще в 2016, Ironman разрешили использование дисковых тормозов на шоссейных и ТТ-байках на всех дистанциях.

Мобильные телефоны разрешены на дистанции. Ну, почти

Использование девайсов с двусторонней связью таких, как рации и мобильные телефоны, долгое время было запрещено во время старта и прохождения дистанции. Организатором было довольно сложно объяснять такой запрет, так как все больше атлетов использовали для отслеживания трека гонки, показателей пульса и других показателей свои мобильные устройства. Время идет, и Ironman наконец-то разрешили использование мобильных телефонов во время забега и велоэтапа, но не все так просто – вести прямую трансляцию в твиттере не выйдет. Организаторы призывают участников не использовать свои девайсы в «халатной» манере, по их словам, «звонки, отправку текстовых сообщений, прослушивание музыки, использование соцсетей, снимки  камеры и использование прикрепленного к велосипеду телефона как велокомпьютера» приведет к дисквалификации.

Желтая карточка

Если по ходу велоэтапа вы увидели перед собой желтую карточку – будьте любезны, остановитесь и отдохните минутку. Хотя можно отдохнуть и в специальной штрафной зоне после этапа. Раньше, чтобы “оформить” штраф, нужно было подойти к специальному тенту на дистанции и волонтер должен быть донести информацию о характере нарушения. это создавало очереди и неразбериху. С новым минутным штрафом, Ironman стандартизировали штрафное время для всех атлетов.

Застегнитесь

Гоняться с голым торсом нельзя было и раньше. На спортсмене должен быть трисьют, топ, майка или джерси. Но есть уточнение – теперь если с помощью молнии спортсмен оголил тело ниже грудины (грудная кость), то он будет дисквалифицирован.

Больше опций для атлетов с ограниченными возможностями

Слабовидящие триатлеты могут быть сопровождены гидом любого пола. Раньше спортсмен и гид должны были быть одного пола. Это вызывало трудности в в поисках подходящего гида.

Новые инструменты для проверки «читеров»

В 2016 году Эндрю Мессик, CEO Ironman, объявил, что бороться с велосипедами с внутрирамными двигателями им помогут технологии, разработанные Международным Союзом Велосипедистов (UCI). Также в борьбе против моторов вместе им помогут ITU. «ITU обладают всеми технологиями, способными находить двигатели внутри колес и рам», – сказал Джимми Риккителло. Все эти изменения вступают в силу с 1 марта для Африки, Европы и Америки. Так как гонки в Азии уже начались, правила там введут постепенно с марта по июль. Это касается всех гонок Ironman и Ironman 70.3. Однако на разных гонках в разных частях планеты некоторые правила могут незначительно меняться, следуя местным законам. Так что каждый спортсмен перед гонкой Ironman должен посещать брифинг для ознакомления со всеми нюансами.

Источник Triathlete.com

Ironman

Существуют такой вид спорта- триатлон, в котором сначала плывут, потом едут на велосипеде, а затем еще и бегут. В классическом триатлоне плывут 3.7 км, едут 180 км и бегут марафон 42 км. А есть еще двойной и тройной ультратриатлон, в котором все эти дистанции удваиваются и утраиваются соответственно. Другое название этих соревнований — Ironman, или по-русски железный человек, именно так называют людей способных выдержать эту дистанцию. На нашей планете таких немного, в международном списке атлетов не более 50 человек и в течении последних пяти лет в первой десятке всегда есть наш соотечественник, о котором и хотелось бы рассказать нашим читателям. Рассказывает сам герой — Александр Симонов из Санкт Петербурга.
– Родился я по нынешним меркам заграницей — в Казахстане, в городе Балхаше. А в 1960 году семья переехала в Ленинград. С того времени и живу в нашем городе, сразу ставшем мне родным. После школы поступал в Высшее военно-инженерное техническое училище, но с первого раза не прошел и устроился там работать, выступал за сборную училища по лыжам, а через год я уже был курсантом. Первые два года я совмещал спортивную карьеру и учебу, но после 3 курса понял, что совмещать не получается. Хотя я был кандидат в мастера спорта, но, чтобы чего-то достичь, нужно спорту отдавать много времени, а я хотел стать военным специалистом. Поэтому после 3 курса я практически спорт забросил и занимался только для себя. Потом в 1982 году сразу попал по распределению в Афганистан.

– Воевали?
– Нет, служил военным инженером: добывал воду, строил котельные, отапливал солдатские лагеря, сопровождал колонны, грузы перевозил, в общем, занимался обеспечением войск. Прослужил два года, и подцепил кучу болезней: 4 раза желтуху, тропическую лихорадку, даже контузию получил. Вернулся оттуда инвалидом, почти на грани жизни и смерти. А мне ведь всего было 27 лет. Врачи сказали, что мне крупно не повезло, и года 2-3 я может протяну. Изменения в моей печени, по мнению врачей, были необратимы. Меня это ошеломило, и мне пришлось узнать, что в организме есть такой орган как печень. Стал читать медицинскую литературу, думать, короче, решил, что надо бороться за жизнь. Болело все, в животе все время резь, я даже сексом заниматься не мог. Пошел к врачам, они: «Диета нужна, лекарства». Я лекарства пачками жрал, все деньги на них потратил.

– Это какой был год?
– 86-87 — самые кризисные для меня были. Я тогда начальником СМУ на стройке трудился. Работа с утра до вечера. Свободное время лишь суббота и воскресенье. Я нутром почувствовал, что надо заниматься чем-то двигательным, иначе все — смерть. Я всегда бредил велогонками.
Купил велосипед. Стал кататься. Начал с 3 часов в день и довел до 11 — 12 часов. Выезжал на шоссе, брал с собой рюкзачок: кефир, пряники — и вперед. Понятия я тогда не имел ни о каком спортивном питании. Это я сейчас во всем разбираюсь. Ну вот, катался так 2 года, вступил в клуб любителей и ветеранов велоспорта «Поклонная гора». Они регулярно устраивают гонки, я туда приезжал. Конечно, проигрывал всем, но уже почувствовал, что организм оживает. Проблем было много, работа не позволяла полноценно тренироваться. К тому времени я уже дослужился до майора. Наступил 93 год, у нас в стране все окончательно рухнуло…
Но тут надо вернуться немного назад. В 1988 году я познакомился с таким видом спорта, как триатлон. Он дебютировал тогда в Питере. Были первые соревнования, в Комарово. 600 м — плавание, 20 км — велосипед, 8 км бегом. Плавать я тогда толком не умел, но на воде держался. Кое-как доплыл эти 600 метров.

– И сколько спортсменов участвовало?
– Человек 50. Возраст — от 12 до 70 лет. Многие сошли. Доехал на велосипеде, кросс пробежал. Занял 28 место. Проиграл победителю кошмарное количество времени. И я заболел этим видом спорта. Понял, что именно он спасет меня.

– А здоровье?
– Улучшалось. Но дело вот в чем. Когда позволял себе больше тренироваться, тогда — все хорошо. Как только работа не позволяла тренироваться — сразу наступало ухудшение. Нервничал, сильно болела печень, анализы ухудшались, наступал откат назад. Но я все-таки лучше стал себя чувствовать. В 1993 году я уже триатлоном плотно занимался. Плавать кролем научился, и это в 30 лет. Выступил в нескольких соревнованиях: в Латвию съездил, в Эстонию, в Москву.
Стал я плавать кролем, проигрывал много, а в 1993 году у меня подошел срок службы — 20 лет с льготами. В армии сам знаешь как — сказали: «Надо ехать на Дальний Восток». а мне туда не хотелось: чувствую — там вообще загнусь. Я и вышел на пенсию. Решил заняться спортом профессионально. Пришел в «Динамо». Они на меня посмотрели как на дурака. «За сколько плывешь сотку?» — спрашивают. Я честно признался, что за 2 минуты. Они мне: «Слушай, иди отсюда!» Я говорю: «А что такое?» «Да кому ты тут нужен?» Но все же разрешили участвовать в соревнованиях в Зеленогорске. Занял я там последнее место. А это был отбор на Кубок СССР.

– Много проиграли?
– Третьему месту проиграл 18 минут. Это на дистанции 1 км плаванья, 30 км — велогонки, 8 км — бегом. Предпоследний был от меня всего в 10 минутах.

– И любовь к триатлону прошла?
– Наоборот. Хотел научиться этому делу так, чтобы с молодежью соревноваться на равных.

– Цель?
– Жить хотелось, а не доживать! Я почувствовал себя здоровым человеком, когда стал тренировался. А если не тренировался, то из меня энергия уходила. Я со многими медиками по этому поводу разговаривал, они говорят, что да, ты выздоровел, но если ты думаешь, что твой метод можно кому-то предложить, то какой дурак будет по 10 часов на велосипеде гонять. Такой путь был и у знаменитого циркового артиста Валентина Дикуля. Он даже свою школу создал и систему разработал, но это тоже по мнению врачей слишком сложно. Я ведь в любую погоду педали крутил, а по вечерам плавал в бассейне. В декабре 89 года я проплывал кролем за 33 минуты 1,5 км, а сейчас я плыву 1,5 км за 21 минуту. Это было достижение. Я тогда даже позволил себе выпить шампанского.

– Итак, пришли вы в «Динамо»…
– А там Александр Александрович Гежа — отец питерского триатлона. Я начал тренироваться. Очень много. А в 1996 году на чемпионате России, правда, это был не совсем триатлон, а разновидность, дуатлон (бег-велосипед-бег), я занял уже 4 место!

– Сколько было лет победителю?
– 18, а мне 37 лет. Я выполнил норму мастера спорта. В тот же год занял 6 место в Ярославле по «длинному» триатлону — 2,5 км плыть, 20 км бежать и 80 км на велосипеде. Это так называемая половинка «айронмена». А на следующий год стал 6-м в Тольятти, и по совокупности получил звание МС.

– В соревнованиях, например, в Ярославле, иностранцы участвовали?
– Нет…

– Почему? У нас вообще иностранцы будут когда-нибудь соревноваться в триатлоне?
– Они бы с удовольствием, но у нас нет достаточного призового фонда. Триатлон это некоммерческий вид спорта.

— Участие в российском этапе не прибавляет спортсмену очков, престижа…
– Однажды у нас проводились соревнования… Президент международной федерации триатлона, канадец — не помню имени, — он однажды организовал в Москве этап Кубка мира, осенью. Ему не понравилось.

– Организация плохая, претензии к трассе, прием недостойный?
– Ему все не понравилось.

– А каков стандартный призовой фонд на международных соревнованиях?
— Этап Кубка — $10–20 тыс. За 1, 2, 3 места — 5, 3, 1 тыс.. Остальные получают по 300 долларов. Награждается только первая десятка. Но это триатлон не очень высокого уровня. Есть и по 50 тыс., наши туда практически не ездят. Во-первых, не приглашают, во-вторых, шансов нет. Надо жить в это среде, точно также как в теннисе или горных лыжах.

— Почему?
– Когда человек приезжает заграницу на 1 старт в год, он не может адаптироваться в среде, чувствует себя чужаком, и поэтому не может себя реализовать полностью. Когда я МС получил, понял, что на короткой дистанции мне трудно тягаться с молодежью. У меня была мечта: в олимпийском «коротком» триатлоне попробовать в десятку попасть, но плаванье подводило — потом трудно отыграть, да и правила триатлона изменились: спортсменам разрешили ехать группой, а раньше-то мы гоняли по одиночке. Пловцы стартовали единой группой. И если проиграл минуты 2 — 3, то в одиночку можно догнать. А в группе скорость километров 50 в час и отрыв в одиночку уже не сократить. Я понял — надо заканчивать: либо на тренерскую работу переходить, либо возвращаться на стройку. Однажды мне друзья привезли американский журнал посвященный триатлону. Из него я узнал о соревнованиях по ультратриатлону. Прочитал, подумал — интересно.

– Чем отличается вид ультра от обычного триатлона?
– Дистанция увеличивается от обычного «айронмена» (4км плавание, 180 км гонка, 42 бег), в несколько раз. А я прочитал — плавание — 8 км, велосипед 360, бег 84 км. Там успех во многом зависит и от помощников. И я поехал в Литву на длинный триатлон. Мне все было в диковинку. Сначала я в Питере попробовал все сделать в прикидочном варианте. Проплыл на озере — 2 часа 14 минут. На следующий день поехал на велосипеде в Лугу и обратно (300 км). Решил, что 80 км я не побегу, т.к. опасно. Пробежал только 30. Это было за 20 дней до старта. Приехал в Литву, чувствовал себя великолепно. Проплыл я с 10 результатом, велогонка — 2-е место, меня в первом потоке как слабого поставили, потом побежал. Чувствовал себя хорошо до 47 км, потом у меня хлопнуло что-то в колене, понял, что бежать больше не могу. 37 км шел пешком. Финишировал 15. Задела хватило. Решил, что надо заняться бегом серьезнее.

– А что с коленом?
– Связка просто перенапряглась. Приехал и решил начать бегать серьезно. Бегал очень много. В неделю — 300 км. По 6 — 7 раз в день. Понял, что могу бежать. Появился кураж. Но помощи не было, ходил с протянутой рукой. У нас считается, что в таком возрасте спортсменов нет. Во всем мире есть, а у нас нет. Но нашлись люди, помогли, и я поехал в Австрию.

– А кто помогал? Спорткомитет?
— Нет. Частные лица. Спорткомитет не воспринимает меня как спортсмена. Только руку пожимают. Короче, я поехал в Австрию. На 11 км плаванья, 540 на велосипеде, бег — 126. В три раза больше. Тоже очень популярные соревнования. Проводит их международная ассоциация ультратриатлона.
В рейтинге я был 7-м и 10-м, в этом году, думаю, войду в 20. Приплыл пятым, (теперь могу плавать на любую дистанцию, сейчас плыву быстрее, чем пять лет назад). После 400 км был лидером. Приехал первым. И тут случилась первая неприятность.
Я не умел тогда пользоваться возбуждающими напитками, с кофеином. Я их тогда вообще не употреблял. И организм не выдержал, часик поспал. Сломался. Ехали мы 18 часов, из них 12 шел дождь. И я задремал. И третьим проснулся. И еще одна ошибка — бросился их догонять. Первые 20 км бежал хорошо, а на 27 км в другом колене заболело. Понял, что 100 км даже пешком не дойду, и решил сойти. Австрийцы очень за меня расстроились. Потом поехал в Германию на Чемпионат мира. Из воды вышел 8-м. Проехал со 2-м временем. Выбежал третьим, 107 км пробежал и подвернул ногу. На тротуарной плитке. Связка выскочила. Еще круг пробежал, перебинтовал. Дошел бы 5- м. Но я решил пробежать. И это был конец. Ни шагу сделать не мог. Сутки пролежал на диване. Улетел в Россию. Отдохнул пару недель. Сделал контрольную тренировку. Поехал в Литву. Там двойной-триатлон был. Проплыл, проехал, шел третьим, все здорово, опять на 24 км — лопнуло ахиллово сухожилие. В 3-й раз сошел. Приехал в Россию, решил еще больше заняться специальными тренировками, накачать связки, и всю зиму этому посвятил. Врачи говорили, что я чокнулся. Стал принимать таблетки, которые балетные танцоры кушают, познакомился со спортивным питанием, влез в работу своего организма. А на следующий год поехал в Австрию на Чемпионат мира (1999 г.). В итоге — 6-е место. Хотя должен был занять как минимум третье. Но там был другой несчастный случай.

– А кто занял первое место? Были россияне?
– Нет. Среди российских атлетов после Шитовых и Оксаны Ладыжиной (они перестали ездить) я единственный. Денег мало платят, а соревнования сложные. Шитов-младший вообще сказал, что я свихнулся — сутки с лишним соревноваться. Всего в мире таких спортсменов около 20-30 человек. А таких как я — 5 человек, кто ездит на все старты. В основном приезжают на 1 — 2 старта. В последнее время появились те, кто старается охватить все старты. Австрийцы, немцы, французы, швейцарцы.

– Это вообще вид спорта для богатых?
– Да, они обеспеченные люди. Я для них просто недоразумение. А у них целая команда (массажисты и т.п.). А я себе сам во время старта все делаю.

– А они советы тебе дают какие-нибудь?
— Нет. Бывает даже злятся на меня. Они богатые, а я из России. Что делать, не всегда хватает средств даже на вступительный взнос, но из уважения меня всегда включают в стартовый список и без него.
Сначала относились со смехом, с улыбкой. Звали «сумасшедший русский». В Австрии подвели меня западные помощники, своих то взять не хватает средств. Там каждый готовит себе уголок на трассе — питание и т.п. И есть пятачок с палатками, с помощниками, массажем. У меня естественно палатки не было, а была сумка. И они сумку в машину положили, машина ездила за мной, на ходу мне давали попить, все нормально. Я приехал вторым, слез с велосипеда — показал лучшее время.
И случилось фантастическое недоразумение. Они мне сказали: мы тебе еще нужны? Я говорю — только сумку оставьте, я буду бегать, подойду и сам все возьму. И побежал 10 км. Догоняю. Подхожу к машине. А она закрыта. В «Пежо» — замков то нету. Ночь, нет никого. Новая машина. И меня на нервах обрубило. А машина голосом открывается. Открыть можно голосом или штрих — кодом. Мне аж дурно, стало, в организме кончилась вся энергия. Хорошо доехали до какого-то ресторана, сел за стол, чувствую — помру. Есть много нельзя — организм «сядет». Мне принесли пива и свеклу. Так я целых 4 часа потерял. Хозяина машины нашли в 11 утра. На 9 место опустился. Но все-таки выбежал на 6 место. Таков был мой первый успех в ультратриатлоне.

– Сколько часов это заняло?
– 43 часа. Победителю я проиграл бы около часа, если бы не эти 4 часа. Но у победителя 2 массажиста и жена. И все же я был очень рад.

– У нас в России кто-нибудь занимал места на чемпионатах мира?
– Нет. Никто.
Потом я поехал в Литву, был пятым. Меня признали. И в 2000 году я насобирал денег и поехал в Австрию на тройной триатлон. И там я выиграл! Я делал с иностранцами что хотел. Там была такая жара. 20 человек на старте, а в итоге пришли лишь шесть. 38 градусов жара. Я сгорел до волдырей. Никакого помощника. Мне дали бочку с краником. Я поставил ее в тень. Останавливался, сам наливал себе. И только ночью один швейцарец меня пожалел и стал подавать мне бачки. И вот мы втроем я, швейцарец, немец, приехали. Немец выиграл плаванье, швейцарец был вторым. Я после плаванья был 5, потом стал 3, и мы почти вместе приехали.
Я выиграл у них велогонку, но не отыграл время. И тут случилось самое интересное: они решили сразу не бежать. А я побежал сразу. Переоделся и побежал. И когда я пробежал первый марафон, мне говорят, что я выигрываю у них 20 км. Они совсем сдохли после велогонки. Прошло 25 часов непрерывного соревнования. У 2-го призера я выиграл 5 часов. Выиграл я Чемпионат Европы 2000. Так они настолько были этим удивлены, что ни флага, ни гимна. Ничего не приготовили. Просто были ошарашены, что русские могут выиграть в такой компании. Там на тот период были пятеро атлетов, сливки мирового триатлона. Они передо мной глубоко извинились и сказали, что не ожидали. Вручили восьмикилограммовый кубок, сказали, что он стоит очень дорого, поэтому денег наличных дадут мало, и при этом вычли то, что меня машина сопровождала, гостиницу. Все вычли. А когда я занимал 6 место, не вычитали. В общем, расстроился. Думал, что моя победа произведет впечатление. Может, хоть какую помощь от государства получу. Хотя и по ТВ, и по радио рассказывали. Но официальные люди никак не отреагировали. Я собрался в Литву. Но в Литве… Я надеялся тоже выиграть. Готов был. Но в Литве мы плывем в открытом водоеме. Он зацвел, и я там отравился. Я очень хорошо проплыл, вылез 5, поехал — был 3. Но после 300 км почувствовал себя плохо. Еле доехал. Опустился на 9 место. Головокружение, тошнота. Организм не работает. И сошел. Обидно. После Литвы было морально тяжело. Но тут пришло официальное приглашение из Мексики лично от президента Федерации ультратриатлона мистера Андони.

– Нашли Вас все таки….
– Да. Но я ехал в Мексику без американской транзитной визы, после печально известного 11 сентября. Получение визы и описание моей поездки достойно романа. На нее ушло 1600 долларов, которые все-таки удалось достать в последний момент. Дело было так. Я люблю кататься на маунтин-байке. И однажды газета «Панарама-ТВ» организовала интересные соревнования. Я выиграл, и меня познакомили со Светланой Лутовой. Она сказала, что может помочь с Мексикой. Она вышла на думского заседателя… Короче, нашли денег. Вообще теперь я зарекся у них помощь просить. Когда вернулся, остаток суммы отдал. А они мне говорят: «А чего ты не выиграл?» Я отвечаю, что с визой проволочки были. Москва — Нью-Йорк — 9 часов полета. 2 часа в Нью-Йорке. Не спал двое суток. Прилетел в 8.30 в Монтеррей, а через два часа старт. Еле успел велосипед собрать Прыгаю в бассейн и плыву. Меня привезли с аэропорта прямо на старт. 6-е место в итоге. После этого сутки спал. Ничего не дали на этот раз. Считается само по себе престижным. Как у альпинистов.

– Как военный, ты борешься с империалистами, что ли?
– Нет. Ни в коем случае. Я во многих странах был и мне приятно, что меня рассматривают как нечто экзотическое. Мне хочется сказать, что в России не так все просто. Мне интересно с ними соперничать, с богатыми людьми: я, простой афганский ветеран, борюсь с ними на равных. Просто они о России мало что знают. Обидно, что когда я выиграл, а флага не было. Причем на открытии флаг был, но советский. Я сказал, давайте старый советский. Но потом посчитали, что если флага нет, то и гимн играть неуместно.

– Ты бы посоветовал своим детям заниматься триатлоном?
– Нет. Потому что я к этому пришел через осмысление существования моего организма. Из-за этой заразы, которая поселилась в моем организме. Если бы я не служил в Афганистане и не получил эту заразу, я не начал бы таким видом спорта заниматься. Но меня больше всего удивляет, что мало кто хочет идти по моим стопам. Даже попробовать. Даже когда я выиграл. Хотя меня многие поддерживают.

– Из какого спортсмена получится классный триатлонист?
– У меня существует формула триатлона: вид спорта № 1 — плаванье. Если ты не умеешь плавать, ты сразу на старте отстанешь. Второе — бег. Легче всего велосипед. Если у тебя есть умение плавать и бегать, ты освоишь велосипед. К сожалению, в нашей стране триатлон не развит. Не те люди занимались триатлоном в нашей стране. Как всегда у нас, посчитали что 3 и близко к 5 и поручили развитие триатлона федерации современного пятиборья. А пятиборье спорт элитный. Там нужно и на лошади ездить, и плавать и т.п. А триатлон по своей природе массовый вид спорта. В Швейцарии есть чемпионат Европы среди семейных команд на дистанции Ironman. На старт имеют право выходить только команды близких родственников: папа, мама, дочь и т.п. Общее количество участников до 5 — 6 тыс. человек. И это на дистанции Ironman. Проводятся старты в Германии, Ницце, Гавайи. Туда просто не попасть. Русские в Ironman на Гавайях , родине триатлона, стартовали только 2 раза. Это Рукосуев Александр, эмигрировал 10 лет назад, и Сергей Якушев, последний чемпион СССР, из Смоленска. Занял сто-какое-то место. Русских там больше не было. Я мечтаю туда попасть. Я туда поеду и обязательно выступлю.

– Когда из Афганистана вернулся, о чем мысли были? Восприятие реалий…
– Сильно хотелось жить. В Афгане время от времени состояние было, как будто живешь неполноценной жизнью, как будто в карауле стоишь. Поэтому когда вернулся– как караул кончился. Обидно не было. Просто физически не мог полноценно жить. Не мог 3-х килограммовую сумку донести, так было больно.

– Ты тогда был женат?
– Нет, я женился уже после Афгана. Поэтому когда в моей жизни появился триатлон, началась вторая жизнь, без него меня бы сейчас точно не было. Когда сегодня я разговариваю с людьми и рассказываю, какие дистанции я преодолеваю, то многие теряют ко мне интерес, думают что такого не может быть. Простым людям это просто не понятно. Мало вы журналисты о нас рассказываете. А если о тебе не знают, то ты оказываешься в пустоте, а ведь спортсмену высокого уровня нужна постоянная поддержка. Я недавно вернулся с этапа Кубка мира, занял там 2 место, в Литве. Меня поздравили. И по радио мой друг Александр Меньшов на радио «Мелодия» рассказал. И все. Приходишь, а они тебе говорят: «Да ладно тебе, занимаешься и занимайся дальше». Стену одному не пробить. Они говорят, что это вид спорта не олимпийский, денег у нас на него нет. Мне после Мексики эти чиновники прямо сказали, что денег больше не дадут, Но для меня это не главное. Я и раньше на них не особо рассчитывал.
Но не в этом дело, главное, что благодаря триатлону я выжил…

Как экстремальная гонка Ironman стала брендом на миллиард долларов — Секрет фирмы

Монетизация сильного духа

«Наш рост сдерживает предложение, а не спрос», — говорит глава WTC Эндрю Мессик. Ажиотаж вокруг события начинается с момента приобретения билетов: мест всегда намного меньше, чем желающих участвовать. На World Championship на Гавайях и вовсе попадают только лучшие: большинство билетов достаются людям, получившим лучшие результаты в своих возрастных группах, часть мест получают профессионалы, часть разыгрывается в лотерее, а ещё несколько могут быть выставлены на онлайн-аукцион. Например, в 2012 году самый дорогой билет был продан за $45 605.

Активная монетизация бренда началась в 2008 году, когда WTC купила фонд прямых инвестиций Providence Equity Partners, которому также принадлежит сервис подписки на фильмы Hulu. Новые владельцы начали продавать лицензии на использование названия Ironman, выходить на новые рынки, а также расширять количество товаров, сделанных в сотрудничестве с другими компаниями. Например, часы Timex, созданные вместе с Ironman, стали бестселлерами. Всего одежда, аксессуары и спортивный инвентарь под этим брендом приносят около $500 млн в год.

В результате экспансии в конце 2000-х годовая выручка Ironman увеличилась в семь раз и достигла $150 млн. Ожидаемая выручка в 2015 году составлял 183 млн.

В июле прошлого года стало известно, что WTC вновь меняет владельца. Китайский конгломерат Dalian Wanda заплатил за компанию $650 млн, плюс взял на себя все долговые обязательства. Газета The Wall Street Journal оценила конечную сумму сделки в $900 млн. Журналисты прочат WTC успешное будущее вместе с новыми владельцами, ведь они помогут бренду выйти на очень перспективный китайский рынок, где растёт число людей с высоким заработком, которые интересуются спортом.

Одно из преимуществ бизнес-модели Ironman — невысокие затраты на организацию гонок. Ironman постоянно привлекает волонтёров. Энтузиасты работают на всех этапах гонки: помогают спортсменам в начале дистанции, выдают им велосипеды, готовят напитки, затем собирают велосипеды перед забегом, следят за порядком на всей велодистанции и не пускают на неё пешеходов, направляют спортсменов во время бега и, главное, помогают на финишной линии, где многие падают после длинного соревнования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.