Enterococcus faecalis у женщин: Страница не найдена —

Содержание

В бакпосеве из цервикального канала выявлена кишечная флора – надо ли лечить?

ВОПРОС: Уже два года в посеве из цервикального канала у меня высеивается Esherichia coli 106. А также Enterococcus faecalis 105. Я неоднократно лечилась антибиотиками, которые мне назначали, но эффекта никакого нет. Все осталось, как и прежде. Кто-то говорит, что это от того, что недостаточно соблюдена гигиена. Но это точно не про меня! Я всегда сразу подмываюсь после туалета, а в редких случаях, когда нет возможности, пользуюсь влажными салфетками. Насколько наличие этих возбудителей опасно?


ОТВЕТ: Я глубоко сомневаюсь, что у вас в цервикальном канале есть кишечная палочка. Я могу поверить, что ее могли найти во влагалище. И лечение антибиотиками было совершенно необоснованным. Я уверена, что забор материала на бактериальный посев у вас брали неправильно или же он загрязнялся в результате ошибок опять же при заборе и переносе на среду.

Данные виды бактерий относятся к нормальной кишечной группе, т.е. они живут в кишечнике. Но они также могут жить во влагалище, реже в мочевыделительной системе. Как они туда попадают? Кожа промежности – это самая грязная область человеческого тела, потому что в этой области находятся отверстия, через которые выделяются шлаки: анус, через который происходит дефекация, уретра, через которую выводится моча, и влагалище у женщин, через которое тоже выходят выделения. Поэтому эта область всегда влажная. Анус никогда не закрыт плотно, хотя сфинктер не позволяет выходить калу вне акта дефекации, если нет недержания кала. Поэтому определенное количество выделений с прямой кишки попадает на кожу промежности постоянно.

После дефекации, независимо от того как вы тщательно вытрете область ануса туалетной бумагой, или даже подмоетесь (для этого и использовались биде когда-то в женских туалетах), определенная часть каловых выделений все равно останется в складках кожи. Поэтому вероятность попадания кишечных микроорганизмов во влагалище большая.

Загрязнение увеличивается при половом акте, если перед ним половые органы у обоих партнеров не вымыты теплой водой с мылом. Также, кишечная флора заносится во влагалище в большем количестве, если женщина неправильно подмывается и вытирается (движения руки всегда должны быть от входа во влагалища в сторону ануса и межягодичной складки, но не наоборот).

Количество колоний бактерий в вашем случае показывает воспалительный процесс, однако он бы проявил себя желтовато-зелеными выделениями с неприятным запахом. Кроме того, постоянное и частое использование антибиотиков для якобы избавления вас от этих «страшных» бактерий приводит к серьезному нарушению баланса здоровой и условно-патогенной флоры. Для кишечника эти микроорганизмы являются нормальной флорой, для влагалища – условно-патогенной. Антибиотики не только нарушают баланс, но подавляют рост лактобактерий, которые заменить коммерческими препаратами лактобактерий невозможно.

Скажу вам также, что постоянные бактериальные посевы – это уже не необходимый метод обследования, а из него сделали доходный коммерческий метод диагностики (хотя это даже диагностикой не назовешь, если их проводят без всяких показаний). В большинстве стран мира культуральные посевы, т.е. выделение культуры вирусов, бактерий, грибков и других микроорганизмов, проводят по строгим показаниям, а не всем подряд женщинам. Обычно проводят микроскопическое исследование, которое является отличным зеркалом состояния влагалищной флоры и чаще всего не требует дополнительных методов диагностики, за исключением тех случаев, когда заподозрена инфекция, передающаяся половым путем. Поэтому советую вам успокоиться, если у вас нет желто-зеленых выделений с неприятным запахом.

 

Поделиться ссылкой:

Почитать еще

Enterococcus faecalis в мазке у женщин и мужчин: о чем это говорит?

Энтерококк фекалис – это условно-патогенный микроорганизм, который присутствует у всех без исключения представителей человечества.

Энтерококк обитает на слизистых оболочках полости рта, в кишечнике, частично в мочеполовых структурах.

При адекватной работе иммунной системы энтерококки выполняют важные физиологические функции, оказывая помощь в пищеварении и калообразовании.

При ослаблении защитной системы, микроорганизм дает о себе знать массой симптомов.

Что означает обнаружение энтерококка в секрете простаты или мазке из уретры?

Современные средства для самообороны — это внушительный список предметов, разных по принципам действия. Наибольшей популярностью пользуются те, на которые не нужна лицензия или разрешение на покупку и использование. В интернет магазине Tesakov.com, Вы можете купить средства самозащиты без лицензии.

В большинстве случаев энтерококки могут быть обнаружены в мазке из уретры: это нормальное физиологическое явление. Многое зависит от количества патогенных микроорганизмов. Чем их больше, тем выше вероятность, что иммунитет дает сбой.

Очевидной картина становится при обнаружении указанного организма в секрете предстательной железы. Это означает, что микрофлора размножилась до такой степени, что уже проникла выше, по восходящему пути. В любой момент может начаться простатит или же он уже начался. Требуется проведение дополнительных исследований для уточнения характера и типа процесса.

Клинические проявления

Клинические признаки поражения энтерококком многочисленны. В большинстве случаев дает знать о себе острый период следующими характерными явлениями:

  • Болевой синдром в области полового члена. Боли отличаются интенсивным характером, отдают (иррадиируют) в область паха, яичек, поясницы, промежности. Пациенты описывают болевой синдром как острый, жгучий, тянущий или ноющий. Доходит до того, что пациент не может нормально ходить. Усиливается дискомфорт при движениях, мочеиспускании (рези, наиболее характерные для венерических заболеваний).
  • Дискомфортные ощущения, проявляющиеся при дефекации. Боль усиливается в процессе опорожнения кишечника при натуживании, что обусловлено острым процессом в уретре или предстательной железе.
  • Поллакиурия. Частые ложные позывы к мочеиспусканию. Возможны императивные позывы к мочеиспусканию, когда сдержать их невозможно.
  • Проблемы с эрекцией. Эректильная дисфункция свидетельствует в пользу возможного начала простатита.
  • Проблемы с семяизвержением. Возможен и обратный эффект, когда эякуляция не наступает вообще.
  • Изменение характера мочи. Она становится темной либо мутной с хлопьями белка.
  • Выделения из уретрального канала. Обладают зеленоватым оттенком и резким, неприятным запахом гнилостного характера.
  • Признаки общей интоксикации организма — слабость, сонливость.
  • Лихорадка на субфебрильных цифрах (37-37,5 °C).
  • Струя мочи становится чрезмерно слабой.

Могут встречаться все указанные проявления. Может только часть.

Возможно ли бессимптомное носительство?

Опасность поражения энтерококком фекалис

Микроорганизм отличается значительной опасностью по ряду причин. Потому отсутствие лечения чревато неблагоприятными последствиями для организма больного:

  • Энтерококк отличается значительной жизнестойкостью. Он не боится критических перепадов температуры.
  • Второй весомый фактор — это резистентность микроорганизмов ко многим антибактериальным препаратам.
  • Энтерококки не боятся отсутствия кислорода.
  • Они легко размножаются при бродильной диспепсии.

Потому требуется тщательный подход к диагностике и лечению.

Осложнения

  • простатит;
  • уретрит;
  • гнойно-воспалительные заболевания органов малого таза;
  • сепсис.

Возможно развитие тяжелых последствий для жизни и здоровья.

Диагностика

Диагностикой энтерококковой инфекции занимаются врачи-инфекционисты. Кроме рутинных анализов, расспроса и осмотра, используется бактериологический посев биоматериала на питательные среды. Дает возможность высеять возбудителя, а также определить его чувствительность к антибиотикам.

Лечение

Фекальные энтерококки — это микроорганизмы, которые помогают поддерживать внутри нашего кишечника оптимально кислотно-щелочной баланс, участвует в выработке витаминов, и на 1/3 вместе с другими микробами они составляют массу нашего кала.

Поэтому огульно уничтожать энтерококк нелогично, поскольку в норме он всё равно нам пригодится.

Нужно использовать только те средства, которые могут привести к уничтожению урогенитальной локализации возбудителя, и не затрагивать при этом его кишечную форму.

Мужчинам при урогенитальном энтерококкозе следует делать инсталляции раствора бактериофага в уретру, промывать им головку полового члена и внутренний листок крайней плоти. Это позволит уничтожить вирусам местно популяцию бактериофагов, занесённых из кишечника.

Поскольку чаще всего заносятся микроорганизмы из прямой кишки, то бактериофаг также применяется ректально для профилактики таких «самозаражений». Курс лечения бактериофагом 7-10 дней, одна доза для ректального введения составляет 50 мл препарата в виде клизмы, которую нужно ставить после опорожнения кишечника.

Выпускается «Интести – бактериофаг» во флаконах, по 100 мл.

Кроме этого, рекомендовано местное применение кремов и мазей, содержащих антибактериальные препараты, и позволяющих дезинфицировать слизистую половых путей. Так, с успехом может применяться: раствор хлоргексидина, фурацилина и мирамистина, согласно инструкции.

Применение бактериофага вместо антибиотиков гарантирует, что популяции здоровых и нужных микроорганизмов в кишечнике останутся здоровы, и не разовьется дисбактериоза кишечника, который часто сопровождает любое лечение с применением антибиотиков.

  • Борода не растет? Или она не такая густая и шикарная, как хотелось бы? Не все еще потеряно.
  • Косметика и аксессуары для правильного ухода за бородой и усами. Зайдите сейчас!

Источник: http://MenQuestions.ru/venerologiya/enterococcus-faecalis-u-muzhchin.html

Бактерия enterococcus faecalis в мазке у мужчин

Многочисленных представителей микрофлоры человека можно разделить на три условные группы: патогенные, непатогенные и условно-патогенные микроорганизмы. К последним и относится enterococcus faecalis. Важно знать, что это за бактерия, почему наличие большого количества enterococcus faecalis в мазке у мужчин является поводом для беспокойства и как с ней бороться.

Краткое описание бактерии

Особенностью условно-патогенной микрофлоры вообще, и энтерококка, в частности, является стойкость к воздействию антибиотиков, а также к воздействию высоких и низких температур. В связи с этим необходимо знать, что такое энтерококк, чтобы понимать, как с ним бороться.

Общая характеристика

Enterococcus spp. (энтерококки) — это группа бактерий, относящихся к подклассу лактобактерий. Наиболее известным представителем является энтерококк faecalis (он же энтерококк фекальный). В норме эта бактерия является частью микрофлоры рта и кишечника (помогает пищеварению), в малых количествах может присутствовать на слизистой оболочке мочеполовой системы.

Численность этих бактерий держится на одном уровне благодаря работе иммунитета. Однако, при сбое в работе иммунной системы либо под действием каких-либо факторов внешней среды, численность бактерий может возрасти, и они могут вызвать ряд патологических процессов в мочеполовой системе.

Чаще всего энтерококк фекальный у мужчин обнаруживается в мазке из уретры. В самом факте обнаружения энтерококка нет ничего страшного, обращать внимание следует на количество бактерий.

Причины заражения

Как уже было сказано выше, энтерококк фекалис обитает в каждом организме и при нормальной численности не представляет опасности. Однако, при неблагоприятном стечении обстоятельств численность энтерококка резко увеличивается, и он начинает питаться клетками органа, на котором паразитирует.

Чаще всего энтерококком поражаются органы мочеполовой системы, но болезнь может развиваться и в органах желудочно-кишечного тракта.

Причинами заболевания энтерококком являются:

  • Незащищённый половой контакт (в особенности чередование анального и генитального секса).
  • Неправильная гигиена после туалета либо отсутствие гигиены вообще.
  • Развитие вирусной инфекции (в том числе ВИЧ).
  • Гибель других представителей микрофлоры (под действием антибиотиков).
  • Передача от матери к новорождённому ребёнку.
  • Трансплантация органов (крайне редко).

Кроме того, здоровый человек может являться носителем энтерококка, но при этом не болеть и не испытывать неудобств. Тем не менее, в таком случае сохраняется опасность заражения партнёра.

Первые симптомы энтерококка у мужчин

При попадании в организм энтерококк имеет свойство в течение долгого времени вести себя незаметно и никак не проявляться. Поэтому диагностика на самых ранних этапах подчас затруднительна. При появлении первых симптомов заражения рекомендуется обратиться к врачу незамедлительно.

При подозрении на заболевание энтерококком у мужчин необходимо обратить внимание на следующие симптомы:

  • Боли в области полового члена. Она может носить острый, ноющий, жгучий, ноющий характер, отличается высокой интенсивностью. Кроме того, болевые ощущения часто отдают в пах, промежность, яички и даже поясницу. Возможен дискомфорт при мочеиспускании и движении.
  • Ложные позывы к мочеиспусканию либо, наоборот, недержание.
  • Дискомфорт во время дефекации (при натуживании).
  • Проблемы с эрекцией (эректильная дисфункция).
  • Проблемы с эякуляцией (может вообще не происходить).
  • Потемнение мочи с появлением хлопьев белка.
  • Выделения из канала уретры. Обладают резким, гнилостным запахом и зеленоватым оттенком.
  • Проблемы с непосредственно мочеиспусканием.
  • Спёртый оргазм.
  • Повышение температуры до 37−37,5 градусов.
  • Общая слабость и сонливость.

При игнорировании симптомов есть риск запустить болезнь, что может вызвать следующие заболевания:

  • Простатит.
  • Уретрит.
  • Сепсис.
  • Гнойные воспаления половых органов.
  • Бесплодие.
  • Импотенция.

При развитии инфекции возможно как проявление всех признаков, так и лишь некоторых, поэтому необходимо быть особенно внимательным ко всем отклонениям в работе мочеполовой системы.

Диагностика заболевания

Появление любого из этих симптомов должно заставить человека обратиться к урологу для проведения диагностики. Она включает в себя следующий комплекс мер:

  • Осмотр специалистом.
  • Общий анализ мочи и крови.
  • ПЦР (полимеразная цепная реакция). Помогает выявить энтерококк даже при отсутствии симптомов.
  • Бактериологический посев. Исследование культуры с определением уровня чувствительности к антибиотикам. Также возможно использование метода при отсутствии симптомов.
  • Ультразвуковое исследование (УЗИ).
  • Магнитно-резонансная томография (МРТ).
  • Компьютерная томография (КТ).
  • Уретроскопия.
  • Микроскопия мазков.

Наиболее эффективной мерой признаётся бактериологический посев мазка. После забора образцов из уретры они высаживаются на культуральную среду и выращиваются в течение 3−4 суток, по прошествии которых проводится выявление и подсчёт микробов.

При исследовании содержания enterococcus faecalis норма у мужчин признаётся равной 10 в 5 степени или менее. В этом случае назначение лечения не имеет смысла. При превышении этой цифры считается, что содержание enterococcus faecalis в мазке у мужчин не соответствует норме, и можно говорить о риске развития патологии.

Методы лечения

Ввиду устойчивости энтерококка к воздействию значительного количества антибиотиков, а также способности к длительному бессимптомному существованию вопрос своевременного лечения и профилактики остро стоит перед каждым ответственным мужчиной. Целью лечебных мероприятий при энтерококковой инфекции является устранение вызвавших инфекцию бактерий и восстановление нормальной микрофлоры. Поэтому применяется комплекс лекарств:

  • Антибиотики. Ввиду высокой устойчивости к антибиотикам у enterococcus faecalis, применяются специальные препараты. Наилучший эффект оказывают следующие медикаменты: рифаксимин, таваник, доксициклин. Данные препараты обладают высокой эффективностью и безопасны для организма. Курс лечения составляет одну неделю при приёме по одной таблетке два раза в сутки.
  • Противомикробные препараты. Чаще всего применяется «Метронидазол», который уничтожает микробы в желудочно-кишечном тракте.
  • Иммуномодулирующие препараты. Применяются для укрепления иммунитета в комплексе с общей терапией.
  • Витамины.
  • Физиотерапия.
  • Лечебная физкультура.

Помимо этого, возможно применение раствора содержащего бактериофаг. Бактериофаг-это вирус, уничтожающий определённый тип микроорганизмов. При применении раствора содержащего бактериофаг можно гарантировать сохранность полезной микрофлоры при уничтожении энтерококка.

При энтерококковой инфекции рекомендуется делать ингаляции раствора бактериофага в уретру, а также промывать им крайнюю плоть и головку полового члена. Курс лечения от недели до десяти суток.

Профилактические меры

В целях избежания заражения энтерококком рекомендуется соблюдение следующих профилактических мер:

  • Всегда соблюдать правила личной гигиены.
  • При любом виде секса использовать презерватив.
  • При посещении общественных туалетов избегать прямого контакта с сантехникой.
  • Всегда мыть руки после посещения туалета.

Помните! Ответственное отношение к себе и другим — залог счастливого будущего.

Источник: http://nebolel.com/analizyi/bakteriya-enterococcus-faecalis

Enterococcus Faecalis (фекальный энтерококк) в мазке у женщин: норма и отклонения, причины и лечение

Бактерия под названием фекальный энтерококк относится к грамположительным микробам и является условно-патогенной микрофлорой. В небольших количествах эта бактерия не вызывает проблем со здоровьем, но в случае активного размножения способна вызывать серьезные болезни мочеполовой системы.

Уровень опасности

  • К фекальному энтерококку более восприимчивы женщины, у которых бактерия вызывает воспалительные процессы в мочеполовых органах.
  • Сам микроорганизм в определенных количествах обитает в кишечнике, особенно в тонкой кишке.
  • Выделяется с каловыми массами, которые содержат до 90 % этой бактерии, может долго сохраняться в воздухе.

При неблагоприятных факторах — от неправильного питания до несоблюдения элементарных правил личной гигиены — микроорганизм начинает активно размножаться, вытесняя нормальную микрофлору. Попадая в женские половые органы, уретру, он вызывает патологии вплоть до развития пиелонефрита, уретрита, воспаления яичников и матки.

  1. Прочитать детально про частое мочеиспускание у женщин рекомендуем тут.
  2. А теперь подробно рассмотрим, как происходит лечение цистита у женщин: читайте об этом здесь.

Как обнаружить Enterococcus Faecalis в мазке у женщин, сколько их должно быть в норме?

Фекальный энтерококк можно обнаружить путем взятия мазка из влагалища. Забор материала осуществляется врачом-гинекологом, далее направляется в лабораторию для исследования под микроскопом. По результатам анализа можно судить о том, на сколько превышено содержание условно-патогенной бактерии.

Нормой в мазке из влагалища считается наличие фекального энтерококка менее 10% от общей микрофлоры, а количество молочно-кислых бактерий, лактобактерий при этом не нарушено.

Если наличие бактерии превышает порог в 10-15%, воспалительный процесс есть. Концентрация в мазке более 30% говорит о сильно выраженной патологии, требующей адекватного лечения.

Причины обнаружения

Причины, по которым фекальный энтерококк может попасть в женские половые органы, немногочисленны.

Самый распространенный фактор, провоцирующий развитие энтерококковой инфекции — несоблюдение правил личной гигиены:

  • нерегулярное мытье наружных половых органов;
  • использование чужих полотенец, белья, бритв;
  • несвоевременная замена гигиенических прокладок и тампонов.

Передается бактерия и половым путем, через незащищенные контакты, поэтому женщины, не использующие барьерные средства контрацепции, не имеющие постоянного партнера, могут заразиться от мужчины.

Микроорганизм начинает активироваться в организме тех женщин, которые перенесли курсы антибиотикотерапии — в ослабленном организме энтерококк развивается активнее, чем у совершенно здорового человека с сильной иммунной системой.

Симптомы развивающейся болезни

Фекальный энтерококк может поражать как половые органы, так и мочевую систему, при серьезном течении — почки и мочевой пузырь. С момента активного размножения микроорганизма у женщин начинают появляться тревожные симптомы.

Болевой симптом — неотъемлемый признак, свидетельствующий об активизации патогенной флоры. Боли — разные по интенсивности и характеру, по мере развития болезни они становятся выраженными.

При поражении фекальным энтерококком больные чаще отмечают:

  • неприятные боли в нижней части живота ноющего характера, усиливающиеся при мочеиспускании;
  • боли в спине, возникающие периодически, по характеру — интенсивные, давящие.

Выделения отмечаются практически у всех женщин.

При поражении влагалища и половых путей выделения обильные, по цвету — от сероватых до светло-коричневых, запах — неприятный. Выделения сопровождаются жжением, дискомфортом во влагалище.

Меняется характер мочеиспускания — оно становится учащенным, скудным. Могут возникать внезапные резкие позывы, процесс выделения мочи становится болезненным.

Ухудшается общее состояние больных:

  • постоянная усталость, слабость;
  • сонливость даже при наличии полноценного сна;
  • снижение полового влечения.

Лечение

При обнаружении в анализах превышения допустимой концентрации фекального энтерококка — в мазках из влагалища, моче, кале — лечение важно начать сразу, так как микроорганизм быстро размножается, губительно влияя на весь организм.

Опасно попадание бактерии в кровь. Такое бывает редко, при запредельно высоких концентрациях микроорганизма. Последствия попадания энтерококка в кровь опасны — возможно развитие менингита.

Основные группы препаратов

Адекватная терапия против фекального энтерококка включает:

  • антимикробные препараты, антибиотики;
  • препараты для наружного использования;
  • медикаменты для укрепления организма и иммунитета.

Антибиотики позволяют быстро остановить развитие инфекционно-воспалительного процесса. Важно подобрать антибиотик, к которому микроорганизм будет чувствителен.

Самые популярные и действенные антибиотики:

  • Цефтриаксон;
  • Гентамицин;
  • Доксициклин;
  • Ципрофлоксацин.

Назначают их чаще внутримышечно, в дозах, рассчитанных по весу, возрасту, тяжести болезни. Длительность курса — 7-10 дней, не дольше.

В последнее время в терапии против энтерококковой инфекции часто назначают бактериофаги — специальные препараты в жидкой форме, которые губительно влияют на условно-патогенные бактерии, вызывая минимум побочных эффектов.

Против фекального энтерококка наиболее действенным считается Интести-бактериофаг.

Средства для наружного применения действуют местно, оказывая противомикробный и противовоспалительный эффект. К ним относятся вагинальные свечи, таблетки, гели.

Хорошо зарекомендовали себя:

  • Тержинан — вагинальные таблетки;
  • Полижинакс — свечи;
  • Гексикон — свечи.

Препараты для укрепления иммунной системы тоже важны — ослабленный организм не может полностью подавлять рост условно-патогенной флоры.

Для повышения защитных сил организма в комплексной терапии назначают:

  • Виферон — в форме свечей;
  • Генферон — в виде свечей;
  • поливитаминные комплексы — Витрум, Элевит, Компливит, Алфавит.

Курс приема — не менее месяца, после него делают перерыв 14-30 дней, и прием витаминов и иммуномодуляторов повторяют.

Народные средства

Народная медицина предполагает лечить фекальный энтерококк путем спринцеваний настоями трав с противомикробным эффектом — это аир, шалфей, кровохлебка, ромашка, мать-и-мачеха. Благодаря таким процедурам можно снять неприятные ощущения в половых путях — зуд, жжение, выделения.

Для спринцеваний рекомендуется использовать теплый неконцентрированный настой трав (на стакан кипятка — 5-10 г сухой травы).

Популярный народный рецепт из смеси меда и прополиса помогает укрепить защитные силы организма, приостановить рост патогенной флоры в кишечнике. Для приготовления смеси надо смешать пополам свежий мед и прополис, выдержать около 2-х суток и принимать по чайной ложке три раза в сутки.

Народные методы лучше применять по разрешению врача в комплексе с основным лечением. Такие методы помогают симптоматически, облегчая общее состояние.

Терапия для партнера

Мужчины подтверждены заражению энтерококковой инфекцией.

В мужском организме микроорганизм поражает кишечник и мочеполовую систему, приводя к развитию:

  • уретрита;
  • пиелонефрита;
  • простатита;
  • импотенции.

В случае обнаружения энтерококка у женщины лечить партнера нужно обязательно. Половой путь передачи — распространенный, особенно при незащищенных контактах.

Лечение партнера включает антимикробные препараты, антибиотикотерапию и средства, укрепляющие иммунитет. После лечения сдаются контрольные анализы.

Заболевание при беременности

При обнаружении в моче или мазке из влагалища у беременных фекального энтерококка в завышенной концентрации лечение начинают сразу. Подобная проблема у женщин в положении — не редкость.

Последствия несвоевременного лечения могут быть нешуточными:

  • преждевременные роды;
  • рождение ребенка с низкой массой тела;
  • плацентарная недостаточность;
  • ранее излитие околоплодных вод, задолго до родов;
  • внутриутробное инфицирование ребенка.
  • Лечение беременных должно быть щадящим, чтобы плод не пострадал.
  • Обычно гинекологи назначают препараты для местного применения — Полижинакс или Тержинан во влагалище, Виферон для активизации иммунитета и пробиотики для приема внутрь — Линекс, Хилак-форте.
  • После проведенного курса необходимо провести контрольное обследование, чтобы установить, достигнута ли цель терапии.

Профилактические меры

Чтобы избежать заражения фекальным энтерококком, не допустить его размножения в кишечной и влагалищной флоре, следует придерживаться простых мер профилактики.

  • Самое важное — половая жизнь с проверенным партнером, использование контрацептивов.
  • Соблюдение гигиенических мер, правильный уход за интимной зоной.
  • Налаженная работа желудочно-кишечного тракта, включая правильное питание, при необходимости — прием бифидо- и лактобактерий.
  • Правильная одежда, особенно нижнее белье, которое должно быть идеально чистым, из натуральных тканей — от этого зависит здоровье половых органов и всей репродуктивной системы.

Женщина должна внимательно следить за состоянием здоровья, при любых нетипичных выделениях, настораживающих цветом, консистенцией, объемом, нужно обратиться к гинекологу, сдать мазок

.

Обнаружение в анализах у женщин фекального энтерококка — неприятно и опасно. Симптомы болезни подрывают общее состояние, мешают полноценной жизни. Но паниковать не стоит: при раннем выявлении и разумном лечении условно-патогенную флору можно победить полностью. А профилактика в будущем позволит избежать возвращения проблемы.

Источник: https://beautyladi.ru/enterococcus-faecalis-v-mazke/

Enterococcus в мазке

  • Человеческий организм населен множеством форм существования жизни.
  • В органах и тканях человеческого тела постоянно обитает устойчивое сообщество микроорганизмов.
  • Они выполняют в организме определенные функции или являются паразитическими организмами.

Микроорганизмы, в норме не вызывающие заболевания человека, но потенциально способные наносить ему вред, называют условно патогенными.

Это означает, что при ослаблении иммунной реактивности организма они способны приобретать патогенные свойства и вызывать заболевание.

К таким микроорганизмам относится enterococcus faecalis.

Что представляет собой enterococcus faecalis?

Это грамположительная лактобактерия, естественно обитающая в тканях желудочно-кишечного тракта.

При нормальной резистентности организма и отсутствии влияния неблагоприятных факторов энтерококк не приносит организму какого-либо вреда.

Однако в неблагоприятных условиях enterococcus faecalis становится болезнетворным и может обнаруживаться в мазке из уретры или влагалища.

Что означают энтерококки в мазке?

  1. Энтерококк представляет собой бактерию и относится к условно – патогенной флоре.
  2. В норме этот микроорганизм обитает в кишечнике, но иногда происходит заражение половых органов.
  3. Энтерококки в большом количестве попадают во внешнюю среду с фекалиями человека, и хорошо сохраняются в окружающей обстановке.
  4. В гениталиях бактерии не должно быть, там она вызывает различные воспалительные процессы.

Помните!

Когда развилось заболевание половых органов у мужчины или женщины, нужно обязательно обратиться к доктору и немедленно начинать лечение.

Бактерия устойчива ко многим антибактериальным средствам, трудно подобрать нужный препарат.

Если не избавиться от возбудителя, воспалительный процесс будет прогрессировать и распространяться на внутренние органы половой и выделительной систем.

Откуда берется энтерококк в мазке?

  • Бактерия в норме заселяет кишечник человека.
  • Может присутствовать у детей, мужчин, женщин, пожилых людей.
  • Обычно в тонком кишечнике ее большое количество, в остальных отделах – в меньшей степени.
  • Обитает энтерококк в умеренной кислой или почти нейтральной среде.
  • Он является частью флоры пищеварительного тракта.
  • Под действием ряда факторов, которые зависят от человека, микроорганизм попадает на половые органы.
  • В норме, бактерия не должна высеваться.
  • При размножении, вызывает воспалительную реакцию гениталий.

Почему энтерококк появляется в мазке у женщин?

Причин попадания бактерий в женские половые органы женщины несколько:

  • редкие гигиенические процедуры гениталий;
  • неоднократное пользование индивидуальными гигиеническими средствами – бритвенными станками, полотенцами, нижним бельем;
  • долгий интервал при смене тампона, прокладки;
  • трусы типа «стринги».
  1. Это бытовые факторы, которые способствуют занесению энтерококков на детородные органы женщины.
  2. Особенно следует отметить неблагоприятное воздействие нижнего белья.
  3. Резинка трусиков – стрингов расположена таким образом, что может контактировать с анальным отверстием.
  4. После перемены положения тела, этот же участок оказывается в непосредственном контакте с вульвой.
  5. Это способствует прямому занесению фекальной флоры во влагалище.

Важно соблюдать правила интимной гигиены.

Это предотвратит заражение условно-патогенной флорой кишечника.

  • Дополнительная причина появление энтерококка в мазке – это незащищенные барьерной контрацепцией сексуальные контакты с разными мужчинами.
  • Существует возможность полового способа передачи энтерококка.
  • Часто это происходит при анальных контактах.

Причины обнаружения энтерококка в мазке у мужчин

  1. В мочевыделительном канале достаточно часто можно обнаружить энтерококки.
  2. Они попадают туда под воздействием провоцирующих факторов.
  3. Мужчина принимал антибиотики, но забыл по окончании курса пропить пробиотики.
  4. Антимикробные препараты имеют сильное воздействие не только на возбудителей инфекционных заболеваний, но и на нормальную флору.
  5. Нормальные лакто бактерии вытесняются из мочеполовой системы.
  6. Кишечная бактерия, широко устойчивая ко многим антибактериальным средствам, попадает в гениталии и размножается там.
  7. Несоблюдение правил интимной гигиены ведет к попаданию энтерококка в уретральный канал.
  8. Редкая смена нижнего белья и нерегулярное посещение душа способствует попаданию микроорганизма в половые органы.
  9. При незащищенных сексуальных контактах с разными женщинами, существует возможность заражения энтерококком от партнерши.
  10. У лиц с угнетенной иммунной системой, при ВИЧ-инфекции, сахарном диабете, возникновение воспалительного процесса в гениталиях происходит чаще.
  11. Что делать для предотвращения инфицирования?
  12. После похода в туалет рекомендуется мыть руки, чтобы не допускать распространения микроорганизма.
  13. Важно исключить анальные половые контакты, особенно без презервативов.
  14. Если такие акты происходят, стоит использовать более плотные кондомы.
  15. После акта провести тщательную гигиеническую обработку.
  16. Можно воспользоваться местным антисептиком.
  17. Но, манипуляция не должна проводиться на регулярной основе.

Источник: https://kvd-moskva.ru/enterococcus-v-mazke/

Enterococcus faecalis (энтерококк фекальный) в мазке у женщин

Бактерия enterococcus faecalis, обнаруженная в мазке, она же энтерококк фекальный или кишечный, это микроорганизм, который обычно живет в кишечнике человека и является условно-патогенным.

То есть может вызвать заболевание, но только при определенных условиях — если попадет в благоприятную для него среду (в рот, вагину, мочевыделительную систему) при сниженном иммунитете (характерно для беременности).

Провоцирует цистит, аэробный вагинит, пиелонефрит и другие болезни.

Гинеколог диагностирует данного возбудителя по результатам бакпосева на флору. Это анализ, который иногда берут у будущих мам в плановом порядке без наличия каких-либо жалоб, а также в случае плохого общего мазка, если обнаружено слишком много лейкоцитов.

Иногда мазок на флору или чистоту из влагалища берут одновременно с бактериальным посевом. Это если у женщины уже имеются симптомы гинекологического заболевания, инфекции, например, необычные выделения, зуд.

Таким образом, получится назначить правильное лечение в более скорые сроки, ведь посев выполняется не один день.

Нужно подождать, пока в отделяемом из влагалища и цервикального канала, взятом на анализ, размножились микроорганизмы.

К содержанию

Симптомы энтерококка faecalis у женщин

Фекальный энтерококк находят в мазках у 25% женщин, и чаще это норма. Далеко не всегда он дает какую-либо симптоматику. Если количество микроорганизма не велико, возможно, он даже попал из прямой кишки в мазок из-за неправильного его взятия у здоровой женщины, никаких признаков бактерия не дает.6, 10 в 7-й степени— обильный рост.

Если воспаление есть, то будут следующие его проявления.

  1. Боль во время полового акта, так называемая диспареуния.
  2. Обильные желтые выделения без неприятного запаха (в отличие от бактериального вагиноза, вызываемого анаэробными микроорганизмами, когда есть запах тухлой рыбы).
  3. Отечность и покраснение преддверия и стенок влагалища.
  4. Зуд и жжение в вагине. Иногда женщины жалуются, что щипят половые губы.
  • Перечисленные сигналы организма становятся особенно яркими после менструации.
  • Периодически симптомы становятся менее выраженными, женщина чувствует улучшение, но потом вновь следует обострение.
  • К содержанию

Причины появления кишечного энтерококка во влагалище и пути заражения

Из кишечника микроорганизмы попадают во влагалище при анально-вагинальных контактах, обычных половых актах; из-за близости анального отверстия и входа во влагалище, неправильного подмывания и ношения стрингов, плохого соблюдения личной гигиены и т. д.

Особенно часто аэробный вагинит возникает у девочек и у женщин в период менопаузы. Проблема заключается в низком уровне эстрогена, маленьком количестве или полном отсутствии лактобактерий.

Улучшить микрофлору влагалища, заселить ее полезными микроорганизмами женщинам при климаксе поможет заместительная гормональная терапия, в том числе использование препаратов местного действия — «Овестина».

Кстати, именно с низким уровнем эстрогена связана другая гинекологическая патология — атрофический кольпит.

При половом акте может передаваться от одного партнера к другому, как любой другой условно-патогенный возбудитель, но в незначительных количествах.

К содержанию

Лечение фекального энтерококка у женщин

Если симптомов заболевания нет, лечения не требуется. Если есть, то назначают антибиотики внутрь и местно антибактериальный или антисептический препарат.

Есть мнение, что обязательно нужно лечиться, если энтерококк фекальный выявлен при взятии мазка из цервикального канала. Якобы наблюдать можно, только если он находится исключительно во влагалище. Но микрофлора влагалища и цервикального канала практически идентичная.

А в матку болезнетворные микроорганизмы просто так не попадут.

Помешает слизистая пробка (она образуется не только у беременных женщин!), менструация (во время нее эндометрий отторгается со всеми болезнетворными бактериями), постоянное физиологическое обновление плоского эпителия и бели — вагинальные выделения также «чистят» слизистую.

Из антибиотиков предпочтение обычно отдают следующим:

  • «Гентамицин;
  • «Сизомицин»;
  • «Амикацин»;
  • «Тобрамицин»;
  • «Нетилмицин»;
  • «Левофлоксацин»;
  • «Линезолид»;
  • «Амоксиклав»;
  • «Амоксициллин»;
  • «Левофлоксацин»;
  • «Цефотаксим»;
  • «Рифаксимин»;
  • «Нифурател»;
  • «Цефтриаксон»;
  • «Ципрофлоксацин».

Пефлоксацин, ломефлоксацин, офлоксацин, норфлоксацин слабо активны. Более точно определить эффективное лекарство помогает результат бакпосева. В результате этого анализа вы найдете к какому антибиотику бактерия резистентна (невосприимчива) и чувствительна.

Из местных препаратов бороться с enterococcus faecalis помогают:

  • Тержинан;
  • Полижинакс;
  • Гексикон.
Схема лечения №1 «Гентамицин» 2 раза в день в течение 5 суток + свечи «Тержинан» по 1 перед сном — 10 дней. После возможно использовать препараты для нормализации микрофлоры кишечника и влагалища. «Бифидумбактерин» внутрь и «Ацилакт» вагинально. Но это не обязательно.
Схема лечения №2 1 свеча «Вагинорм С». На следующий день антибиотики «Ципрофлоксацин» в дозировке 500 мг 2 раза в день в течение недели. Параллельно с этим свечи «Тержинан» по 1 штуке в течение 10 дней. После окончания курса антибиотиков — еще 5 дней «Вагинорм С» и затем для восстановления микрофлоры влагалище «Экофемин» в течение 10 дней.
Схема лечения №3 «Ампициллин» в дозировке 0,25 по 2 таблетки 4 раза в день в течение одной недели. На ночь 1 суппозиторий «Гексикон» вагинально.
Схема лечения №4 «Ципринол» по 500 мг 2 раза в день. На 3 и 10 день лечения антибиотиком — «Микомакс» 150 мг. Со второго дня лечения антибиотиками внутрь, вагинально комбинированный антибиотик «Полижинакс» в течение 12 дней. После этого, восстановить микрофлору влагалища свечами «Вагинорм-С» (6 дней).

Некоторые врачи прибегают к альтернативному лечению — повышению иммунитета, чтобы организм смог сам бороться с кишечным микроорганизмом. Или назначают бактериофаг для кишечника. Сторонники доказательной медицины к таким назначениям относятся скептически. «Рифаксимин», «Виферон» и подобные препараты не обладают доказанной эффективностью и безопасностью.

  1. Если есть проявления грибковой инфекции (молочницы) — назначают «Макмирор».
  2. Без антибиотиков не обойтись беременным, так как для них последствия этого воспалительного процесса могут быть особенно тяжелыми.
  3. К содержанию

Чем опасен аэробный вагинит, последствия болезни

Возможно развитие тяжелого эндокольпита — воспалительно-дистрофического поражения стенок влагалища и шейки матки. Это часто провоцирует следующие осложнения при беременности:

  • преждевременный разрыв околоплодного пузыря с отхождением амниотической жидкости;
  • хориоамнионит;
  • преждевременные роды;
  • внутриутробная задержка развития плода;
  • рождение ребенка с низким весом.

Аэробный вагинит усугубляется воспалительными заболеваниями малого таза:

  • эндометрит;
  • сальпингит;
  • оофорит;
  • тубоовариальный абсцесс;
  • тазовый перитонит.

Симптомы заболеваний женских репродуктивных органов:

  • сильная боль во время менструации и в другие фазы цикла; боль отдает в поясницу, крестец, промежность;
  • ощущение жара и распирания в промежности;
  • болезненность при половом акте и снижение полового влечения;
  • бесплодие;
  • слизистые, серые бели;
  • повышение температуры тела;
  • боли при мочеиспускании.

Осложнения заболеваний репродуктивных органов:

  • рубцевание, спайки в маточных трубах;
  • внематочная беременность;
  • регулярные боли в тазу;
  • тубо-овариальный абсцесс;
  • пельвиоперитонит.

К содержанию

Сопутствующая enterococcus faecalis условно-патогенная флора и термины

Данные научные определения вы можете прочесть в результатах анализов. Пугаться этих микроорганизмов не стоит. Все они условно-патогенные. Не всегда вызывают болезнь. Относятся к аэробным, то есть способны провоцировать аэробный вагинит.

Escherichia coli — кишечная палочка.
Staphylococcus epidermidis (эпидермальный стафилококк).
Klebsiella pneumoniae (клебсиелла пневмония) — условно-патогенный обитатель кишечника.
Candida albicans — кандида альбиканс, дрожжеподобные грибки.
Pseudomonas aeruginosa — синегнойная палочка.

Enterococcus faecium (энтерококки фэциум) — кишечный микроорганизм.
Staphylococcus aureus — золотистый стафилококк.
Streptococcus agalactiae — стрептококк агалактия, группы В.
Enterococcus spp — семейство энтерококков.
Staphylococcus haemolyticus — стафилококк гемолитический.

Подробнее о кокках в мазке читайте в этом материале.

К содержанию

Добавить комментарий

Источник: https://viskablivanie.ru/enterokokk-fekalnyj-v-mazke-u-zhenshin.html

Еnterococcus faecalis у мужчин: в мазке, в секрете простаты, лечение

Еnterococcus faecalis у мужчин или как его ещё называют «фекальный энтерококк» существуют в каждом организме при нормальной микрофлоре.

Но если происходит его ослабление этот патогенный микроб может поражать ротовую полость, уретру, простату, кишечник. Сегодня вы узнаете какие причины возникновения недуга, признаки, симптомы, анализы и профилактика.

Особенности бактерии

Что поражает:

  1. Половую систему.
  2. Мочевой пузырь.
  3. Почки и органы малого таза.
  4. Простату.
  5. Уретру.

Фекальный энтерококк при повышении его нормы вызывает воспалительный процесс. Лечится только с помощью антибиотиков в инфекционной больнице под наблюдением врачей.

Еnterococcus faecalis высеивается в каловых массах, мазке из уретры и моче. Эта бактерия довольно выносливая и может выживать при любых условиях. Устойчивая ко многим медикаментам.

Поэтому когда мужчина болеет обычными простудными и инфекционными недугами , где необходимо применение антибиотиков, бактерии Еnterococcus faecalis даже в уничтоженной микрофлоре кишечника размножаются.

Энтерококки выживают везде и под любым воздействием на них. Большое количество их появления наблюдается после консервативного лечения антибиотиками или хирургического вмешательства.

При сбое в иммунной системе энтерококки активизируются в больших количествах в организме и могут навредить ему.

Еnterococcus faecalis имеют и положительные факторы. Его применяют в молочной продукции для брожения, из него изготавливают сыворотку, кефир, йогурт.

Признаки

Бактерия попадает в мочеполовую систему мужчины через уретру. На начальных этапах развития энтерококка никакой клинической картины не существует. При большом скоплении Еnterococcus faecalis в уретре могут появиться такие признаки:

  • Боли при мочеиспускании.
  • Примеси в урине, помутнение.
  • Гнойные слизистые выделения из уретрального канала.
  • Нарушение либидо.
  • Частые позывы «по-маленькому».
  • Утомляемость, слабость.
  • Ноющие боли в паху, уретре.

Наблюдая у себя одно из этих симптомов, мужчина должен обратиться к урологу для сдачи необходимых анализов и прохождения лечения антибиотиками направленных против этого микроба.

Как он попадает в половую систему

Патогенная бактерия еnterococcus faecalis присутствует у каждого здорового мужчины, но при быстром её размножении начинает питаться клетками тех органов в котором большее их скопление. Это может быть уретра, простат, почки, ЖКТ (желудочно-кишечный тракт).

Как размножаются бактерии энтерококки:

  • Неправильная гигиена, пренебрежение ею. Зачастую нечистоплотных представителей сильного пола может поражать данный микроб.
  • Те, кто не любят мыться и делают это раз в 3 дня, а то и реже, патогенный микроб активизируется в больших количествах в уретре и простате. Мыть руки после посещения туалета очень важно, чтоб бактерия не имела возможности к развитию.
  • Инфекции вирусной этиологии. Заражение уретры и мочеточника энтерококком, происходит в период венерического недуга. У мужчин, которые страдают хроническими патологиями, сахарным диабетом, ЗППП и ВИЧ, в первую очередь подвержены заражением энтерококком простаты.
  • Нарушение микрофлоры кишечника. Если мужчина проходит терапию антибиотиками, то под их воздействием погибают полезные микроорганизмы и это место занимают энтерококки.

Бактерии Еnterococcus быстро размножаются и развиваются на фоне слабого иммунитета.

Анализы и диагностика

В первую очередь данным заболеванием занимаются инфекционисты, но начинать необходимо с уролога, венеролога. Исследования на выявление энтерококка у мужчин:

  1. Мазок из уретры и кишечника.
  2. Анализ крови и мочи.
  3. Спермограмма. При отсутствии либидо.
  4. Бакпосев секрета простаты.

Для результативного высеивания бактерии нужно правильно подготовиться. Не стоит мыться антисептическими средствами, мылом, не принимать никаких лекарственных препаратов, в том числе и противомикробных. Для качественного посева спермограммы нужно воздержаться от секса 4 дня до анализа.

Лечение

Лечение некоторыми антибиотиками не приносит результата, так как эта бактерия достаточно живуча. Поэтому в лечение микроба входит комплексная терапия по схеме:

  • Антибиотики. Левофлоксацин (Таваник), Рифаксимин, Доксициклин. Эти препараты не токсичны для организма и достаточно легко переносятся. Применяются для мочеполовой системы. Лечение рассчитано на 1 неделю по 1 таблетки (0,5 г) 2 раза в сутки.
  • Противомикробные препараты. Метронидазол российского производства широкого спектра действия уничтожает патогенный микроб в ЖКТ.
  • Иммуномодулятор. Для укрепления иммунитета в сочетании с общей терапией назначают Вирутер, Панавир и т.д. Они противостоят развитию в дальнейшем энтерококков организме мужчины.
  • Физиотерапия, лечебная физкультура.

Профилактика

Любое заболевание можно предотвратить, если принимать необходимые меры.

  • Правила личной гигиены.
  • Использование презервативов при любом виде секса.
  • Мыть руки после посещения туалета.
  • Менять белье каждый день.
  • Приём антибиотиков должен сочетаться с лактацидами и иммуномодуляторами.

Источник: https://FlintMan.ru/enterococcus-faecalis-u-muzhchin/

Enterococcus spp в мазке у женщин

Бактерия enterococcus faecalis, обнаруженная в мазке, она же энтерококк фекальный или кишечный, это микроорганизм, который обычно живет в кишечнике человека и является условно-патогенным. То есть может вызвать заболевание, но только при определенных условиях — если попадет в благоприятную для него среду (в рот, вагину, мочевыделительную систему) при сниженном иммунитете (характерно для беременности). Провоцирует цистит, аэробный вагинит, пиелонефрит и другие болезни.

Гинеколог диагностирует данного возбудителя по результатам бакпосева на флору. Это анализ, который иногда берут у будущих мам в плановом порядке без наличия каких-либо жалоб, а также в случае плохого общего мазка, если обнаружено слишком много лейкоцитов.

Иногда мазок на флору или чистоту из влагалища берут одновременно с бактериальным посевом. Это если у женщины уже имеются симптомы гинекологического заболевания, инфекции, например, необычные выделения, зуд. Таким образом, получится назначить правильное лечение в более скорые сроки, ведь посев выполняется не один день. Нужно подождать, пока в отделяемом из влагалища и цервикального канала, взятом на анализ, размножились микроорганизмы.

Симптомы энтерококка faecalis у женщин

Фекальный энтерококк находят в мазках у 25% женщин, и чаще это норма. Далеко не всегда он дает какую-либо симптоматику. Если количество микроорганизма не велико, возможно, он даже попал из прямой кишки в мазок из-за неправильного его взятия у здоровой женщины, никаких признаков бактерия не дает.6, 10 в 7-й степени— обильный рост.

Если воспаление есть, то будут следующие его проявления.

  1. Боль во время полового акта, так называемая диспареуния.
  2. Обильные желтые выделения без неприятного запаха (в отличие от бактериального вагиноза, вызываемого анаэробными микроорганизмами, когда есть запах тухлой рыбы).
  3. Отечность и покраснение преддверия и стенок влагалища.
  4. Зуд и жжение в вагине. Иногда женщины жалуются, что щипят половые губы.

Перечисленные сигналы организма становятся особенно яркими после менструации.

Периодически симптомы становятся менее выраженными, женщина чувствует улучшение, но потом вновь следует обострение.

Причины появления кишечного энтерококка во влагалище и пути заражения

Особенно часто аэробный вагинит возникает у девочек и у женщин в период менопаузы. Проблема заключается в низком уровне эстрогена, маленьком количестве или полном отсутствии лактобактерий. Улучшить микрофлору влагалища, заселить ее полезными микроорганизмами женщинам при климаксе поможет заместительная гормональная терапия, в том числе использование препаратов местного действия — «Овестина». Кстати, именно с низким уровнем эстрогена связана другая гинекологическая патология — атрофический кольпит.

При половом акте может передаваться от одного партнера к другому, как любой другой условно-патогенный возбудитель, но в незначительных количествах.

Лечение фекального энтерококка у женщин

Есть мнение, что обязательно нужно лечиться, если энтерококк фекальный выявлен при взятии мазка из цервикального канала. Якобы наблюдать можно, только если он находится исключительно во влагалище. Но микрофлора влагалища и цервикального канала практически идентичная. А в матку болезнетворные микроорганизмы просто так не попадут. Помешает слизистая пробка (она образуется не только у беременных женщин!), менструация (во время нее эндометрий отторгается со всеми болезнетворными бактериями), постоянное физиологическое обновление плоского эпителия и бели — вагинальные выделения также «чистят» слизистую.

Из антибиотиков предпочтение обычно отдают следующим:

  • «Гентамицин;
  • «Сизомицин»;
  • «Амикацин»;
  • «Тобрамицин»;
  • «Нетилмицин»;
  • «Левофлоксацин»;
  • «Линезолид»;
  • «Амоксиклав»;
  • «Амоксициллин»;
  • «Левофлоксацин»;
  • «Цефотаксим»;
  • «Рифаксимин»;
  • «Нифурател»;
  • «Цефтриаксон»;
  • «Ципрофлоксацин».

Пефлоксацин, ломефлоксацин, офлоксацин, норфлоксацин слабо активны. Более точно определить эффективное лекарство помогает результат бакпосева. В результате этого анализа вы найдете к какому антибиотику бактерия резистентна (невосприимчива) и чувствительна.

Из местных препаратов бороться с enterococcus faecalis помогают:

  • Тержинан;
  • Полижинакс;
  • Гексикон.

Схема лечения №1

«Гентамицин» 2 раза в день в течение 5 суток + свечи «Тержинан» по 1 перед сном — 10 дней. После возможно использовать препараты для нормализации микрофлоры кишечника и влагалища. «Бифидумбактерин» внутрь и «Ацилакт» вагинально. Но это не обязательно.

Схема лечения №2

1 свеча «Вагинорм С». На следующий день антибиотики «Ципрофлоксацин» в дозировке 500 мг 2 раза в день в течение недели. Параллельно с этим свечи «Тержинан» по 1 штуке в течение 10 дней. После окончания курса антибиотиков — еще 5 дней «Вагинорм С» и затем для восстановления микрофлоры влагалище «Экофемин» в течение 10 дней.

Схема лечения №3

«Ампициллин» в дозировке 0,25 по 2 таблетки 4 раза в день в течение одной недели. На ночь 1 суппозиторий «Гексикон» вагинально.

Схема лечения №4

«Ципринол» по 500 мг 2 раза в день. На 3 и 10 день лечения антибиотиком — «Микомакс» 150 мг. Со второго дня лечения антибиотиками внутрь, вагинально комбинированный антибиотик «Полижинакс» в течение 12 дней. После этого, восстановить микрофлору влагалища свечами «Вагинорм-С» (6 дней).

Некоторые врачи прибегают к альтернативному лечению — повышению иммунитета, чтобы организм смог сам бороться с кишечным микроорганизмом. Или назначают бактериофаг для кишечника. Сторонники доказательной медицины к таким назначениям относятся скептически. «Рифаксимин», «Виферон» и подобные препараты не обладают доказанной эффективностью и безопасностью.

Если есть проявления грибковой инфекции (молочницы) — назначают «Макмирор».

Без антибиотиков не обойтись беременным, так как для них последствия этого воспалительного процесса могут быть особенно тяжелыми.

Чем опасен аэробный вагинит, последствия болезни

Возможно развитие тяжелого эндокольпита — воспалительно-дистрофического поражения стенок влагалища и шейки матки. Это часто провоцирует следующие осложнения при беременности:

  • преждевременный разрыв околоплодного пузыря с отхождением амниотической жидкости;
  • хориоамнионит;
  • преждевременные роды;
  • внутриутробная задержка развития плода;
  • рождение ребенка с низким весом.

Аэробный вагинит усугубляется воспалительными заболеваниями малого таза:

  • эндометрит;
  • сальпингит;
  • оофорит;
  • тубоовариальный абсцесс;
  • тазовый перитонит.

Симптомы заболеваний женских репродуктивных органов:

  • сильная боль во время менструации и в другие фазы цикла; боль отдает в поясницу, крестец, промежность;
  • ощущение жара и распирания в промежности;
  • болезненность при половом акте и снижение полового влечения;
  • бесплодие;
  • слизистые, серые бели;
  • повышение температуры тела;
  • боли при мочеиспускании.

Осложнения заболеваний репродуктивных органов:

  • рубцевание, спайки в маточных трубах;
  • внематочная беременность;
  • регулярные боли в тазу;
  • тубо-овариальный абсцесс;
  • пельвиоперитонит.

Сопутствующая enterococcus faecalis условно-патогенная флора и термины

Данные научные определения вы можете прочесть в результатах анализов. Пугаться этих микроорганизмов не стоит. Все они условно-патогенные. Не всегда вызывают болезнь. Относятся к аэробным, то есть способны провоцировать аэробный вагинит.

Escherichia coli — кишечная палочка.
Staphylococcus epidermidis (эпидермальный стафилококк).
Klebsiella pneumoniae (клебсиелла пневмония) — условно-патогенный обитатель кишечника.
Candida albicans — кандида альбиканс, дрожжеподобные грибки.
Pseudomonas aeruginosa — синегнойная палочка.
Enterococcus faecium (энтерококки фэциум) — кишечный микроорганизм.
Staphylococcus aureus — золотистый стафилококк.
Streptococcus agalactiae — стрептококк агалактия, группы В.
Enterococcus spp — семейство энтерококков.
Staphylococcus haemolyticus — стафилококк гемолитический.
Подробнее о кокках в мазке читайте в этом материале.

Энтерококки — род бактерий, которые всегда есть в здоровой микрофлоре кишечника. Есть они и в здоровой микрофлоре половых органов, и в здоровой микрофлоре полости рта. Они важны для организма и полезны. В то же время, энтерококки sp, при определённых обстоятельствах, являются возбудителями инфекций. Они крайне устойчивы к противомикробным препаратам, которые есть в арсенале современной медицины. Энтерококки sp в мазке у женщин – не самая хорошая новость. Что с этим делать?

Энтерококки — род бактерий, которые всегда есть в здоровой микрофлоре кишечника

Энтерококки при беременности

Норма может быть нарушена у любого человека – и у мужчины, и у женщины, и у ребёнка. Но по статистике чаще всего норма нарушена у женщин, которые находятся в положении. Проблема кроется в глобальной перестройке организма, характерной для беременности, без которой продолжение рода невозможно. Стремительные изменения в физиологии тела могут заставить вспомнить о проблемах, о которых человек давно забыл. Это и хронические заболевания, и ослабленный иммунитет. Норма бактерий легко превратится в их патологическое количество, это будет видно в мазке или же появятся характерные симптомы. Когда женщина в положении, её тело более уязвимо. Тем не менее, при беременности нельзя нервничать, надо лечить это явление — большое количество энтерококков во влагалище.

Когда женщина в положении, её тело более уязвимо

Что известно человечеству о данной бактерии

Множество бактерий живет вокруг человека. Мир невидимой жизни полон разнообразия, удивляет и восхищает. Но не всегда сосуществование видимого и невидимого возможно. Порой вирусы, грибки, бактерии угрожают жизни человека. Если два вида не смогли разделить среду обитания, разгорается конфликт и победить должен сильнейший.

Данные бактерии являются анаэробными микроорганизмами. Они используют для жизни энергию брожения. Ферментируют углеводы, выделяя при этом молочную кислоту. Любимая температура бактерий – от 10 градусов с плюсом до 45 градусов со знаком плюс. Если условия окружающей среды соответствуют этим параметрам, бактерии растут и размножаются. Спор и капсул они не образуют, сохраняют клеточное дыхание при отсутствии кислорода и при его наличии в окружающей среде.

Любимая температура бактерий – от 10 градусов с плюсом до 45 градусов со знаком плюс

Там, где есть брожение, нет кислорода и температура 37-39 градусов, они чувствуют себя очень комфортно, поэтому организм человека – их любимая среда обитания. Симбиоз же возникает потому, что бактерии снижают кислотность поверхности слизистой оболочки до уровня 4,2–4,6, что необходимо человеку. Иначе уже давно организм научился бы от этих бактерий избавляться. Так что, среда обитания этих невидимых существ не только окружающий внешний мир, но и организм человека. Несмотря на то что человек этого не замечает, биосфера активно заботится о нём.

Энтерококки sp – часть иммунной системы, но человек также является их переносчиком. Оказавшись вне тела, на предметах быта, бактерии могут жить длительное время, в отличие от многих анаэробов. При этом они обладают большим запасом прочности и выносливости. Эти бактерии сложно убить. Даже если человеку захочется от них избавиться или повлиять на их численность, сделать это будет нелегко.

Среда обитания этих невидимых существ не только окружающий внешний мир, но и организм человека

Дезинфицирующие средства часто оказываются неэффективными в борьбе с данным микроорганизмом. Он без труда выдерживает высокие температуры – не погибает при кипячении. К счастью, столь живучий микроорганизм обладает не самой безукоризненной системой размножения в сравнении с другими существующими формами жизни из мира невидимого. Идеальным хищником, так сказать, доминирующим видом энтерококкам стать нелегко – они не в состоянии размножаться в нужном для этого темпе, находить идеальную среду и так далее.

Как и многие микроорганизмы, грибки, вирусы, данная бактерия мало изучена на сегодняшний день. Исследования продолжаются. Много загадок ещё не разгадано, много открытий ещё впереди.


Благодаря тому, что организм данных бактерий невероятно жизнеспособен, они могут стать угрозой для здоровья человека. Часто так и происходит. Данный микроорганизм много лет находится в поле зрения учёных, привлекает к себе внимание. Достаточно велико количество случаев, когда польза превращается во вред, а энтерококк из друга во врага. На это есть объективные причины – иммунная система обычно легко может сдерживать рост популяции. Слишком давно тело дружит с этими бактериями и другими представителями невидимого мира, берёт от них лучшее, избавляется при необходимости. Угрозой для жизни данная бактерия не является. И всё же только лекарства максимально эффективные, которые по большому счёту ещё не изобретены, будут способствовать снижению уровня напряжения, возникающего при столкновении с заболеваниями, вызванными условно-патогенной микрофлорой, её трансформацией.

Часто обычное переохлаждение, к примеру, которого ну никак не избежать человеку, живущему в соответствующих климатических условиях, приводит к такой губительной трансформации. Когда-то шаманы стремились справиться с этой напастью, теперь же вся надежда на учёных – биологов, врачей, химиков и так далее. В случае с энтерококком угрозой чаще всего является всё же инвазия, а не специфические характеристики организма в данный конкретный момент. Одним из эффективных средств в борьбе с данным микроорганизмом и болезнями, которые он может спровоцировать, является профилактика.

В большом количестве они нарушают баланс слизистых оболочек, открывают доступ вирусам и микробам в клетки. Существует несколько видов микроорганизма, а именно — 15.

Доминирует в теле человека Enterococcus faecalis – фекальный энтерококк. Он – это 80-90% всей популяции. Ему помогает Enterococcusfaecium, составляет 5-10% микрофлоры. Именно их можно встретить в мазке у женщин. Ранее они плохо диагностировались, поскольку напоминают внешне стрептококки и обнаружить их в мазке было достаточно сложно. Но теперь, когда всё больше информации есть о бактерии, она стала более узнаваемой. Обнаружить её в мазке помогает современная техника и технологии. Именно благодаря соответствующему оборудованию так легко определить нормальное количество и патологию в мазке у женщин. Догадаться же, что необходимо сдать анализы внепланово можно по таким симптомам:

  • учащённое мочеиспускание и дискомфорт, болезненные ощущения при этом;
  • боли в области поясницы;
  • снижение либидо, яркости ощущений;
  • сонливость;
  • обильные выделения из влагалища с неприятным запахом;
  • боль внизу живота.

Энтерококк вызывает уретрит

Это повод обратиться к специалисту и узнать, что именно будет обнаружено в мазке. Большое количество энтерококков sp можно диагностировать во время исследования мочи и кала. У мужчин симптомами являются:

  • нарушения эрекции;
  • нарушения эякуляции;
  • снижение яркости оргастических ощущений;
  • сильный дискомфорт, боль во время дефекации;
  • сонливость;
  • учащённое, болезненное мочеиспускание.

У детей симптомы слабо выражены. Инфекция обнаруживается случайно, либо же во время диагностики причин воспалительных процессов в органах мочеполовой системы, других заболеваний.

В чём причины появления проблем

Какие факторы, кроме переохлаждения, могут разрушить гармонию здоровой микрофлоры, породить хаос, привести к болезни? Приём антибиотиков, слабый иммунитет в целом, нарушения иммунного барьера кожи и слизистых оболочек, пожилой возраст. Как уже упоминалось, при беременности риск увеличивается.

Открывая доступ всем бактериям в клетки слизистых оболочек, этот микроорганизм провоцирует развитие таких болезней, как:

При беременности риск роста популяции увеличивается и вероятность того, что произойдёт заражение ребёнка

  • цистит;
  • уретрит;
  • пиелонефрит;
  • простатит;
  • эндокардит;
  • менингит и прочее.

Инфицирование дополнительным количеством бактерий, которые и так присутствуют в микрофлоре, теоретически не должно вызывать патологической реакции. Другие бактерии, представители данного участка иммунной системы, способны сдерживать рост, сохранять баланс. Поэтому бактерия включена в состав некоторых лекарственных препаратов. К примеру, микроорганизм входит в состав «Линекса». Есть он и в других пробиотиках. Вообще в организм человека он попадает в первые несколько дней жизни – с материнским молоком. Однако при беременности риск роста популяции увеличивается и вероятность того, что произойдёт заражение ребёнка, что организм не сможет справляться со столь большим количеством бактерий — велик. Пострадать может не только мать, но и малыш.

Что такое энтерококковая инфекция

Способы передачи инфекции

Что же это означает – энтерококковая инфекция? Можно ли заболеть от приёма пробиотиков? Энтерококковая инфекция подразумевает, что микроорганизм становится активным соучастником другого вируса, грибка и прочее, либо же тело атаковал энтерококк вида, чужеродного человеку, либо же он появился на слизистой оболочке органа, где его не должно быть в таком количестве.

Слизистая оболочка влагалища как раз то место в организме женщин, где этой бактерии в большом количестве не должно быть. Микроорганизм обитает здесь, анализы в любом случае покажут их присутствие, однако их будет мало, если женщина здорова. Самостоятельный рост популяции до масштабов инфекции здесь невозможен. Либо же микрофлора патогенна и без того. Чаще всего, если в мазке у женщин обнаружено большое количество данного вида бактерий, речь идёт об инвазии.


Попадая в микрофлору влагалища микроорганизм из полезного, легко превращается во вредителя. Он разрушает барьер естественного иммунитета и в результате развивается вульвит, вагинит.

Инвазия влагалища энтрококком sp возможна при несоблюдении правил личной гигиены

Инвазия влагалища энтрококком sp возможна при несоблюдении правил личной гигиены, если данная разновидность не выстраивает симбиотические взаимоотношения с организмом, если иммунная система ослаблена. Когда во влагалище у женщин обнаруживается большое количество энтерококков sp – необходимо лечение.

Как лечат возникшую с бактериями проблему

Микроорганизм практически не реагирует на антибиотики и это затрудняет лечение. Лечение становится длительным, утомительным, в некоторых случаях – опасным. Во время беременности не желателен приём антибиотиков. Учёные могли бы продолжать поиски максимально эффективной химической формулы, но в XX веке была открыта Вич-инфекция, некоторые другие заболевания, которые разрушают иммунную систему, весь организм в целом. Им всегда сопутствуют различные осложнения. Человека, у которого на фоне основного заболевания развивается ряд дополнительных, лечить всегда сложно. Лечение должно быть как можно менее травмирующим, как можно более деликатным и всё же должно помогать. Изобрести такое лечение очень сложно.

В XX веке философия исследователя и врача, его мировоззрение, его подход как основа для научных исканий, сильно изменился. Кроме клятвы Гиппократа, действует теперь на практике и медицинская этика, подкрепляемая юридическими документами и не только. Медицина стала более гуманной. Такой она продолжает быть и в XXI веке. Необходима толерантность, снисходительность, осторожность в высшей степени для того, чтобы и дальше лечить тяжёлые болезни, создавать новые лекарства. Нет возможности избавить человека от соседства с микроорганизмами. Неизвестно, как это повлияет на окружающую среду. Что будет дальше, решится ли проблема страшных, смертельно опасных болезней в пользу жизни – пока непонятно. Неизлечим по-прежнему СПИД, более того, если раньше считалось, что от него страдает только человек, то сегодня уже известно, что заболевание опасно и для других видов. А вот онкологические болезни всё чаще поддаются лечению. Шансы человека на успех велики, увеличиваются с каждой минутой. Лечение последствий воздействия невидимых обитателей планеты — актуальная задача. От того, насколько лечение и его методы эффективны, часто зависит судьба цивилизации.

Оптимизм вселяют научные открытия, но что касается энтерококковой инфекции и антибиотика быстродействующего, абсолютно безопасного – такого пока нет. Вместо терапии антибиотиками всем, у кого в анализах обнаружена огромная популяция энтерококковых, предлагают пройти курс лечения препаратом «Интести-бактериофаг жидкий», хотя ещё совсем недавно прописывался «Ампицилин», «Ванкомицин» и так далее (приказ Минздрава №231 от 09.06.03г.).

Определение чувствительности к стептококку

«Интести-бактериофаг жидкий» принимается при росте популяции энтерококка, подходит как взрослым, так и детям с первых дней жизни. У него мало противопоказаний, а именно – лишь чувствительность к компонентам. Лечение этим препаратом не занимает много времени, препарат эффективен, но от аллергии, конечно, никто не застрахован, увы. «Интести-бактериофаг жидкий» можно принимать перорально и в виде клизмы. Инструкция по применению содержит подробную, ценную информацию и перед началом лечения с ней надо обязательно ознакомиться. Также следует придерживаться рекомендаций врача, ведь если возникают побочные эффекты, если появилась аллергическая реакция, необходимо будет найти выход из сложившейся ситуации и подобрать соответствующие препараты для сокращения популяции энтерококка sp. Следует помнить, что энтерококк sp попадает на вещи больного и при контакте с ними можно заразиться. Вещи следует стирать тщательным образом. Бактерии демонстрируют жизнеспособность даже при кипячении, но всего лишь в течение 30 минут.

Бактерия под названием фекальный энтерококк относится к грамположительным микробам и является условно-патогенной микрофлорой. В небольших количествах эта бактерия не вызывает проблем со здоровьем, но в случае активного размножения способна вызывать серьезные болезни мочеполовой системы.

Уровень опасности

К фекальному энтерококку более восприимчивы женщины, у которых бактерия вызывает воспалительные процессы в мочеполовых органах.

Сам микроорганизм в определенных количествах обитает в кишечнике, особенно в тонкой кишке.

Выделяется с каловыми массами, которые содержат до 90 % этой бактерии, может долго сохраняться в воздухе.

При неблагоприятных факторах — от неправильного питания до несоблюдения элементарных правил личной гигиены — микроорганизм начинает активно размножаться, вытесняя нормальную микрофлору. Попадая в женские половые органы, уретру, он вызывает патологии вплоть до развития пиелонефрита, уретрита, воспаления яичников и матки.

Прочитать детально про частое мочеиспускание у женщин рекомендуем тут.

А теперь подробно рассмотрим, как происходит лечение цистита у женщин: читайте об этом здесь.

Методы выявления и норма

Как обнаружить Enterococcus Faecalis в мазке у женщин, сколько их должно быть в норме?

Фекальный энтерококк можно обнаружить путем взятия мазка из влагалища. Забор материала осуществляется врачом-гинекологом, далее направляется в лабораторию для исследования под микроскопом. По результатам анализа можно судить о том, на сколько превышено содержание условно-патогенной бактерии.

Если наличие бактерии превышает порог в 10-15%, воспалительный процесс есть. Концентрация в мазке более 30% говорит о сильно выраженной патологии, требующей адекватного лечения.

Причины обнаружения

Причины, по которым фекальный энтерококк может попасть в женские половые органы, немногочисленны.

Самый распространенный фактор, провоцирующий развитие энтерококковой инфекции — несоблюдение правил личной гигиены:

  • нерегулярное мытье наружных половых органов;
  • использование чужих полотенец, белья, бритв;
  • несвоевременная замена гигиенических прокладок и тампонов.

Передается бактерия и половым путем, через незащищенные контакты, поэтому женщины, не использующие барьерные средства контрацепции, не имеющие постоянного партнера, могут заразиться от мужчины.

Микроорганизм начинает активироваться в организме тех женщин, которые перенесли курсы антибиотикотерапии — в ослабленном организме энтерококк развивается активнее, чем у совершенно здорового человека с сильной иммунной системой.

Симптомы развивающейся болезни

Фекальный энтерококк может поражать как половые органы, так и мочевую систему, при серьезном течении — почки и мочевой пузырь. С момента активного размножения микроорганизма у женщин начинают появляться тревожные симптомы.

При поражении фекальным энтерококком больные чаще отмечают:

  • неприятные боли в нижней части живота ноющего характера, усиливающиеся при мочеиспускании;
  • боли в спине, возникающие периодически, по характеру — интенсивные, давящие.

Выделения отмечаются практически у всех женщин.

При поражении влагалища и половых путей выделения обильные, по цвету — от сероватых до светло-коричневых, запах — неприятный. Выделения сопровождаются жжением, дискомфортом во влагалище.

Меняется характер мочеиспускания — оно становится учащенным, скудным. Могут возникать внезапные резкие позывы, процесс выделения мочи становится болезненным.

Ухудшается общее состояние больных:

  • постоянная усталость, слабость;
  • сонливость даже при наличии полноценного сна;
  • снижение полового влечения.

Лечение

При обнаружении в анализах превышения допустимой концентрации фекального энтерококка — в мазках из влагалища, моче, кале — лечение важно начать сразу, так как микроорганизм быстро размножается, губительно влияя на весь организм.

Основные группы препаратов

Адекватная терапия против фекального энтерококка включает:

  • антимикробные препараты, антибиотики;
  • препараты для наружного использования;
  • медикаменты для укрепления организма и иммунитета.

Антибиотики позволяют быстро остановить развитие инфекционно-воспалительного процесса. Важно подобрать антибиотик, к которому микроорганизм будет чувствителен.

Самые популярные и действенные антибиотики:

  • Цефтриаксон;
  • Гентамицин;
  • Доксициклин;
  • Ципрофлоксацин.

Назначают их чаще внутримышечно, в дозах, рассчитанных по весу, возрасту, тяжести болезни. Длительность курса — 7-10 дней, не дольше.

В последнее время в терапии против энтерококковой инфекции часто назначают бактериофаги — специальные препараты в жидкой форме, которые губительно влияют на условно-патогенные бактерии, вызывая минимум побочных эффектов.

Средства для наружного применения действуют местно, оказывая противомикробный и противовоспалительный эффект. К ним относятся вагинальные свечи, таблетки, гели.

Хорошо зарекомендовали себя:

  • Тержинан — вагинальные таблетки;
  • Полижинакс — свечи;
  • Гексикон — свечи.

Препараты для укрепления иммунной системы тоже важны — ослабленный организм не может полностью подавлять рост условно-патогенной флоры.

Для повышения защитных сил организма в комплексной терапии назначают:

  • Виферон — в форме свечей;
  • Генферон — в виде свечей;
  • поливитаминные комплексы — Витрум, Элевит, Компливит, Алфавит.

Курс приема — не менее месяца, после него делают перерыв 14-30 дней, и прием витаминов и иммуномодуляторов повторяют.

Народные средства

Народная медицина предполагает лечить фекальный энтерококк путем спринцеваний настоями трав с противомикробным эффектом — это аир, шалфей, кровохлебка, ромашка, мать-и-мачеха. Благодаря таким процедурам можно снять неприятные ощущения в половых путях — зуд, жжение, выделения.

Популярный народный рецепт из смеси меда и прополиса помогает укрепить защитные силы организма, приостановить рост патогенной флоры в кишечнике. Для приготовления смеси надо смешать пополам свежий мед и прополис, выдержать около 2-х суток и принимать по чайной ложке три раза в сутки.

Народные методы лучше применять по разрешению врача в комплексе с основным лечением. Такие методы помогают симптоматически, облегчая общее состояние.

Терапия для партнера

Мужчины подтверждены заражению энтерококковой инфекцией.

В мужском организме микроорганизм поражает кишечник и мочеполовую систему, приводя к развитию:

Лечение партнера включает антимикробные препараты, антибиотикотерапию и средства, укрепляющие иммунитет. После лечения сдаются контрольные анализы.

Заболевание при беременности

При обнаружении в моче или мазке из влагалища у беременных фекального энтерококка в завышенной концентрации лечение начинают сразу. Подобная проблема у женщин в положении — не редкость.

Последствия несвоевременного лечения могут быть нешуточными:

  • преждевременные роды;
  • рождение ребенка с низкой массой тела;
  • плацентарная недостаточность;
  • ранее излитие околоплодных вод, задолго до родов;
  • внутриутробное инфицирование ребенка.

Лечение беременных должно быть щадящим, чтобы плод не пострадал.

Обычно гинекологи назначают препараты для местного применения — Полижинакс или Тержинан во влагалище, Виферон для активизации иммунитета и пробиотики для приема внутрь — Линекс, Хилак-форте.

После проведенного курса необходимо провести контрольное обследование, чтобы установить, достигнута ли цель терапии.

Важно знать при планировании о том, какие самые первые признаки беременности до задержки: подробно о них — в данной статье.

Какие надо сдать анализы при планировании беременности, описано по этой ссылке: https://beautyladi.ru/analizy-pered-beremennostyu/.

Профилактические меры

Чтобы избежать заражения фекальным энтерококком, не допустить его размножения в кишечной и влагалищной флоре, следует придерживаться простых мер профилактики.

  • Самое важное — половая жизнь с проверенным партнером, использование контрацептивов.
  • Соблюдение гигиенических мер, правильный уход за интимной зоной.
  • Налаженная работа желудочно-кишечного тракта, включая правильное питание, при необходимости — прием бифидо- и лактобактерий.
  • Правильная одежда, особенно нижнее белье, которое должно быть идеально чистым, из натуральных тканей — от этого зависит здоровье половых органов и всей репродуктивной системы.

Обнаружение в анализах у женщин фекального энтерококка — неприятно и опасно. Симптомы болезни подрывают общее состояние, мешают полноценной жизни. Но паниковать не стоит: при раннем выявлении и разумном лечении условно-патогенную флору можно победить полностью. А профилактика в будущем позволит избежать возвращения проблемы.

Moraxella osloensis в микробиоте репродуктивного тракта при бесплодии: случайные находки или маркеры патологии? | Годовалов

Введение

Проблемой, которая в настоящее время подвергается всестороннему изучению, является влияние вагинальной микробиоты (ВМБ) на состояние здоровья женщин и их новорождённых [1]. Развитие представлений о состоянии вагинального биотопа женщин репродуктивного возраста неразрывно связано с историей изучения нормальной микрофлоры влагалища. В 1892 г. А. Додерлейн впервые описал бактерии, преобладавшие в нормоценозе, которые впоследствии назвали палочками Додерлейна, а в настоящее время объединяют под общим названием Lactobacillus spp. Дальнейшие исследования доказали, что нормальная флора весьма разнообразна и изменчива. Её состав зависит от множества факторов: возраста женщины, фазы менструального цикла, сексуальной активности, наличия беременности и др. Однако признаком здоровья по сей день считается преобладание в микробном пейзаже влагалища лактобацилл (до 95%). Здоровые женщины в основном колонизированы L. crispatus, L. jensenii и L. iners; однако и другие бактерии могут быть элементами ВМБ [2].

Параллельно с изучением нормальной микрофлоры исследовали и микробиоту женщин с патологическими выделениями. До недавнего прошлого все заболевания, не обусловленные гонококками, трихомонадами и кандидами, назывались «неспецифический вагинит/кольпит». Первое классическое клинико-эпидемиологическое исследование, с которым официально связано начало изучения бактериальных вагинозов, было проведено H.L. Gardner и соавт. в 1954 г. [3]. Авторы выделили новую бактерию из половых путей женщин, подтвердив её этиологическую значимость в развитии «неспецифических кольпитов» и возможность полового пути передачи. Лишь в 1980 г., используя метод ДНК-РНК-гибридизации, установили её принадлежность к совершенно новому роду Gardnerella, названному в честь H.L. Gardner. Соответственно, заболевание стали называть гарднереллезом. В 1982 г. Р.А. Totten и соавт. [4] доказали, что G. vaginalis всегда обнаруживаются у больных, но они встречаются также у 5–40% клинически здоровых женщин. Другими словами, гарднереллы не являются единственной причиной заболевания, более того, ведущая роль принадлежит консорциуму анаэробных бактерий.

В 1984 г. в Стокгольме по предложению научной группы K. Holmes было принято современное название болезни — бактериальный вагиноз (БВ) — как наиболее точно характеризующее патологию. Оказалось, что обсеменённость влагалища при БВ на несколько порядков выше, чем у здоровых женщин: 1010–1011 против 106–10КОЕ/мл. При этом резко изменяется соотношение аэробной и анаэробной флоры в сторону увеличения последней и существенно меняется качественный состав микроорганизмов, прежде всего за счёт значительного уменьшения количества лактобацилл (до уровня менее 30% от исходного), их видового спектра и функциональной активности, сопровождающегося активизацией роста разнообразных условно-патогенных видов. Наряду с этим расширяется и перечень таксонов, ассоциированных с БВ. В их числе Atopobium vaginae, Mobiluncus spp., Bacteroides spp., Prevotella spp. и другие анаэробные бактерии [5]. Термин «вагиноз» подчеркивает отсутствие воспалительной реакции со стороны слизистой влагалища, несмотря на обильные выделения с неприятным запахом, что подтверждается низким содержанием нейтрофильных лейкоцитов в вагинальном содержимом. БВ — исключительно женское заболевание, между тем и у мужчин детектируются микроорганизмы, заселяющие влагалище женщин в подобных случаях. Поскольку никакие клинические симптомы при этом у них обычно не возникают, принято считать, что мужчины выступают лишь носителями инфекции и своего рода ее распространителями среди женщин. Появляются публикации, указывающие на влияние классических возбудителей БВ на сперму и семенную жидкость — два основных компонента, связанных с мужской фертильностью [6]. Однако при бактериологическом исследовании такие признанные ассоцианты микробиоты женщин при БВ, как G. vaginalis и A. vaginae, крайне редко детектируются в эякуляте мужчин. В подобных случаях диагностику провести удается лишь с помощью высокоточных лабораторных методов, а интерпретация полученных при этом результатов весьма сложна.

Внедрение не зависящих от культуры молекулярных методов предоставило новую информацию о бактериальном разнообразии в ВМБ, выявив большое количество привередливых и/или некультивируемых видов бактерий. Эти молекулярные исследования сформировали новый взгляд на роль состава бактериальных сообществ. Стало ясно, что их пейзаж гораздо сложнее, чем ранее признавалось, а в ВМБ в дополнение к уже идентифицированным видам обнаруживаются многие до сих пор неизвестные бактериальные таксоны [7][8].

В литературе последних лет, характеризующей ВМБ на основе применения различных технологий микробиологического анализа, в том числе при БВ [9][10], мы лишь однажды встретили указание на более или менее значимое представительство бактерий семейства Moraxellaceae [11]. Впервые описанные V. Morax [12], эти бактерии проявляли высокую степень тропизма к тканям глаза и сегодня относятся к ведущим этиопатогенам кератита, конъюнктивита и эндофтальмита [13]. Об их встречаемости и роли в генитальном тракте свидетельствуют немногочисленные публикации прошлых лет [14][15][16][17][18].

Наш опыт молекулярно-генетического исследования микрофлоры генитального тракта мужчин и женщин, состоящих в бесплодном браке, заставлял обращать внимание на присутствие генетических маркеров Moraxella spp., к тому же представителей этого рода мы всегда обнаруживали и в материале больных с предположительным диагнозом «острая генитальная гонококковая инфекция» (ОГГИ). 

Цель исследования — оценить возможную диагностическую и прогностическую роль Moraxella spp., детектируемых в генитальном тракте пациентов, состоящих в бесплодном браке.

Материалы и методы

Для исследования использовали образцы вагинального содержимого, полученного из заднего свода влагалища с помощью мерной ложки Фолькмана от 15 женщин, и пробы эякулята от 15 мужчин — их половых партнеров — при бесплодном браке, а также пробы отделяемого генитального тракта 12 пациентов с подозрением на ОГГИ.

Метагеномное исследование 16S рибосомальной РНК образцов осуществлено на платформе «Illumina MiSeq» с использованием набора «MiSeq Reagent Kits v3» («600-Cycle Kit») согласно рекомендациям производителя. Библиотеки для секвенирования участков V3–V4 гена 16S РНК были приготовлены согласно 16S Metagenomic Sequencing Library Preparation Illumina. При биоинформационной оценке применяли программное обеспечение для метагеномного анализа «Kraken Metagenomics v.2.0.0» (классификатор ридов — коротких нуклеотидных последовательностей), используя стандартную базу данных [19].

Для культурального метода применяли кровяной агар, среды Эндо и Сабуро, МРС, а также агар Мартена, изучали тинкториальные, культуральные и биохимические свойства выделенных штаммов.

Показатели количественных характеристик представлены как М ± σ.

Результаты

При биоинформационной оценке полученных данных установлено высокое содержание фрагментов бактериальных геномов в образцах. Для вагинального биотопа — 83,9 ± 16,1%, а для эякулята — 72,0 ± 28,6% от общего генетического материала в пробе.

Во влагалищной жидкости субфертильных женщин при метагеномном анализе доля бактерий семейства Lactobacillaceae составляла 12–84% (41,9 ± 17,99; рисунок, а). В половине случаев содержание геномовариантов этого семейства не превышало 30% общей бактериальной массы, что характерно для БВ. Ведущее положение среди представителей семейства занимал род Lactobacillus с доминированием L. jensenii, L. delbrueckii и L. amylolyticus, однако генетические маркеры L. crispatus — индикатора нормоценоза — не выявлены, что также настораживает в плане дисбиотического состояния во влагалище обследованных. Генетический материал L. iners — бактерии скорее с негативной репутацией — практически не детектирован. В то же время удельное содержание анаэробных бактерий — типичных ассоциантов БВ: Actinomyces spp., Peptoniphilus spp., Prevotella spp., Bacteroides spp., Fusobacterium spp. и Mobiluncus curtisii — оказалось минимальным. Enterococcus faecalis детектированы во всех пробах, однако их удельный вес превышал 1% совокупного генетического материала лишь в трети случаев (рисунок, а). Доля микроорганизмов семейства Staphylococcaceae только в одном образце составила 0,5%, в остальных обнаруживали следовые количества, при этом преобладали геномоварианты из рода Staphylococcus. Аналогично скудное представительство характерно и для семейства Enterobacteriaceae. Только в 2 случаях энтеробактерии в общей микробной массе составили 0,8%, хотя во всех пробах обнаружены фрагменты геномов Escherichia coli, Klebsiella spp. и комплекса Enterobacter cloacae.

В эякуляте мужчин — половых партнеров обследованных женщин во всех образцах детектировали Enterococcus faecalis — 28,1 ± 23,6% от общего количества генетического материала (рисунок, б). Кроме того, у всех мужчин обнаружены фрагменты генома представителей рода Lactobacillus и семейства Enterobacteriaceae, однако их более или менее значимое содержание (≤5%) отмечали лишь в 1–2 образцах из 5. Удельный вес генетического материала бактерий — представителей родов Prevotella, Bacteroides, Clostridium, Morganella, Corynebacterium и Staphylococcus, которые встречались с заметным постоянством, был еще менее значительным.

Неожиданной находкой стало обнаружение во всех исследованных образцах в большом количестве генетических маркеров Moraxella spp. (рисунок), среди которых M. osloensis занимали лидирующие позиции. У женщин доля генетического материала M. osloensis оказалась в 2 раза больше, чем у мужчин (25,3 ± 9,0 и 11,7 ± 9,3% соответственно).


Структура микрофлоры (показаны лидирующие таксоны) вагинального биотопа (а) и эякулята (б) при бесплодном браке (серые столбики) и ОГГИ (белые столбики).
The structure of microflora (leading taxa are shown) of the vaginal biotope (a) and ejaculate (b) in infertile marriage (gray bars) and acute genital gonococcal infection (white bars).

Для вагинального биотопа субфертильных женщин установлено, что у половины из них M. osloensis присутствовали одновременно с G. vaginalis, при этом первый симбионт преобладал, а доля гарднерелл составляла порядка 10% общей бактериальной массы. В трети таких случаев присутствовали E. faecalis (8–15%). Кроме этого, M. osloensis чаще обнаруживали в пробах, когда среди лактобактерий лидировали представители L. jensenii. В1 случае 20% генетического материала представлял геном Bifidobacterium longum в сочетании с M. osloensis (19%).

В эякуляте субфертильных мужчин детектирована устойчивая ассоциация E. faecalis и M. osloensis. В трети проб доминирующее положение занимали M. osloensis, а более чем в половине — E. faecalis.

При сравнении с пробами, полученными от мужчин и женщин с предположительным диагнозом ОГГИ, установлено, что генетический материал M. osloensis в них только в 1 случае достигал 7% от общего содержания, а в остальных — не превышал 1%. Если сравнить встречаемость и содержание M. osloensis и N. gonorrhoeae в микробиоте, то в половине случаев генетический материал моракселл преобладал над таковым гонококков, только в каждом третьем образце фрагменты генома N. gonorrhoeae регистрировали чаще, чем M. osloensis. В остальных образцах эти два вида имели равный удельный вес.

При использовании культурального метода представители рода Moraxella не были выделены ни в одной пробе. При посевах образцов зачастую регистрировали один вид микроорганизмов, реже ассоциации 2 бактерий и менее чем в десятой доле проб — совокупность 3 микроорганизмов. При молекулярно-генетическом исследовании обнаружен значительно более широкий видовой спектр в каждой пробе. Примечательно, что те виды, которые высевали при культивировании, детектированы и при метагеномном исследовании, но в минимальных количествах, и наоборот, что трудно объяснить.

Обсуждение

При обследовании супружеских пар, состоящих в бесплодном браке, а также пациентов с типичной клинической картиной ОГГИ — признанной патологии, зачастую приводящей к инфертильности, — при молекулярно-генетическом изучении патологического материала нами во всех случаях обнаружены представители рода Moraxella. Важно подчеркнуть, что при применении бактериоскопического и культурального методов такие находки были единичными при бесплодии и не регистрировались при гнойно-воспалительном процессе.

Неудачи микроскопического исследования, скорее всего, связаны с особенностями биотопа. По данным [13], при инфицировании глаза, например, моракселлы могут быть достаточно успешно детектированы при использовании только микроскопического метода, поскольку являются грамотрицательными диплобациллами и их легко отличить от других немногочисленных таксонов в слезной жидкости. При исследовании отделяемого генитального тракта, где фигурирует широкий спектр бактериальных морфотипов, внешне сходных с моракселлами, такой подход не информативен. Более того, M. osloensis отчасти может удерживать кристаллический фиолетовый, что еще более затрудняет диагностический процесс. Идентификация моракселл по фенотипическим признакам при бактериологическом анализе также затруднительна: для культивирования требуются длительная инкубация (более 48 ч) и сложные условия (6% СО2 , многокомпонентные дорогостоящие, а порой недостаточно качественные среды и др.), при этом первоначальные колонии точечные, редко достигают 2 мм в диаметре [13]. Причинами неудач культуральногометода, скорее всего, следует считать и предшествующее антагонистическое действие ассоциантов в биотопе, и бактерицидное влияние компонентов секретов и т.п. В то же время самые информативные метагеномные исследования не дают оснований судить о жизнеспособности и характере взаимоотношений между детектируемыми микроорганизмами [20]. Более того, описаны трудности интерпретации результатов такого анализа, поскольку между видами, например, рода Neisseria существует значительное сходство, достигающее в отдельных случаях 98–99% [21].

Наш первый опыт, констатирующий детекцию фрагментов генома моракселл в 100% исследованных образцов, в силу минимального объема наблюдений не может претендовать на сколько-нибудь категорическую оценку этого феномена. Однако он дает повод рассматривать представителей рода Moraxella, в первую очередь M. osloensis, в качестве возможных маркёров патологических изменений в микробиоте генитального тракта, ассоциированных с нарушением фертильности.

Наряду с установленной нами частотой их встречаемости в подобных случаях, основанием для такого предположения служат, на наш взгляд, и результаты ряда исследований других авторов, характеризующие биологические особенности этих бактерий. Исследователи указывают на высокую степень устойчивости моракселл к оксидативному стрессу, который можно наблюдать в репродуктивном тракте в результате активности лейкоцитов и/ или лактобактерий. Моракселлы, обладающие каталазной активностью, способны в большей степени выдерживать такой стресс, чем каталазанегативные виды [22], а каталазная активность M. osloensis превышает таковую у E. coli [23].

Moraxella spp. широко распространены в окружающей среде, что обусловлено их относительно высокой устойчивостью. M. osloensis, например, хорошо переносят высушивание и действие ультрафиолета, даже в большей степени, чем E. coli и S. aureus, что обусловлено содержащимися в клеточной мембране липидами и жирными кислотами [24, 25]. Можно предположить, что симбиоз с такими бактериями весьма полезен для других ассоциантов, в частности энтерококков и гарднерелл, поскольку они способны нейтрализовать антагонистическое действие представителей нормальной микрофлоры и эффекторов иммунной системы. В настоящее время M. osloensis относят к оппортунистическим патогенам, при том что их патогенный потенциал увеличивается при «старении» штаммов. Например, 60-часовые культуры оказались в несколько раз более вирулентными, чем 24-часовые, которые практически не оказывали повреждающего действия на тест-объекты [26].

Остается нерешенным вопрос о продукции токсина(ов), хотя логично предположить, что описанные выше эффекты могут быть связаны с тем, что через 60 ч инкубации культуры M. osloensis или существенно увеличивают продукцию, или накапливают токсин(ы). В целом для представителей рода описаны такие факторы патогенности, как липополисахарид, фимбрии, выработка капсулоподобного вещества и гемагглютинина [26]. Наличие
такого комплекса факторов патогенности в совокупности с медленным накоплением токсина(ов) позволяет предположить, что M. osloensis могут играть ключевую роль в поддержании патосимбиоза, особенно при хроническом воспалении.

Особый интерес в этой связи вызывает накопившаяся к настоящему времени информация о том, что долговременная колонизация органа определенными видами бактерий, вызывающими локальный генотоксический стресс, может стать причиной клеточной трансформации и в конечном счете привести к раку. Генотоксический стресс, в свою очередь, может быть следствием хронического воспаления, вызванного бактериями, накопления их метаболитов в тканях и органах. Установлено, что генотоксины приводят к увеличению повреждений ДНК и блокировке систем репарации [27]. Сведений о продукции подобных метаболитов M. osloensis в литературе мы не обнаружили, хотя считаем такую их способность вероятной. Представляется, что M. osloensis, доминирующие в репродуктивном тракте субфертильных пациентов, способствуют развитию и поддерживают бессимптомный воспалительный процесс, а медленное накопление токсина может оказывать пролонгированное повреждающее действие на гаметы. Более того, постоянное присутствие моракселл в микробиоте при ОГГИ может указывать и на их определенную патогенетическую активность, и на синергичный характер взаимоотношений между M. osloensis и N. gonorrhoeae.

В истории изучения вагинальной микробиоты есть примеры, когда трудно объяснимая встречаемость одного и того же микроорганизма в отсутствие симптоматики и при установленной патологии, в том числе при БВ, находила достаточно неожиданное объяснение. Так случилось, например, при детальном изучении представителей рода Gardnerella: факты позволяют предположить, что у здоровых женщин превалируют штаммы (или виды) гарднерелл с низкой вирулентностью, а за развитие заболевания, которое даже предлагается вновь называть гарднереллезом [28], отвечают высоковирулентные разновидности этих бактерий [29][30][31][32]. Авторы отмечают важную для развития полиэтиологичного БВ особенность гарднерелл — их способность к симбиозу с другими условно-патогенными анаэробами, предоставляя последним комфортную среду обитания [33].

Аналогичные гипотезы возникают при анализе биологических особенностей и частоты встречаемости моракселл в микробиоте генитального тракта обследованных мужчин и женщин. Отсутствие информации о связи этих бактерий с БВ, как, впрочем, и о прямой причастности последнего к снижению фертильности, с одной стороны, и выявление типичных признаков этого дисбиотического состояния (существенное снижение доли лактобактерий, присутствие G. vaginalis) — с другой, представляется нам фактом интересным и требующим пристального дальнейшего изучения. Можно полагать, что именно M. osloensis в ассоциациях с другими оппортунистическими патогенами, в частности G. vaginalis и E. faecalis, формируют консорциумы, обусловливающие устойчивый патосимбиоценоз, встречающийся в репродуктивном тракте, в том числе при бесплодии. Поскольку с каждым годом увеличивается число случаев, когда детектируют хронические воспалительные процессы в репродуктивном тракте, отличающиеся отсутствием клинических симптомов, но в то же время существенным поражением и даже деструкцией клеток человека [34], снижение фертильности при устойчиво сложившемся симбиоценозе, включающем моракселлы, можно рассматривать как индикаторное состояние для этой патологии, а M. osloensis — как её маркер.

Заключение

При метагеномном исследовании отделяемого генитального тракта мужчин и женщин, состоящих в бесплодном браке, зарегистрирована высокая частота встречаемости и зачастую значительная доля генетического материала Moraxella spp., в первую очередь M. osloensis, детектируемых в ассоциации с фрагментами генома E. faecalis и G. vaginalis. Наличие таких консорциумов в микробиоте репродуктивных органов указывает на возможную роль моракселл в поддержании патосимбиоценоза, обусловливающего бессимптомный хронический воспалительный процесс, приводящий, в частности, к снижению фертильности.

Данных об индуцируемых микробиотой генитального тракта генотоксических эффектах и мутагенезе, обусловленном и (или) модулируемом бактериями, в частности о способности моракселл к продукции генотоксинов, в доступной литературе мы не обнаружили. Однако исследования в этом направлении, в том числе при бесплодии, следует признать перспективными и целесообразными.

1. Kamińska D., Gajecka М. Is the role of human female reproductive tract microbiota underestimated? Benef. Microbes. 2017; 8(3): 327–43. https://doi.org/10.3920/BM2015.0174

2. Buchta V. Vaginal microbiome. Ceska Gynekol. Winter. 2018; 83(5): 371–9.

3. Gardner H.L., Dukes C.D. Haemophilus vaginalis vaginitis: a newly defined specific infection previously classified non-specific vaginitis. Am. J. Obstet. Gynecol. 1955; 69(5): 962–76.

4. Piot P., Van Dyck E., Totten P.A., Holmes K.K. Identification of Gardnerella (Haemophilus) vaginalis. J. Clin. Microbiol. 1982; 15(1): 19–24. https://doi.org/10.1128/jcm.15.1.19-24.1982

5. Machado A., Cerca N. Influence of biofilm formation by Gardnerella vaginalis and other anaerobes on bacterial vaginosis. J. Infect. Dis. 2015; 212(12): 1856–61. https://doi.org/10.1093/infdis/jiv338

6. Damke E., Kurscheidt F.A., Irie M.M.T., Gimenes F., Consolaro M.E.L. Male partners of infertile couples with seminal positivity for markers of bacterial vaginosis have impaired fertility. Am. J. Mens. Health. 2018; 12(6): 2104–15. https://doi.org/10.1177/1557988318794

7. Ravel J., Gajer P., Abdo Z., Schneider G.M., Koenig S.S., McCulle S.L., et al. Vaginal microbiome of reproductive-age women. Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 2011; 108(Suppl. 1): 4680–7. https://doi.org/10.1073/pnas.1002611107

8. Martin D.H., Marrazzo J.M. The vaginal microbiome: current understanding and future directions. J. Infect. Dis. 2016; 214(Suppl. 1): S36–41. https://doi.org/10.1093/infdis/jiw184

9. Martin D.H., Zozaya M., Lillis R., Miller J., Ferris M.J. The microbiota of the human genitourinary tract: trying to see the forest through the trees. Trans. Am. Clin. Climatol. Assoc. 2012; 123: 242–56.

10. Hong X., Fang S., Huang K., Yin J., Chen J., Xuan Y., et al. Characteristics of the vaginal microbiome in cross-border female sex workers in China: a case-control study. PeerJ. 2019; 7: e8131. https://doi.org/10.7717/peerj.8131

11. Li F., Chen C., Wei W., Wang Z., Dai J., Hao L., et al. The metagenome of the female upper reproductive tract. Gigascience. 2018; 7(10): giy107. http://doi.org/10.1093/gigascience/giy107

12. Morax V. Note sur un diplobacille pathogéne pour la conjunctivite humaine. Ann. Inst. Pasteur. 1896; 10: 337–45.

13. LaCroce S.J., Wilson M.N., Romanowski J.E., Newman J.D., Jhanji V., Shanks R.M.Q., et al. Moraxella nonliquefaciens and M. osloensis are important Moraxella species that cause ocular infections. Microorganisms. 2019; 7(6): 163. https://doi.org/10.3390/microorganisms7060163

14. Henriksen S.D. Moraxella, Acinetobacter, and the Mimeae. Bacteriol. Rev. 1973; 37(4): 522–61.

15. Riley P.S., Hollis D.G., Weaver R.E. Characterization and differentiation of 59 strains of Moraxella urethralis from clinical specimens. Appl. Microbiol. 1974; 28(3): 355–8.

16. Abdolrasouli A., Amin A., Baharsefat M., Roushan A., Hemmati Y. Moraxella catarrhalis associated with acute urethritis imitating gonorrhoea acquired by oral-genital contact. Int. J. STD AIDS. 2007; 18(8): 579–80. http://doi.org/10.1258/095646207781439775

17. Gómez-Camarasa C., Fernández-Parra J., Navarro-Marí J.M., Gutiérrez-Fernández J. Moraxella osloensis emerging infection. Visiting to genital infection. Rev. Esp. Quimioter. 2018; 31(2): 178–81. (in Spanish)

18. Coker D.M., Griffiths L.R. Moraxella urethritis mimicking gonorrhoea. Genitourin. Med. 1991; 67(2): 173–4. http://doi.org/10.1136/sti.67.2.173-a

19. Богун А.Г., Кисличкина А.А., Галкина Е.В., Майская Н.В., Соломенцев В.И., Мухина Т.Н. и др. Использование современных методов идентификации бактерий в деятельности государственной коллекции патогенных микроорганизмов и клеточных культур (ГКПМ-Оболенск). Инфекция и иммунитет. 2016; 6(3): 8.

20. Shaffer M., Armstrong A.J.S., Phelan V.V., Reisdorph N., Lozupone C.A. Microbiome and metabolome data integration provides insight into health and disease. Transl. Res. 2017; 189: 51–64. https://doi.org/10.1016/j.trsl.2017.07.001

21. Кубанов А.А., Барышков К.В., Честков А.В., Шаскольский Б.Л., Грудянов Д.А., Дерябин Д.Г. Генотипическое разнообразие популяции Neisseria gonorrhoeae в Архангельске (Россия): механизмы формирования и связь с устойчивостью к антимикробным препаратам. Молекулярная генетика, микробиология и вирусология. 2018; 36(3): 43–8. http://doi.org/10.17116/molgen20183603143

22. Di Capua C., Bortolotti A., Farías M.E., Cortez N. UV-resistant Acinetobacter sp. isolates from Andean wetlands display high catalase activity. FEMS Microbiol. Lett. 2011; 317(2): 181–9. https://doi.org/10.1111/j.1574-6968.2011.02231.x

23. Kubota H., Mitan A., Niwano Y., Takeuch K., Tanaka A., Yamaguchi N., et al. Moraxella species are primarily responsible for generating malodor in laundry. Appl. Environ. Microbiol. 2012; 78(9): 3317–24. https://doi.org/10.1128/aem.07816-11

24. Beney L., Gervais P. Influence of the fluidity of the membrane on the response of microorganisms to environmental stresses. Appl. Microbiol. Biotechnol. 2001; 57(1-2): 34–42. https://doi.org/10.1007/s002530100754

25. Sugimoto C., Miyagawa E., Nakazawa M., Mitani K., Ishizawa Y. Cellular fatty acid composition comparisons of Haemophilus equigenitalis and Moraxella species. Int. J. Syst. Bacteriol. 1983; 33(2): 181–7. https://doi.org/10.1099/00207713-33-2-181

26. Tan L., Grewal P.S. Endotoxin activity of Moraxella osloensis against the grey garden slug, Deroceras reticulatum. Appl. Environ. Microbiol. 2002; 68(8): 3943–7. http://doi.org/10.1128/aem.68.8.3943-3947.2002

27. Баранова Е.Д., Дружинин В.Г. Состав бактериальной микрофлоры человека: генотоксические и канцерогенные эффекты, ассоциированные с его изменениями в различных органах. Молекулярная генетика, микробиология и вирусология. 2019; 37(2): 58–63. https://doi.org/10.17116/molgen20193702158

28. Cerca N., Vaneechoutte M., Guschin A., Swidsinski A. Polymicrobial infections and biofilms in women’s health: Gahro Expert Group Meeting Report. Res. Microbiol. 2017; 168(9-10): 902–4. http://doi.org/10.1016/j.resmic.2017.07.002

29. Khan S., Voordouw M.J., Hill J.E. Competition among Gardnerella subgroups from the human vaginal microbiome. Front. Cell. Infect. Microbiol. 2019; 9: 374. http://doi.org/10.3389/fcimb.2019.00374

30. Hill J.E., Albert A.Y.K., VOGUE Research Group. Resolution and сooccurrence patterns of Gardnerella leopoldii, G. swidsinskii, G. piotii, and G. vaginalis within the vaginal microbiome. Infect. Immun. 2019; 87(12): e00532-19. http://doi.org/10.1128/IAI.00532-19

31. Castro J., Jefferson K.K., Cerca N. Genetic heterogeneity and taxonomic diversity among Gardnerella species. Trends Microbiol. 2020; 28(3): 202–11. http://doi.org/10.1016/j.tim.2019.10.002

32. Nisha K., Antony B., Udayalaxmi J. Comparative analysis of virulence factors & biotypes of Gardnerella vaginalis isolated from the genital tract of women with & without bacterial vaginosis. Indian. J. Med. Res. 2019; 149(1): 57–61. http://doi.org/10.4103/ijmr.IJMR_1674_16

33. Савичева А.М., Крысанова А.А., Лищук О.В. Единственная в своём роде? StatusPraesens. Гинекология, акушерство, бесплодный брак. 2019; (5): 32–40.

34. Belkaid Y., Hand T.W. Role of the microbiota in immunity and inflammation. Cell. 2014; 157(1): 121–41. https://doi.org/10.1016/j.cell.2014.03.011


Лаборатория ДНК-Диагностики — Инфекции, передающиеся половым путем

Ниже приведён перечень исследований для диагностики инфекций, передающихся половым путём.

Хламидиоз
  • АТ двух классов к хламидиям (IgG, IgA)
  • АТ трех классов к хламидиям (IgG, IgA, IgM)
  • Хламидия (Chlamydia trahomatis) методом ПЦР
  • Комплекс АТ к хламидии трахоматис (АТ к хламидиям IgA, АТ к хламидиям IgG, АТ к белку HSP60)
Микоплазмоз/уреаплазмоз
  • Уреаплазма (Ureaplasma spp.) методом ПЦР
  • Биовары уреаплазмы (Ureaplasma urealyticum / Ureaplasma parvum) методом ПЦР
  • Микоплазма хоминис (Mycoplasma hominis) методом ПЦР
  • Микоплазма гениталиум (Mycoplasma genitalium) методом ПЦР
Гонорея
  • Гонококк (Neisseria gonorrhoeae) методом ПЦР
Трихомониаз
  • Трихомонада (Trichomonas vaginalis) методом ПЦР
Кандидоз (молочница)
  • Кандида (Candida albicans) методом ПЦР
  • ПЦР комплекс «Дифференциальная диагностика кандид» (общая ДНК грибов, Candida: albicans, glabrata, krusei)
  • ПЦР комплекс «Расширенная дифференциальная диагностика кандид» (общая ДНК грибов, Candida: albicans, glabrata, krusei, parapsilosis, guilliermondii, famata, tropicalis)
  • ПЦР комплекс «Дифференциальная диагностика неальбикантных кандид» (Candida: glabrata, krusei, parapsilosis, guilliermondii, famata, tropicalis)
Инфекции, вызванные вирусом папилломы человека (ВПЧ)
  • Скрининг ВПЧ высокого риска (типы 16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 52, 58, 59, 67) методом ПЦР
  • Количественный скрининг ВПЧ высокого риска (типы 16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 51, 52, 56, 58, 59) методом ПЦР
  • Количественное определение ВПЧ 16 и 18 типов методом ПЦР
  • ВПЧ типов 16 и 18 методом ПЦР
  • ВПЧ типов 31 и 33 методом ПЦР
  • ВПЧ типов 6 и 11 методом ПЦР
  • Короткое типирование ВПЧ (типы 6, 11, 16, 18, 31, 33) методом ПЦР
  • Типирование ДНК ВПЧ-12 (типы 16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 51, 52, 56, 58, 59) методом ПЦР
  • Количественное типирование ДНК ВПЧ-12 (типы 16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 51, 52, 56, 58, 59) методом ПЦР
  • Количественное типирование ВПЧ-квант-21 (21 тип с оценкой вирусной нагрузки по каждому из выявленных типов: низкого (типы 6, 11, 44) и высокого (типы 16, 18, 26, 31, 33, 35, 39, 45, 51, 52, 53, 56, 58, 59, 66, 68, 73, 82) риска) методом ПЦР
Герпесвирусные инфекции
  • АТ + авидность IgG к вирусу простого герпеса 1/2 типов
  • АТ к вирусу простого герпеса 1 и 2 типов IgG/IgM
  • АТ + авидность IgG к вирусу простого герпеса 2 типа
  • Вирус простого герпеса 1/2 типов методом ПЦР
  • Раздельное выявление вируса простого герпеса 1 и 2 типов методом ПЦР
Цитомегаловирусная инфекция
  • АТ к цитомегаловирусу, колич. IgG/кач. IgM
  • АТ + авидность IgG к цитомегаловирусу
  • Цитомегаловирус методом ПЦР
Бактериальный вагиноз
  • Гарднерелла (Gardnerella vaginalis) методом ПЦР
  • Мобилункус (Mobiluncus curtisii) методом ПЦР
  • Бактероиды (Prevotella spp.) методом ПЦР
  • Лактобактерии методом ПЦР
  • Атопобиум (Atopobium vaginae) методом ПЦР
  • ПЦР при бактериальном вагинозе (комплекс Фемофлор 4, биовары уреаплазмы, мобилункус, атопобиум, бактероиды)
  • ПЦР комплекс «Флороценоз. Бактериальный вагиноз» (общая бактериальная масса, лактобактерии, гарднерелла, атопобиум)
Профили ПЦР-исследований
  • ПЦР комплекс ХУМГар (Chlamydia trachomatis, Ureaplasma spp., Mycoplasma hominis, Gardnerella vaginalis)
  • ПЦР комплекс ХУМген (Chlamydia trachomatis, Ureaplasma spp., Mycoplasma genitalium)
  • ПЦР комплекс ХУМ (Chlamydia trachomatis, Ureaplasma spp., Mycoplasma hominis)
  • ПЦР комплекс ХУММ (Chlamydia trachomatis, Ureaplasma spp., Mycoplasma hominis, Mycoplasma genitalium)
  • ПЦР комплекс «Генитальные патогены» (Trichomonas vaginalis, Chlamydia trachomatis, гонококк Neisseria gonorrhoeae, Mycoplasma genitalium)
  • ПЦР комплекс «Дифференциальная диагностика кандид» (общая ДНК грибов, Candida: albicans, glabrata, krusei)
  • ПЦР комплекс «Расширенная дифференциальная диагностика кандид» (общая ДНК грибов, Candida: albicans, glabrata, krusei, parapsilosis, guilliermondii, famata, tropicalis)
  • ПЦР комплекс «Дифференциальная диагностика неальбикантных кандид» (Candida: glabrata, krusei, parapsilosis, guilliermondii, famata, tropicalis)
  • ПЦР комплекс «Условно-патогенная флора полный» (кишечная палочка Escherichia coli, энтеробактер Enterobacter spp., энтерококк Enterococcus faecalis + Enterococcus faecium, протей Proteus spp., стрептококки Streptococcus spp., золотистый стафилококк Staphylococcus aureus, кандида Candida albicans, синегнойная палочка Pseudomonas aeruginosa)
  • ПЦР комплекс «Условно-патогенная флора стандартный» (кишечная палочка Escherichia coli, энтерококк Enterococcus faecalis + Enterococcus faecium, протей Proteus spp., стрептококки Streptococcus spp., золотистый стафилококк Staphylococcus aureus)
  • ПЦР комплекс «ФлораГен мужской» (Gardnerella vaginalis, Mycoplasma hominis, Mycoplasma genitalium, Ureaplasma spp., Candida albicans, гонококк Neisseria gonorrhoeae, Chlamydia trachomatis, Trichomonas vaginalis, вирус простого герпеса 1/2 типов)
  • ПЦР комплекс «Андрофлор-скрин» (общая бактериальная масса, лактобактерии, гарднерелла, Staphylococcus spp., Streptococcus spp., уреаплазмы (urealyticum + parvum), Corynebacterium spp., микоплазмы (hominis + genitalium), Enterobacteriaceae/Enterococcus spp., Candida spp., Trichomonas vaginalis, Neisseria gonorrhoeae, Chlamydia trachomatis) с оценкой качества взятия
  • ПЦР комплекс «Мужское здоровье» (Gardnerella vaginalis,  Mycoplasma hominis, Mycoplasma genitalium, Ureaplasma urealyticum, Ureaplasma parvum, Candida albicans, Neisseria gonorrhoeae, Chlamydia trachomatis, Trichomonas vaginalis, Escherichia coli, Enterobacter spp., Enterococcus faecalis / Enterococcus faecium, Proteus spp., Streptococcus spp., Staphylococcus aureus, Pseudomonas aeruginosa)

Исследование авидности антител позволяет точно диагностировать стадию инфекции, определить, острая инфекция или перенесенная; от этого зависит, нужно ли лечить пациента или можно обойтись без лечения. Более подробно об авидности антител можно прочитать здесь.

Enterococcus faecalis у мужчин: опасен ли микроорганизм?

Энтерококк фекалис – это условно-патогенный микроорганизм, который присутствует у всех без исключения представителей человечества. Энтерококк обитает на слизистых оболочках полости рта, в кишечнике, частично в мочеполовых структурах.

При адекватной работе иммунной системы энтерококки выполняют важные физиологические функции, оказывая помощь в пищеварении и калообразовании. При ослаблении защитной системы, микроорганизм дает о себе знать массой симптомов.

Что означает обнаружение энтерококка в секрете простаты или мазке из уретры?

В большинстве случаев энтерококки могут быть обнаружены в мазке из уретры: это нормальное физиологическое явление. Многое зависит от количества патогенных микроорганизмов. Чем их больше, тем выше вероятность, что иммунитет дает сбой.

Очевидной картина становится при обнаружении указанного организма в секрете предстательной железы. Это означает, что микрофлора размножилась до такой степени, что уже проникла выше, по восходящему пути. В любой момент может начаться простатит или же он уже начался. Требуется проведение дополнительных исследований для уточнения характера и типа процесса.

Клинические проявления

Клинические признаки поражения энтерококком многочисленны. В большинстве случаев дает знать о себе острый период следующими характерными явлениями:

  • Болевой синдром в области полового члена. Боли отличаются интенсивным характером, отдают (иррадиируют) в область паха, яичек, поясницы, промежности. Пациенты описывают болевой синдром как острый, жгучий, тянущий или ноющий. Доходит до того, что пациент не может нормально ходить. Усиливается дискомфорт при движениях, мочеиспускании (рези, наиболее характерные для венерических заболеваний).
  • Дискомфортные ощущения, проявляющиеся при дефекации. Боль усиливается в процессе опорожнения кишечника при натуживании, что обусловлено острым процессом в уретре или предстательной железе.
  • Поллакиурия. Частые ложные позывы к мочеиспусканию. Возможны императивные позывы к мочеиспусканию, когда сдержать их невозможно.
  • Проблемы с эрекцией. Эректильная дисфункция свидетельствует в пользу возможного начала простатита.
  • Проблемы с семяизвержением. Возможен и обратный эффект, когда эякуляция не наступает вообще.
  • Изменение характера мочи. Она становится темной либо мутной с хлопьями белка.
  • Выделения из уретрального канала. Обладают зеленоватым оттенком и резким, неприятным запахом гнилостного характера.
  • Признаки общей интоксикации организма — слабость, сонливость.
  • Лихорадка на субфебрильных цифрах (37-37,5 °C).
  • Струя мочи становится чрезмерно слабой.

Могут встречаться все указанные проявления. Может только часть.

Возможно ли бессимптомное носительство?

Поскольку энтерококк относится к условно-патогенной флоре, бессимптомное носительство не просто возможно, оно вероятно, поскольку встречается указанный микроорганизм у всех людей без исключения. Другое дело, что возможно снижение эффективности работы иммунитета, в таком случае носительство обернется неприятными последствиями для пациента.

Опасность поражения энтерококком фекалис

Микроорганизм отличается значительной опасностью по ряду причин. Потому отсутствие лечения чревато неблагоприятными последствиями для организма больного:

  • Энтерококк отличается значительной жизнестойкостью. Он не боится критических перепадов температуры.
  • Второй весомый фактор — это резистентность микроорганизмов ко многим антибактериальным препаратам.
  • Энтерококки не боятся отсутствия кислорода.
  • Они легко размножаются при бродильной диспепсии.

Потому требуется тщательный подход к диагностике и лечению.

Осложнения

В отсутствии грамотного лечения, поражение описываемым микроорганизмом чревато следующими последствиями:

  • простатит;
  • уретрит;
  • гнойно-воспалительные заболевания органов малого таза;
  • сепсис.

Возможно развитие тяжелых последствий для жизни и здоровья.

Диагностика

Диагностикой энтерококковой инфекции занимаются врачи-инфекционисты. Кроме рутинных анализов, расспроса и осмотра, используется бактериологический посев биоматериала на питательные среды. Дает возможность высеять возбудителя, а также определить его чувствительность к антибиотикам.

Лечение

Фекальные энтерококки — это микроорганизмы, которые помогают поддерживать внутри нашего кишечника оптимально кислотно-щелочной баланс, участвует в выработке витаминов, и на 1/3 вместе с другими микробами они составляют массу нашего кала. Поэтому огульно уничтожать энтерококк нелогично, поскольку в норме он всё равно нам пригодится. Нужно использовать только те средства, которые могут привести к уничтожению урогенитальной локализации возбудителя, и не затрагивать при этом его кишечную форму.

Конечно, полностью это сделать невозможно: ведь антибиотики уничтожают микробов в любом месте организма. А что, если не применять антибиотики? Можно ли обойтись без них? Да, можно. Для этого нужно применять специфический энтерококковый бактериофаг. Бактериофаги — это вирусы, которые питаются определённым типом микроорганизмов. В частности, энтерококковый бактериофаг активен, кроме этих кокков, ещё и к кишечной палочке, сальмонеллам, шигеллам, а также к протею, и многим другим микроорганизмам.

Мужчинам при урогенитальном энтерококкозе следует делать инсталляции раствора бактериофага в уретру, промывать им головку полового члена и внутренний листок крайней плоти. Это позволит уничтожить вирусам местно популяцию бактериофагов, занесённых из кишечника. Поскольку чаще всего заносятся микроорганизмы из прямой кишки, то бактериофаг также применяется ректально для профилактики таких «самозаражений». Курс лечения бактериофагом 7-10 дней, одна доза для ректального введения составляет 50 мл препарата в виде клизмы, которую нужно ставить после опорожнения кишечника. Выпускается «Интести – бактериофаг» во флаконах, по 100 мл.

Кроме этого, рекомендовано местное применение кремов и мазей, содержащих антибактериальные препараты, и позволяющих дезинфицировать слизистую половых путей. Так, с успехом может применяться: раствор хлоргексидина, фурацилина и мирамистина, согласно инструкции.

Применение бактериофага вместо антибиотиков гарантирует, что популяции здоровых и нужных микроорганизмов в кишечнике останутся здоровы, и не разовьется дисбактериоза кишечника, который часто сопровождает любое лечение с применением антибиотиков.

Новые аспекты в лечении вагинальных дисбиозов » Медвестник

Кишечная микрофлора состоит из двух взаимосвязанных популяций: полостной и пристеночной (мукозной) микрофлоры.

Основная функция пробиотических препаратов в гинекологии заключается в поддержании базового компонента нормобиоты, а не в колонизации влагалища случайной или транзиторной микрофлорой, приоритетное место продолжают занимать пробиотики на основе живых клеток молочно-кислых бактерий родов Lactobacillus и Bifidobacterium, ключевая роль которых в функциональной активности физиологического биоценоза влагалища и в регуляции его состава убедительно доказана.

В состав ряда пробиотиков входят грамположительные анаэробные бактерии рода Bifidobacterium spp., которые хотя и не являются резидентной флорой во влагалищном биотопе, но высеваются примерно у каждой 10-й здоровой женщины.

Бифидобактерии обладают антагонистической активностью против широкого спектра патогенных и условно-патогенных бактерий, синтезируют витамины группы В (B1, B2 и др.) и витамин К. Бифидобактерии являются одними из основных представителей микрофлоры ЖКТ: совершая в составе пероральных форм пробиотиков пассаж по кишечнику, могут колонизировать влагалище.

Lactobacillus acidophilus, которая встречается в пищеварительном тракте и вагине человека и некоторых других млекопитающих, является одним из видов гомоферментативных бактерий рода Lactobacillus, которые производят только молочную кислоту, в связи с чем и получила свое родовое название от лат. lacto- — «молоко» и bacillus — «палочка» и видовое название от acidum — «кислота» и «philus» — «любить». Эта бактерия выживает в более кислых средах, чем другие виды (pH 4–5 и меньше) и оптимально растет при температурах около 30 градусов Цельсия.

Основу ряда пробиотических препаратов составляют штаммы, полученные в результате промышленного культивирования штаммов лактобацилл, выделенных из урогенитальной зоны здоровых женщин (L.rhamnosus GR-1, L.rhamnosus 35, L.reuteri RC-14).

Штамм L.rhamnosus GR–1 выделен из дистальных отделов уретры, штамм L.reuteri RC–14 – из влагалища здоровых женщин. Оба штамма обладают выраженными адгезивными эффектами в отношении вагинальных эпителиоцитов, продуцируют перекись водорода и бактериоциноподобные вещества как при местном применении, так и при пероральном приеме. Согласно данным доклинических и клинических исследований, способны подавлять размножение и и адгезию условно патогенных и патогенных микроорганизмов урогенитального тракта, как E.coli, Enterococcus faecalis, Klebsiella pneumoniae, Staphilococcus epidermidis, Gardnerella vaginalis, Streptococcus B, Candida albicans, и др. (2).

Оба штамма адгезируют к уроэпителиальным клеткам и ингибируют рост и адгезию уропатогенов, GR-1 устойчив к спермициду ноноксинолу-9, а RC-14 продуцирует перекись водорода. Штамм GR-1 более пригоден для применения при инфекциях влагалища, чем L. rhamnosus GG, так как после инстилляции значительно дольше сохраняется во влагалище и способен его колонизировать.

В состав лекарственного препарата эти штаммы входят в равной пропорции. Доказано, что оба штамма обладают высокими адгезивными свойствами, то есть они способны к активной фиксации на клетках вагинального эпителия и успешному размножению.

Так как штаммы L.rhamnosus GR–1 и L.reuteri RC–14 сохраняют жизнеспособность после прохождения через ЖКТ, они обладают высокой колонизационной способностью как в ЖКТ, так и во влагалище, являются представителями нормофлоры влагалища. Препараты, содержащие данные штаммы, являются препаратами выбора для нормализации вагинальной микрофлоры среди пробиотиков для перорального приема.

В настоящее время результаты исследований ученых позволяют рассматривать бактериальную транслокацию из желудочно-кишечного тракта в качестве естественного защитного механизма: микроорганизмы, вегетирующие только в толстой кишке, при определенных ситуациях могут появиться в тонком кишечнике, что приводит к развитию физиологического дисбиоза с последующим проникновением микроорганизмов в кровь через участки физиологической десквамации и межклеточные щели слизистой оболочки желудка и верхних отделов тонкого кишечника.(3,4)

В физиологических условиях бактериальная транслокация включает в себя Sampling (активный захват микроорганизмов) с участием фагоцитирующих клеток и опсонических гуморальных факторов (комплемент, антитела и др.). Взаимодействие микробиоты с лимфоидной тканью, в том числе с Пейеровыми фолликулами, во многом зависит от способности М-клеток к фагоцитозу (1,2).

Для преодоления кишечного барьера и активизации механизма транслокации титр колонизационного пула микроорганизмов должен достигать 109 КОЕ (1,2).

Бактериальная транслокация на сегодняшний день представляет собой важный фактор связи между кишечником матери, молочными железами, грудным вскармливанием и осуществлением передачи комменсальных кишечных микроорганизмов новорожденному.

Большинство бифидобактерий, колонизирующих кишечник новорожденных, представлены материнскими штаммами бифидобактерий, присутствующих в грудном молоке. Преобладающими видами бифидобактерий являются B. longum (77% случаев), B. bifidum (26%), B. catenulatum (15%) и B. breve.

В исследовании Cianci A. с соавт. (9) проведено изучение эффективности применения L. rhamnosus/reuteri, вводимых перорально по 2 таблетки в сутки в течение 15 дней в лечении и профилактике бактериального вагиноза, профилактике рецидивов. Согласно полученным результатам, 92% пациенток имели полную реколонизацию лактобактерий, что, по мнению авторов, имеет значение в профилактике рецидивов, поскольку происходит восстановление вагинальной экосистемы.

Результаты исследования подтверждают, что пробиотические штаммы L. rhamnosus GR-1 и L. reuteri RC-14 способны подавлять рост C. albicans и в ряде случаев оказывать фунгицидное действие на грибок (18).

Несмотря на то что наиболее распространенным возбудителем кандидоза остается C.albicans, за последние 15–20 лет отмечено значительное увеличение числа инфекций, вызываемых C.tropicalis, C.parapsilosis, C.glabrata и C.krusei. В исследовании Chew S.Y. с соавт. (19) обнаружена выраженная антагонистическая активность пробиотических штаммов L. rhamnosus GR-1 и L. reuteri RC-14 в отношении всех протестированных штаммов C. glabrata. Лактобациллы проявляли противогрибковые эффекты, в т.ч. связанные с их способностью к агрегации. В присутствии штаммов L. rhamnosus GR-1 и L. reuteri RC-14 зафиксировано прекращение роста и гибель клеток C. glabrata.

Эффективность данной комбинации в восстановлении вагинального биоценоза при пероральном применении изучена в многоцентровом двойном слепом рандомизируемом плацебо-контролируемом исследовании, в которое были включены женщины с лабораторно подтвержденным вагинальным дисбиозом (бактериальный вагиноз, кандидозный вульвовагинит, микст-инфекция) или трихомонадным вагинитом. Пациентки основной группы перорально принимали капсулы с L. rhamnosus GR-1 и L. reuteri RC-14, пациентки контрольной группы получали плацебо. Длительность приема препарата/плацебо 6 нед. При трихомонадном вагините назначили метронидазол в дозе 2 г per os однократно. Контрольное обследование (окраска вагинальных мазков по Граму) проводили через 6 и 12 нед. Восстановление вагинальной микробиоты через 6 недель подтвердилось у 40 пациенток исследования (26,9%) в группе плацебо и у 243 (61,5%) – в группе с пробиотиками (p

Многоцентровое рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование проведено для определения возможности применения перорального пробиотического препарата, содержащего три штамма лактобацилл, вместе со стандартным лечением метронидазолом, а также антибиотиками (при неэффективности метронидазола) для снижения частоты рецидивов бактериального вагиноза (БВ) и аэробного вагинита (АВ). Пациенты частных гинекологических клиник Польши с рецидивирующими БВ/АВ и наличием симптомов были рандомизированы в 2 группы : 1-я группа –назначение метронидазола 500 мг 2 р/д 7 дней (клиндамицина) и перорального пробиотика (10 дней prOVag) ; 2-я группа – назначение метронидазола (клиндамицина) и плацебо. Лечение поводилось в перименструальный период с 18–22 дня менструального цикла.

Первичные точки эффективности – клинические или микробиологические рецидивы БВ/АВ и безопасность пробиотиков. Вторичные точки эффективности – вагинальный рН, оценка критерия Ньюджента и количество лактобацилл в вагинальной микробиоте. Исследование показало, что применение перорального пробиотического препарата приводит к повышению количества лактобацилл во влагалище, что ассоциировалось у пациенток со снижением рН влагалищной среды, поддержанием критерия Ньюджента и подавлянием роста патогенов. Данное исследование продемонстрировало, что пероральные пробиотики удлиняют ремиссию у пациентов с рецидивирующим БВ/АВ, а также улучшают клинические и микробиологические показатели.

У пациенток, резистентных к метронидазолу, на фоне применения клиндамицина (перорально и местно) в комбинации с пероральным пробиотиком отмечено также нарастание колонизации влагалища лактобациллами, несмотря на то, что штаммы лактобацилл, используемые в prOVag, чувствительны к клиндамицину in vitro.

Заключение

В настоящее время результаты исследований ученых позволяют рассматривать бактериальную транслокацию из желудочно-кишечного тракта в качестве естественного защитного механизма. Экспериментальное подтверждение этого процесса получено с применением гнотобиологических моделей взаимодействия макроорганизма хозяина с микробиотой, которые продемонстрировали проникновение микроорганизмов через кишечный барьер, что сопровождалось транзиторной бактериемией.

Вагинальные дисбиозы достаточно часто сочетаются с дисбиозом пищеварительного тракта. В данной ситуации пероральный прием пробиотиков при влагалищном дисбиозе имеет свои плюсы за счет параллельной коррекции состава кишечного биоценоза (10, 11, 12). Желудочно-кишечный тракт представляет собой важнейший элемент иммунной системы, дисбаланс в котором создает условия для развития иммунодефицитных состояний, являющихся фоном для развития хронических воспалительных заболеваний половых органов и их рецидивов. Анатомическая близость двух биотопов способствует проникновению микроорганизмов из кишечника во влагалище. Как правило, у 6 из 10 женщин, имеющих нарушение вагинальной микробиоты, обнаруживается также дисбиоз кишечника, а у 71 % женщин, страдающих бактериальным вагинозом, выявляется дисбиоз желудочно-кишечного тракта, т.е. эти два биотопа взаимосвязаны, и следует предположить единый дисбиотический процесс в организме с доминирующим проявлением в том или ином биотопе. Целесообразной является реализация концепции комплексного подхода, сочетающего своевременную коррекцию микроэкологических нарушений одновременно в двух биотопах, профилактику дисбиозов кишечника и влагалища.

Так как штаммы L.rhamnosus GR–1 и L.reuteri RC–14 сохраняют жизнеспособность после прохождения через ЖКТ, они обладают высокой колонизационной способностью как в ЖКТ, так и во влагалище, являются представителями нормофлоры влагалища. Препараты, содержащие данные штаммы, являются препаратами выбора для нормализации вагинальной микрофлоры среди пробиотиков для перорального приема. Примером такого продукта являются капсулы Вагилак, которые имеют удобную пероральную форму приема и могут применяться у женщин и девочек с 10 лет.

VGC-17.07.2020

Список литературы:

1. Г.И. Подопригора1, 2, Л.И. Кафарская1, Н.А. Байнов1, А.Н. Шкопоров1Бактериальная транслокация из кишечника: микробиологические, иммунологические и патофизиологические аспекты. Вестник РАМН, 2015, 70(6) 

2. Назаренко Л.Г., Соловьева Н.П. Применение орального пробиотика как альтернативная клиническая стратегия профилактики акушерских и перинатальных инфекций //Здоровье женщины. – 2013 — № 6 (82). – С.91-96 

3. Owens W.E., Berg R.D. Bacterial translocation from gastrointestinal tracts thymectomized micе.—Current Microbiology, 1982; 7(iss.3): 169-134.

4. И.Ю. Чичерин, И.П. Погорельский, И.А. Лундовских, И.В. Дармов, К.Е. Гаврилов, А.С. Горшков, А.И. Маньшин. Транслокация кишечной микробиоты. Журнал Международной медицины Оториноларингология / Аллергология / Иммунология / Инфекционные заболевания / 2016 / № 2(19), стр 87-99

5. Г.И. Подопригора1, 2, Л.И. Кафарская1, Н.А. Байнов1, А.Н. Шкопоров1Бактериальная транслокация из кишечника: микробиологические, иммунологические и патофизиологические аспекты. Вестник РАМН, 2015, 70(6) 

6. Hase K, Kawano K, Nochi T, Pontes GS, Fukuda S, Ebisawa M, et al. Uptake through glycoprotein 2 of FimH(+) bacteria by M cells initiates mucosal immune response. Nature. 2009;462(7270):226–230 doi: 10.1038/nature08529.

7. Ohno H, Hase K. Glycoprotein 2 (GP2): grabbing the FimH bacteria into M cells for mucosal immunity. Gut Microbes. 2010;1(6):407-410 doi: 10.4161/gmic.1.6.14078.

8. Gronlund MM, Gueimonde M, Laitinen K, Kociubinski G, Gronroos T, Salminen S, et al. Maternal breast-milk and intestinal bifidobacteria guide the compositional development of thе Bifidobacterium microbiota in infants at risk of allergic disease. Clin Exp Allergy. 2007;37(12):1764–1772. doi: 10.1111/j.1365-2222.2007.02849.x.

9. Cianci A., Giordano R., Delia A., et al. Efficacy of Lactobacillus Rhamnosus GR-1 and of Lactobacillus Reuteri RC-14 in the treatment and prevention of vaginoses and bacterial vaginitis relapses. Minerva Ginecol. 2008;60(5):369–76.]

10. Köhler G.A., Assefa S., Reid G. Probiotic interference of Lactobacillus rhamnosus GR-1 and Lactobacillus reuteri RC-14 with the opportunistic fungal pathogen Candida albicans. Infect Dis Obstet Gynecol. 2012:636474. Doi: 10.1155/2012/63647(46)4 

11. Тихомиров А.Л., Сарсания С.И. Комплаентность при терапии влагалищных дисбиозов. Медицинский совет. 2019;12:146-152. DOI: https://doi.org/10.21518/2079-701X-2019-12-146-152.

12. Кира Е.Ф. Бактериальный вагиноз. — М.:ООО «Медицинское информационное агенство», 2012 -472 с

13. Biagi E., Candela M., Fairwether–Taight S., Franceschi C., Brigidi P. Ageing of human metaorganism: the microbial counterpart //Age. — 2012 — Vol. 34 — P.247–267.

14. Потапов В.А. Пробиотики в гинекологии. Очередная мода или осознанная необходимость (аналитический обзор / В. Потапов // З турботою про жінку. — 2015. — N 1. — С. 10-15

15. Попкова С.М. и др. Микроэкологические сочетания вагинального и кишечного биотопов у женщин с воспалительными заболеваниями нижнего этажа полового тракта и девочек-подростков с дисфункцией яичников БЮЛЛЕТЕНЬ СО РАМН, ТОМ 33, № 4, 2013 стр.77-84

16. Irkitova A.N., Kagan Ya.R., Sergeeva I.Ya. Svoystva, ekologicheskie aspekty i prakticheskoe znachenie atsidofil’noy palochki. 1.Opisanie i mestoobitanie // Aktual’nye problemy tekhniki i tekhnologii pererabotki moloka. – Sib. NII syrodeliya. – Vyp.8. – 2011.– S. 207–212. (in Russian)

17. Mezzasalma V., Manfrini E., Ferri E., Boccarusso M., Di Gennaro P., Schiano I., Michelotti A., Labra M. Orally administered multispecies probiotic formulations to prevent uro-genital infections: a randomized placebo-controlled pilot study. Arch Gynecol Obstet. 2017;295(1):163-172.

18. Cianci A., Giordano R., Delia A., et al. Efficacy of Lactobacillus Rhamnosus GR-1 and of Lactobacillus Reuteri RC-14 in the treatment and prevention of vaginoses and bacterial vaginitis relapses. Minerva Ginecol. 2008;60(5):369–76.]

19. Chew S.Y., Cheah Y.K., Seow H.F., et al. Probiotic Lactobacillus rhamnosus GR-1 and Lactobacillus reuteri RC-14 exhibit strong antifungal effects against vulvovaginal candidiasis-causing Candida glabrata isolates. J Appl Microbiol. 2015;118(5):1180–90. Doi: 10.1111/ jam.12772. 

Enterococcus faecalis: инфекции, передача и лечение

Enterococcus — это тип бактерий, которые обычно присутствуют в кишечнике и кишечнике.

В некоторых случаях эту бактерию можно также найти во рту или во влагалище.

У здоровых людей или в нормальных количествах Enterococcus обычно не вызывает проблем.

Но если он распространяется на другие части тела, он может вызвать опасные для жизни инфекции. Люди, находящиеся в больнице или имеющие сопутствующие заболевания, подвергаются более высокому риску развития инфекции.

Хотя существует 17 или более видов Enterococcus , у человека обычно встречаются только два: E. faecalis и E. faecium .

Эта статья посвящена E. faecalis , ассоциированным с ним инфекциям, способам его передачи и вариантам лечения.

Поделиться на Pinterest Бактерии энтерококка faecalis. Первоначально эта бактерия была связана со стрептококком.
Изображение предоставлено: Дженис Хейни Карр, CDC / Пит Уорделл.

До 1984 года, E.faecalis был известен как Streptococcus faecalis . Ученые ранее относили бактерии к роду Streptococcus .

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), E. faecalis является причиной примерно 80 процентов случаев заражения людей.

Бактерии могут вызывать инфекцию у людей при попадании в раны, кровь или мочу. Особому риску подвержены люди с ослабленной иммунной системой, например, те, кто:

  • имеют слабый иммунитет из-за болезни или операции
  • проходят курс лечения рака
  • находятся на диализе
  • получают трансплантацию органов
  • имеют ВИЧ или СПИД
  • имели корневой канал

Люди в больницах особенно уязвимы для E.faecalis , поскольку у госпитализированных пациентов обычно снижен иммунитет. Обычное использование внутрисосудистых и мочевых катетеров также может способствовать распространению инфекции, поскольку эти инструменты часто содержат бактерии E. faecalis .

E. faecalis считается одной из трех основных причин внутрибольничных инфекций.

Поделиться на PinterestИнфекция мочевыводящих путей может быть вызвана E. faecalis, а инфекция, вызванная этим типом бактерий, может вызвать болезненные ощущения при мочеиспускании.

E. faecalis вызывает ряд инфекций у людей, некоторые из которых могут быть опасными для жизни.

Бактерии могут вызывать:

  • бактериемию, наличие бактерий в крови
  • инфекции брюшной полости и таза
  • инфекции мочевыводящих путей
  • инфекции полости рта, особенно корневые каналы
  • сепсис или заражение крови
  • раневые инфекции
  • эндокардит, инфекция внутренней оболочки сердца
  • энтерококковый менингит, необычная форма менингита

Симптомы E.faecalis зависит от локализации инфекции. Они могут включать:

  • усталость
  • болезненное мочеиспускание
  • спазмы желудка
  • рвота

E. faecalis обладает как естественным, так и приобретенным иммунитетом от лечения антибиотиками. В результате это один из наиболее устойчивых к антибиотикам типов бактерий.

Бактерии также могут переносить различные условия. Он может выжить в диапазоне температур и в кислой или щелочной среде.

E. faecalis может противостоять лечению многими антибиотиками из-за:

  • Образование биопленки : бактерии могут связываться друг с другом, образуя тонкий, но прочный слой, известный как биопленка, который может прочно прилипать к поверхности.
  • Потребности в питании : E. faecalis может выдерживать длительные периоды времени без источника питания. Он даже может использовать сыворотку крови в качестве источника питания.
  • Пенициллин-связывающие белки (PBP) : Эти белки образуют E.faecalis естественно устойчивый к пенициллину. Пенициллин подавляет активность E. faecalis , но не разрушает бактериальные клетки.
  • Поглощение фолиевой кислоты в окружающей среде : Бактериям для роста требуется фолиевая кислота. Большинство из них не могут поглотить его из окружающей среды, поэтому должны сделать это самостоятельно. Лекарства, которые препятствуют выработке фолиевой кислоты, часто могут уничтожить бактериальные инфекции. Однако E. faecalis может абсорбировать фолиевую кислоту из окружающей среды, поэтому эти препараты малоэффективны.

Энтерококки чаще всего передаются из-за плохой гигиены.

Поскольку он естественным образом присутствует в желудочно-кишечном тракте, E. faecalis обнаруживается в фекалиях. Неправильная чистка предметов, содержащих фекалии, или отказ от мытья рук после использования туалета могут увеличить риск передачи бактерий.

Повседневные предметы, такие как телефоны, дверные ручки, полотенца и мыло, также могут содержать E. faecalis .

Бактерии могут распространяться по больницам, если медицинские работники не моют руки между пациентами.Без тщательной очистки катетеры или диализные порты также могут передавать инфекцию.

Соблюдение правил гигиены, особенно в условиях больницы, может помочь предотвратить распространение инфекции E. faecalis .

Профилактические меры включают:

  • тщательное мытье рук, включая кончики пальцев и большие пальцы рук, после посещения туалета
  • мытье рук перед едой или питьем
  • обеспечение того, чтобы медицинские работники мыли руки перед контактом с внутривенными инъекциями, катетерами и повязками.
  • обеспечение того, чтобы медицинские работники тщательно мыли руки между пациентами
  • избегая использования чужих предметов личной гигиены, таких как мыло, мочалки, полотенца и бритвы
  • избегая сидения на кроватях других пациентов
  • избегая использования туалетов другие пациенты, а также туалеты, которые выглядят грязными или грязными
  • регулярная уборка туалетов и туалетов
  • протирка дверных ручек, пультов дистанционного управления, телефонов и других предметов общего пользования
  • частое мытье рук пациентами, персоналом и посетителями больницы
Поделиться в Pinterest при неосложненных инфекциях.В зависимости от серьезности инфекции назначаются разные виды антибиотиков.

Из-за своих механизмов лекарственной устойчивости инфекция Enterococcus представляет собой серьезную проблему для лечения медицинских работников.

Перед лечением врачи часто берут образцы бактерий у пациентов. Они определяют восприимчивость образца к различным видам лечения, включая ампициллин, пенициллин и ванкомицин.

Неосложненную инфекцию часто можно лечить одним антибиотиком.Если резистентности к антибиотикам нет, предпочтительным лекарством является ампициллин.

Другие варианты лекарств включают:

  • ампициллин с сульбактамом
  • даптомицин
  • линезолид
  • нитрофурантоин
  • тигециклин
  • ванкомицин

Более тяжелые инфекции могут включать сепсис, эндокардит или менингит. Для лечения этих инфекций может потребоваться комбинация агента, действующего на клеточную стенку, и класса антибиотиков, известных как аминогликозиды.

Агенты, действующие на клеточную стенку, представляют собой антибиотики, которые воздействуют на бактериальную клеточную стенку, подавляя рост клеток. Примеры включают ампициллин, ванкомицин и аминогликозиды, в том числе гентамицин и стрептомицин.

При более серьезной инфекции лечение может длиться несколько недель.

Энтерококковые инфекции обычно возникают у уже больных людей. Это может затруднить определение того, является ли бактериальная инфекция причиной любого последующего заболевания или смерти.

Некоторые исследования показывают, что прогноз для людей с E.faecalis связана с состоянием их здоровья, а не с наличием бактериальных штаммов.

Другие исследования показали, что пациенты с инфекцией, вызванной штаммами устойчивых к ванкомицину Enterococcus , имели более высокий уровень смертности, чем пациенты со штаммами, чувствительными к антибиотику.

Инфекции, вызванные устойчивыми к антибиотикам бактериями, как правило, приводят к более длительному пребыванию в больнице, более высоким расходам на здравоохранение и более высокому уровню смертности по сравнению с инфекциями, вызванными чувствительными к антибиотикам бактериями.

Надлежащая гигиена — лучший способ предотвратить передачу инфекции E. faecalis .

Идентификация Enterococcus faecalis у пациента с инфекцией мочевыводящих путей на основе метагеномного секвенирования следующего поколения: отчет о клиническом случае | BMC Infectious Diseases

  • 1.

    Flores-Mireles AL, Walker JN, Caparon M, Hultgren SJ. Инфекции мочевыводящих путей: эпидемиология, механизмы заражения и варианты лечения. Nat Rev Microbiol. 2015; 13 (5): 269–84.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 2.

    Матушкевич-Ровинская Ю., Малышко Ю., Величко М. Инфекции мочевыводящих путей во время беременности: старые и новые нерешенные диагностические и терапевтические проблемы. Arch Med Sci. 2015; 11 (1): 67–77.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 3.

    Schaeffer AJ, Nicolle LE. Инфекции мочевыводящих путей у пожилых мужчин.N Engl J Med. 2016; 374 (22): 2192.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 4.

    Tandogdu Z, Wagenlehner FM. Глобальная эпидемиология инфекций мочевыводящих путей. Curr Opin Infect Dis. 2016; 29 (1): 73–9.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 5.

    Фоксман Б. Эпидемиология инфекций мочевыводящих путей. Нат Рев Урол. 2010. 7 (12): 653–60.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 6.

    Наджиб С., Мунир Т., Рехман С., Хафиз А., Гилани М., Латиф М. Сравнение тест-полоски мочи с обычным посевом мочи при диагностике инфекции мочевыводящих путей. J Coll Врачи Surg Pak. 2015; 25 (2): 108–10.

    PubMed Google Scholar

  • 7.

    Schmiemann G, Kniehl E, Gebhardt K, Matejczyk MM, Hummers-Pradier E. Диагностика инфекции мочевыводящих путей: систематический обзор. Dtsch Arztebl Int. 2010. 107 (21): 361–7.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 8.

    Максон Т., Митчелл Д.А. Целевое лечение бактериальных инфекций: перспективы патоген-специфических антибиотиков в сочетании с быстрой диагностикой. Тетраэдр. 2016. 72 (25): 3609–24.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 9.

    Кайзер Л. Контрапункт: закончилась ли эра вирусных культур в лаборатории клинической микробиологии? J Clin Microbiol. 2013; 51 (1): 4–8.

    PubMed Google Scholar

  • 10.

    Бальсалобре-Аренас Л., Аларкон-Каверо Т. Быстрая диагностика инфекций желудочно-кишечного тракта, вызванных паразитами, вирусами и бактериями. Enferm Infecc Microbiol Clin. 2017; 35 (6): 367–76.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 11.

    Мяо Ц., Ма И, Ван Ц., Пань Дж, Чжан И, Цзинь В, Яо И, Су И, Хуанг И, Ван М. и др. Микробиологические диагностические характеристики метагеномного секвенирования следующего поколения в применении к клинической практике.Clin Infect Dis. 2018; 67 (Suppl_2): S231–40.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 12.

    Гоэль В., Кумар Д., Кумар Р., Матур П., Сингх С. Сообщество приобрело энтерококковые инфекции мочевыводящих путей и профиль устойчивости к антибиотикам в Северной Индии. Врачи лаборатории J. 2016; 8 (1): 50–4.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 13.

    Хайке М.М., Сам Д.Ф., Гилмор М.С. Энтерококки с множественной лекарственной устойчивостью: характер проблемы и планы на будущее. Emerg Infect Dis. 1998. 4 (2): 239–49.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 14.

    Клайн К.А., Льюис А.Л. Грамположительные уропатогены, полимикробная инфекция мочевыводящих путей и новая микробиота мочевыводящих путей. Microbiol Spectr. 2016; 4: 2.

    Артикул Google Scholar

  • 15.

    Borghi L, Nouvenne A, Meschi T. Нефролитиаз и инфекции мочевыводящих путей: дилемма «курица или яйцо»? Пересадка нефрола Dial. 2012. 27 (11): 3982–4.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 16.

    Divers J, Langefeld CD, Lyles DS, Ma L, Freedman BI. Защитная ассоциация между полиомавирурией JC и заболеванием почек. Curr Opin Nephrol Hypertens. 2019; 28 (1): 65–9.

    PubMed Статья Google Scholar

  • 17.

    Caserta MT, Mock DJ, Dewhurst S. Human herpesvirus 6. Clin Infect Dis. 2001. 33 (6): 829–33.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 18.

    Lewandowska DW, Schreiber PW, Schuurmans MM, Ruehe B, Zagordi O, Bayard C, Greiner M, Geissberger FD, Capaul R, Zbinden A, et al. Метагеномное секвенирование дополняет рутинную диагностику при идентификации вирусных патогенов у реципиентов трансплантата легких с неизвестной этиологией респираторной инфекции.PLoS One. 2017; 12 (5): e0177340.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 19.

    Симнер П.Дж., Миллер С., Кэрролл К.С. Понимание перспектив и препятствий метагеномного секвенирования следующего поколения как диагностического инструмента для инфекционных заболеваний. Clin Infect Dis. 2018; 66 (5): 778–88.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 20.

    Chiu CY, Miller SA.Клиническая метагеномика. Nat Rev Genet. 2019; 20 (6): 341–55.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 21.

    Гу В., Миллер С., Чиу С.Ю. Клиническое метагеномное секвенирование нового поколения для обнаружения патогенов. Анну Рев Патол. 2019; 14: 319–38.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 22.

    Чжан Х.С., Ай Дж. У., Цуй П, Чжу Ю. М., Хун-Лун В., Ли Й-Дж, Чжан У.Дополнительная ценность метагеномного секвенирования следующего поколения для диагностики подозрений на очаговую инфекцию у взрослых. J Inf Secur. 2019; 79 (5): 419–25.

    Google Scholar

  • 23.

    Лимматуротсакул Д., Ямсен К., Араявичанонт А., Симпсон Дж. А., Уайт Л. Дж., Ли С. Дж., Вутиеканун В., Чантратита Н., Ченг А., Дэй Н. П. и др. Определение истинной чувствительности культуры для диагностики мелиоидоза с использованием байесовских моделей латентного класса. PLoS One. 2010; 5 (8): e12485.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 24.

    Лаупланд К.Б., Валикетт Л. Меняющаяся культура микробиологической лаборатории. Может ли J заразить Dis Med Microbiol. 2013. 24 (3): 125–8.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 25.

    Wilson MR, Naccache SN, Samayoa E., Biagtan M, Bashir H, Yu G, Salamat SM, Somasekar S, Federman S, Miller S, et al.Эффективная диагностика нейролептоспироза с помощью секвенирования следующего поколения. N Engl J Med. 2014. 370 (25): 2408–17.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 26.

    Хоффманн Б., Таппе Д., Хопер Д., Херден С., Болдт А., Маврин С., Нидерштрассер О., Мюллер Т., Йенкель М., ван дер Гринтен Е. и др. Пестролистный борнавирус, связанный с смертельным человеческим энцефалитом. N Engl J Med. 2015; 373 (2): 154–62.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 27.

    Гу Л, Лю В., Ру М, Лин Дж, Ю Дж, Йе Дж, Чжу З.А., Лю Ю, Чен Дж, Лай Дж и др. Применение метагеномного секвенирования следующего поколения в диагностике пневмонии, вызванной хламидиозом пситтаци: отчет о пяти случаях. BMC Pulm Med. 2020; 20 (1): 65.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 28.

    Fang M, Weng X, Chen L, Chen Y, Chi Y, Chen W, Hu Z. Фульминантная инфекция, вызванная вирусом ветряной оспы и опоясывающего лишая центральной нервной системы, неожиданно диагностирована с помощью метагеномного секвенирования следующего поколения у ВИЧ-инфицированного пациента : отчет о болезни.BMC Infect Dis. 2020; 20 (1): 159.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 29.

    Huang Z, Zhang C, Li W, Fang X, Wang Q, Xing L, Li Y, Nie X, Yang B, Zhang W. Метагеномное секвенирование следующего поколения вклад в выявление инфекции протезных суставов, вызванной Parvimonas micra: отчет о болезни. J Bone Jt Infect. 2019; 4 (1): 50–5.

    PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 30.

    Чен Л., Лю В., Чжан Кью, Сюй К., Йе Г, Ву В., Сунь З., Лю Ф., Ву К., Чжун Б. и др. Подход mNGS на основе РНК позволяет идентифицировать новый коронавирус человека из двух отдельных случаев пневмонии во время вспышки в Ухане в 2019 году. Emerg Microbes Infect. 2020; 9 (1): 313–9.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 31.

    Лонг И, Чжан И, Гонг И, Сун Р, Су Л, Лин Х, Шэнь А, Чжоу Дж, Цайцзи З, Ван Х и др. Диагностика сепсиса с использованием внеклеточной ДНК с помощью технологии секвенирования нового поколения у пациентов в отделении интенсивной терапии.Arch Med Res. 2016; 47 (5): 365–71.

    CAS PubMed Статья Google Scholar

  • 32.

    Xie Y, Du J, Jin W, Teng X, Cheng R, Huang P, Xie H, Zhou Z, Tian R, Wang R, et al. Секвенирование нового поколения для диагностики тяжелой пневмонии: Китай, 2010-2018 гг. J Inf Secur. 2019; 78 (2): 158–69.

    Google Scholar

  • 33.

    Wilson MR, Sample HA, Zorn KC, Arevalo S, Yu G, Neuhaus J, Federman S, Stryke D, Briggs B, Langelier C, et al.Клиническое метагеномное секвенирование для диагностики менингита и энцефалита. N Engl J Med. 2019; 380 (24): 2327–40.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 34.

    Хасан М.Р., Рават А., Тан П., Джитеш П.В., Томас Э., Тан Р., Тилли П. Истощение ДНК человека в клинических образцах с добавками для повышения чувствительности обнаружения патогенов с помощью секвенирования следующего поколения. J Clin Microbiol. 2016; 54 (4): 919–27.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 35.

    Оберн С., Кампино С., Кларк Т. Г., Джимде А. А., Зонго И., Пинчес Р., Манске М., Мангано В., Алкок Д., Анастаси Е. и др. Эффективный метод очистки ДНК плазмодия falciparum непосредственно из клинических образцов крови для высокопроизводительного секвенирования всего генома. PLoS One. 2011; 6 (7): e22213.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • 36.

    Feehery GR, Yigit E, Oyola SO, Langhorst BW, Schmidt VT, Stewart FJ, Dimalanta ET, Amaral-Zettler LA, Davis T., Quail MA, et al. Метод селективного обогащения микробной ДНК из ДНК позвоночных-хозяев. PLoS One. 2013; 8 (10): e76096.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google Scholar

  • Escherichia coli и Enterococcus faecalis способны включать и улучшать предварительно сформированную биопленку Gardnerella vaginalis | Возбудители и болезни

    Gardnerella vaginalis является наиболее частым микроорганизмом, обнаруживаемым при бактериальном вагинозе (БВ), а Escherichia coli и Enterococcus faecalis являются одними из наиболее частых патогенов, обнаруживаемых при инфекциях мочевыводящих путей (ИМП).Это исследование было направлено на оценку возможных взаимодействий между возбудителями ИМП и G. vaginalis с использованием двухвидовой модели биопленки in vitro . Наши результаты показали, что двухвидовые биопленки достигли значительно более высокой концентрации бактерий, чем моновидовые биопленки. Более того, визуализация видов с двойной популяцией в биопленках с помощью эпифлуоресцентной микроскопии показала, что все урогенитальные патогены сосуществуют с G. vaginalis . В заключение, наша работа демонстрирует, что уропатогены могут включаться в зрелые биопленки BV.

    Микробиота влагалища человека играет важную роль в поддержании здоровья женщины. Когда это сообщество нарушено, может возникнуть бактериальный вагиноз (БВ) (Schwebke, Muzny and Josey, 2014). Было описано, что по мере прогрессирования BV в эпителии влагалища развивается высокоструктурированная полимикробная биопленка, состоящая в основном из G. vaginalis и множества других бактерий (Verstraelen and Swidsinski 2013). БВ может привести к осложнениям во время беременности, вызывая преждевременный разрыв плодных оболочек, преждевременные роды или смерть плода или новорожденного (Eschenbach et al .1988). Кроме того, урогенитальные заболевания также могут быть результатом БВ, особенно инфекций мочевыводящих путей (ИМП) (Harmanli et al , 2000; Sharami, Afrakhteh and Shakiba 2007). Связь между БВ и ИМП, вероятно, начинается с повышения pH влагалища из-за уменьшения количества вагинальных лактобацилл, которые способны продуцировать лактат и перекись водорода (Sumati and Saritha 2009). Следовательно, уропатогенные микроорганизмы могут появляться из кишечника (Whiteside et al .2015) и вступают в контакт с микросредой влагалища, но мало что известно о том, что происходит после этого. Было высказано предположение, что уропатогены могут либо обходить микрофлору, либо успешно проникать в биопленки влагалища, выживать и продолжать свое восхождение в мочевой пузырь (Reid and Habash 1999). Хотя анатомическая близость позволяет легко переносить бактерии из влагалища в мочевыводящие пути и наоборот (Pedraza-Aviles et al . 2001; Sharami, Afrakhteh and Shakiba 2007), на сегодняшний день лишь несколько исследователей изучили роль уропатогенов в BV.Важно отметить, что недавнее исследование (Amatya и др. . 2013) показало, что из 135 BV-положительных женщин 75% также имели ИМП. Ведущим уропатогеном, выделенным от женщин с ИМП, является Escherichia coli (Soto et al , 2007), и этот организм, как известно, формирует биопленки урогенитального тракта (Hancock, Dahl and Klemm 2010; McMillan et al ). 2011 г.). Аналогичным образом, Enterococcus faecalis также ассоциирован с ИМП и, как известно, образует биопленки (Hola, Ruzicka and Horka 2010).

    Это исследование было направлено на оценку взаимодействия между изолятом G. vaginalis от BV-положительного пациента (UM241, регистрационный номер NCBI: KP996683) (Castro et al .2015) и тремя E. coli (UM056 , NCBI: KT614048; UM062, NCBI: KT614049 и UM066Ec, NCBI: KT614050) или три E. faecalis (UM035, NCBI: KT614045; UM066Ef, NCBI: KT614046 и UM066Ef, NCBI: KT614046 и UM067T с использованием двойных изолятов NCBIo: -видовая модель биопленки, описанная ранее Machado, Jefferson and Cerca (2013).Используемые бактерии были изолированы и идентифицированы, как описано ранее (Alves et al. 2014). Вкратце, биопленки двух видов были инициированы инокуляцией 10 7 КОЕ / мл -1 бактериальной суспензии G. vaginalis [в инфузии мозга и сердца (BHI, Liofilchem, Roseto degli Abruzzi, Италия) с добавлением 2% ( в / в) желатин (Oxoid Ltd, Бейзингсток, Хэмпшир, Великобритания), 0,5% (масс.) дрожжевого экстракта (Liofilchem) и 0,1% (масс.) крахмала (Panreac, Барселона, Испания)] в 24-луночной ткани. Планшет для культивирования (Orange Scientific, Braine L’Alleud, Бельгия) в течение 24 часов при 37ºC и 10% CO 2. Через 24 часа планктонные клетки удаляли и в каждую лунку добавляли свежую среду. Затем 10 7 КОЕ / мл -1 каждого изолята уропатогена инокулировали предварительно сформированной биопленкой G. vaginalis в течение еще 24 часов. Один контроль был выполнен без добавления вторичного патогена. Контроли биопленок других моновидов выполняли путем инокуляции эквивалентной бактериальной суспензии каждого уропатогена в 24-луночные планшеты в течение 24 часов. Для количественной оценки общего количества клеток моно- и двухвидовой биопленки мы использовали метод, предложенный Freitas et al. (2014). Вкратце, общее количество клеток определяли количественно с использованием камеры Нойбауэра, соединенной с эпифлуоресцентным микроскопом Olympus BX51, оснащенным камерой CCD (DP72; Olympus). Суспензии клеток окрашивали 4 -6-диамидино-2-фенилиндолом (DAPI, 2,5 мкг мл -1 ). Окрашивание DAPI было обнаружено в специальном фильтре BP 365–370, FT 400, LP 421, присутствующем в микроскопе. Затем мы различали бактериальную популяцию биопленки с использованием метода гибридизации in situ флуоресценции пептидных нуклеиновых кислот (PNA), как описано ранее Machado et al. (2013). Вкратце, после фиксации биопленки зонд PNA, специфичный для G. vaginalis (Gard 162), добавляли в каждую лунку стеклянных предметных стекол с эпоксидным покрытием (Thermo Fisher Scientific, Lenexa, KS, USA). Дополнительную стадию окрашивания проводили в конце процедуры гибридизации, покрывая каждое предметное стекло DAPI. Микроскопическую визуализацию выполняли с использованием фильтров, способных обнаруживать зонд PNA (BP 530–550, FT 570, LP 591, чувствительный к молекуле Alexa Fluor 594, присоединенной к зонду Gard162) и DAPI (как описано выше).Наконец, количественное определение биомассы было выполнено методом кристаллического фиолетового (CV), как описано Peeters, Nelis and Coenye (2008). Вкратце, после этапа фиксации биопленки окрашивали 100 мкл 0,5% (об. / Об.) Раствора CV (Acros Organics, Morris Plains, NJ, USA) в течение 20 мин. Каждую лунку дважды промывали 200 мкл фосфатно-солевого буфера, а затем CV удаляли, добавляя 150 мкл ледяной уксусной кислоты (об. / Об.) (Thermo Fisher Scientific) в каждую лунку. Планшеты перемешивали на несколько минут и, наконец, измеряли оптическую плотность при 590 нм.Чтобы определить степень коагрегации между G. vaginalis и уропатогенами, мы использовали экспериментальную модель, предложенную Reid et al. (1990). Вкратце, 500 мкл G. vaginalis (10 7 КОЕ мл -1 ) объединяли с 500 мкл каждого уропатогена (10 7 КОЕ мл -1 ) в 24-луночных планшетах. Затем бактерии инкубировали в течение 4 ч при 37ºC в 10% CO 2 . Агрегаты визуализировали с помощью инвертированного светового микроскопа (Leica DMI 3000B), и оценка оценивалась следующим образом: 0, агрегация отсутствует; 1 — небольшие агрегаты, содержащие небольшие видимые скопления бактерий; 2 — агрегаты, содержащие большее количество бактерий, оседающие в центре лунки; 3 — макроскопически видимые скопления, содержащие более крупные группы бактерий, которые оседают в центре лунки; 4 — максимальный балл, присвоенный описанию большого макроскопически видимого скопления в центре лунки.Аутоагрегация оценивалась для каждого бактериального изолята. Все эксперименты были выполнены в трех повторностях с техническими повторностями. Данные были проанализированы с использованием теста t с использованием пакета статистических программ SPSS 17.0 (SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс). P Значения менее 0,05 считались значимыми.

    Наши результаты показали, что все испытанные изоляты уропатогенов обладают значительной способностью увеличивать общее количество клеток в предварительно сформированной биопленке G. vaginalis (рис.1а). Примечательно, что мы показали, что эти двухвидовые биопленки состоят в основном из уропатогенов (рис. 1b), что позволяет предположить, что тестируемые виды могут в некоторой степени жить в непосредственной близости друг от друга. Это было впервые подтверждено экспериментами по коагрегации, когда E. faecalis были видами с наивысшей способностью взаимодействовать с G. vaginalis путем коагрегации (рис. 1c). Прямая эпифлуоресцентная микроскопия еще раз подтвердила это с кластерами уропатогенов в тесном контакте с G.vaginalis (рис. 1г). Интересно, что, несмотря на увеличение концентрации бактерий, общая биомасса биопленки двух видов не была значительно увеличена после добавления уропатогенов в предварительно сформированную биопленку G. vaginalis (по сравнению с моновидовыми биопленками G. vaginalis ), за исключением к двум изолятам E. faecalis (UM035 и UM067). Вероятно, это связано с относительно более низким образованием биомассы как у моновидовых биопленок E. coli , так и у E. faecalis по сравнению с G.vaginalis , в наших испытанных условиях (рис. 1e). Аналогичным образом, Almeida et al. (2011) сообщил, что общие профили биомассы в биопленках с двумя видами имеют тенденцию быть более похожими на биопленки с одним видом. Принимая во внимание все вышеперечисленные данные, мы показали, что как E. coli , так и E. faecalis обладали способностью встраиваться в предварительно сформированную биопленку G. vaginalis с повышенной концентрацией клеток. Эти данные можно объяснить факторами вирулентности уропатогенов, а именно процессом коагрегации.Важно отметить, что Reid и Sobel (1987) показали, что уропатогены обладают способностью прикрепляться друг к другу (аутоагрегация) и, возможно, к другим микроорганизмам (коагрегация). Escherichia coli продуцирует антиген 43, который способствует межбактериальным взаимодействиям (Danese et al. , 2000). Что касается E. faecalis , этот уропатоген продуцирует вещество агрегации, индуцируемый феромонами поверхностный белок, кодируемый геном agg , который способствует агрегации во время бактериального соединения (Lopez-Salas et al .2013). Хотя мало что известно об основных бактериальных взаимодействиях между уропатогенами и G. vaginalis , в некоторых исследованиях сообщалось, что эта связь может привести к увеличению осложнений, связанных с БВ или ИМП (Hooton et al. .1989; Hillebrand et al. . 2002; Сото и др. .2007; Lata и др. .2010). Hooton et al. (1989) сообщил, что осложнения, вызванные использованием диафрагм, были выше у женщин с БВ и ИМП.Позже некоторые исследования показали, что частота неблагоприятных исходов беременности была выше при ИМП (Hillebrand et al , 2002; Lata et al , 2010). В частности, в исследованиях сообщалось, что преждевременный разрыв плодных оболочек также может быть связан с ИМП (Soto et al . 2007). С другой стороны, включение уропатогенов в биопленки, опосредованные G. vaginalis , обеспечивает защитную нишу для дальнейшей потенциальной инфекции ИМП. Интересно, что Swidsinski et al. (2014) показали, что небольшие скопления G. vaginalis могут также внедряться в массы других уропатогенов у женщины с ИМП.

    Рис. 1.

    Профили образования биопленок для каждого вида на моно- и двойных биопленках. ( a ) Подсчет общего количества клеток с помощью DAPI для моно- (контрольных) и двухвидовых биопленок; ( b ) процент клеток, обнаруженных с помощью PNA FISH в 48-часовых биопленках; ( c ) оценка коагрегации моно- и двойных видов бактерий, оценка оценивалась по шкале от 0 до 4; ( d ) изображение эпифлуоресценции, показывающее E.faecalis UM035, смешанный с G. vaginalis, E. faecalis показан синим, а G. vaginalis — красным; ( e ) Толщина биопленки моно- (контрольные) и двухвидовой биопленки определялась окрашиванием CV. * P <0,05 при сравнении биопленок двух видов с биопленками каждого вида (контроль уропатогенов). ** P <0,05 при сравнении 24-часовой биопленки G. vaginalis (контроль) с биопленкой двух видов. *** P <0.05 при сравнении 48-часовой биопленки G. vaginalis (контроль) с биопленкой двух видов.

    Рис. 1.

    Профили образования биопленок для каждого вида на моно- и двойных биопленках. ( a ) Подсчет общего количества клеток с помощью DAPI для моно- (контрольных) и двухвидовых биопленок; ( b ) процент клеток, обнаруженных с помощью PNA FISH в 48-часовых биопленках; ( c ) оценка коагрегации моно- и двойных видов бактерий, оценка оценивалась по шкале от 0 до 4; ( d ) изображение эпифлуоресценции, показывающее E.faecalis UM035, смешанный с G. vaginalis, E. faecalis показан синим, а G. vaginalis — красным; ( e ) Толщина биопленки моно- (контрольные) и двухвидовой биопленки определялась окрашиванием CV. * P <0,05 при сравнении биопленок двух видов с биопленками каждого вида (контроль уропатогенов). ** P <0,05 при сравнении 24-часовой биопленки G. vaginalis (контроль) с биопленкой двух видов. *** P <0.05 при сравнении 48-часовой биопленки G. vaginalis (контроль) с биопленкой двух видов.

    В заключение, наши новые наблюдения впервые показали, что уропатогены могут ассоциироваться в биопленке BV. Из-за осложнений, связанных с БВ и ИМП у беременных женщин, было бы важно, чтобы антенатальные пациенты проходили скрининг на наличие БВ и ИМП. Будущее направление этого исследования будет изучать экспрессию генов в G. vaginalis и уропатогенных микроорганизмах, идентифицировать гены биопленок и изучать процессы метаболизма, адгезии и коагрегации, которые поддерживают многовидовые биопленки, чтобы найти эффективное лечение при одновременном возникновении BV и UTIs. .

    ФИНАНСИРОВАНИЕ

    Эта работа была поддержана Португальскими национальными фондами (FCT) в рамках Стратегического проекта подразделения UID / BIO / 04469/2013 и софинансирована проектом RECI / BBB-EBI / 0179/2012 (FCOMP-01-0124-FEDER- 027462). JC и DM выражают признательность за финансовую поддержку индивидуальных грантов SFRH / BD / 93963/2013 и SFRH / BD / 87569/2012, соответственно. NC — это Investigador FCT.

    Конфликт интересов. Не заявлено.

    ССЫЛКИ

    Алмейда

    С

    Азеведо

    NF

    Сантос

    S

    и другие.

    Дискриминация многовидовых популяций в биопленках с флуоресценцией пептидных нуклеиновых кислот in situ гибридизация (PNA FISH)

    PLoS One

    2011

    6

    e14786

    Алвес

    Кастро

    Дж

    Sousa

    С

    и другие.

    Gardnerella vaginalis превосходит 29 других видов бактерий, выделенных от пациентов с бактериальным вагинозом, с использованием модели in vitro образования биопленок

    J Заражение Dis

    2014

    210

    593

    6

    Аматья

    R

    Бхаттарай

    S

    Мандал

    ПК

    и другие.

    Инфекция мочевыводящих путей при вагините: заболевание, о котором часто забывают

    Nepal Med Coll

    2013

    15

    65

    7

    Кастро

    Дж

    Алвес

    Sousa

    С

    и другие.

    Использование модели биопленки in vitro для оценки потенциала вирулентности бактериального вагиноза или небактериального вагиноза Gardnerella vaginalis Изоляты

    Научный сотрудник

    2015

    5

    11640

    датский

    PN

    Пратт

    LA

    Голубь

    SL

    и другие.

    Белок внешней мембраны, антиген 43, опосредует межклеточные взаимодействия в биопленках Escherichia coli

    Молекулярный микробиол

    2000

    37

    424

    32

    Эшенбах

    DA

    Хиллиер

    S

    Кричлоу

    С

    и другие.

    Диагностика и клинические проявления бактериального вагиноза

    Am J Obstet Gynecol

    1988

    158

    819

    28

    Фрейтас

    AI

    Васконселос

    С

    Виланова

    м

    и другие.

    Оптимизация системы автоматического подсчета для количественного определения клеток Staphylococcus epidermidis в биопленках

    J Basic Microb

    2014

    54

    750

    7

    Хэнкок

    В

    Даль

    м

    Клемм

    Прекращение образования биопленок в мочевыводящих путях Escherichia coli и Клебсиелла изолирует путем интерференции металлов посредством конкуренции за мех

    Приложение Environ Microb

    2010

    76

    3836

    41

    Харманли

    OH

    Ченг

    GY

    Nyirjesy

    и другие.

    Инфекции мочевыводящих путей у женщин с бактериальным вагинозом

    Акушерский гинекол

    2000

    95

    710

    2

    Хиллебранд

    л

    Харманли

    OH

    Уайтмен

    В

    и другие.

    Инфекции мочевыводящих путей у беременных с бактериальным вагинозом

    Am J Obstet Gynecol

    2002

    186

    916

    7

    Hola

    В

    Ружичка

    Ф

    Горка

    м

    Разнообразие микробов при инфекциях биопленок мочевыводящих путей с использованием ультразвуковых методов

    FEMS Иммунол Мед Микрофон

    2010

    59

    525

    8

    Хутон

    TM

    Fihn

    SD

    Джонсон

    С

    и другие.

    Связь между бактериальным вагинозом и острым циститом у женщин, использующих диафрагмы

    Arch Intern Med

    1989

    149

    1932

    6

    лата

    Я

    Pradeep

    Я

    Суджата

    JA

    и другие.

    Оценка заболеваемости бактериальным вагинозом и другими вагинальными инфекциями и их последствий для материнского / плода у беременных женщин, посещающих дородовую клинику в больнице третичного уровня в Северной Индии

    Indian J Community Med

    2010

    35

    285

    9

    Лопес-Салас

    Льяка-Диас

    Дж

    Морфин-Отеро

    R

    и другие.

    Вирулентность и устойчивость к антибиотикам Enterococcus faecalis клинических изолятов, извлеченных из трех штатов Мексики. Обнаружение сопротивления линезолида

    Arch Med Res

    2013

    44

    422

    8

    Мачадо

    А

    Алмейда

    С

    Салгейро

    D

    и другие.

    Флуоресценция in situ Метод гибридизации с использованием зондов пептидных нуклеиновых кислот для быстрого обнаружения Lactobacillus и Gardnerella spp

    BMC Microbiol

    2013

    13

    82

    Мачадо

    А

    Джефферсон

    KK

    Cerca

    N

    Взаимодействие между Lactobacillus crispatus и бактериальным вагинозом (BV) — ассоциированными видами бактерий при первоначальном прикреплении и образовании биопленки

    Int J Mol Sci

    2013

    14

    12004–12

    Макмиллан

    А

    Dell

    м

    Зеллар

    MP

    и другие.

    Разрушение урогенитальной биопленки лактобациллами

    Коллоиды Surf Biointerfaces

    2011

    86

    58

    64

    Pedraza-Aviles

    AG

    Сарагоса

    MC

    Мота-Васкес

    R

    и другие.

    Лечение инфекции мочевыводящих путей, вызванной Gardnerella vaginalis : сравнение перорального метронидазола и ампициллина

    Rev. Latinoam Microbiol

    2001

    43

    65

    9

    Петерс

    E

    Нелис

    HJ

    Coenye

    т

    Сравнение нескольких методов количественной оценки микробных биопленок, выращенных на микротитровальных планшетах

    Дж Микробиол Мет

    2008

    72

    157

    65

    Рейд

    G

    Хабаш

    м

    Инфекции мочеполовой микрофлоры и мочевыводящих путей

    Таннок

    G

    Медицинское значение нормальной микрофлоры

    США

    Springer Science Media

    1999

    423

    40

    Рейд

    G

    МакГроарти

    JA

    Домингу

    PG

    и другие.

    Коагрегация урогенитальных бактерий in vitro и in vivo

    Curr Microbiol

    1990

    20

    47

    52

    Рейд

    G

    Собель

    JD

    Бактериальная адгезия в патогенезе инфекции мочевыводящих путей: обзор

    Rev. Заразить Dis

    1987

    9

    470

    87

    Schwebke

    JR

    Музны

    CA

    Джози

    WE

    Роль Gardnerella vaginalis в патогенезе бактериального вагиноза: концептуальная модель

    J Заражение Dis

    2014

    210

    338

    43

    Шарами

    SH

    Афрахтех

    м

    Шакиба

    м

    Инфекции мочевыводящих путей у беременных с бактериальным вагинозом

    J Obstet Gynaecol

    2007

    27

    252

    4

    Сото

    S

    Смитсон

    А

    Мартинес

    Дж

    и другие.

    Формирование биопленок у уропатогенных штаммов Escherichia coli : связь с простатитом, факторами уровня вирулентности и устойчивостью к антимикробным препаратам

    J Урология

    2007

    177

    365

    8

    Сумати

    хиджры

    Сарита

    NK

    Ассоциация инфекции мочевыводящих путей у женщин с бактериальным вагинозом

    J Glob Infect Dis

    2009

    1

    151

    2

    Свидсински

    А

    Loening-Baucke

    В

    Мендлинг

    Вт

    и другие.

    Инфекция через структурированные полимикробные биопленки Gardnerella (StPM-GB)

    Гистол Гистопатол

    2014

    29

    567

    87

    Verstraelen

    H

    Свидсински

    А

    Биопленка при бактериальном вагинозе: значение для эпидемиологии, диагностики и лечения

    Curr Opin Infect Dis

    2013

    26

    86

    9

    Уайтсайд

    SA

    Разви

    H

    Дэйв

    S

    и другие.

    Микробиом мочевыводящих путей — роль вне инфекции

    Нат Рев Урол

    2015

    12

    81

    90

    Перелечивание энтерококковой бактериурии | Инфекционные болезни | JAMA Internal Medicine

    Предпосылки Целью этого исследования было изучить клинические исходы энтерококковой бактериурии и определить, соответствует ли текущее лечение рекомендациям Американского общества инфекционных болезней.

    Методы Мы провели ретроспективный обзор медицинских карт пациентов из 2 академических учебных больниц в течение 3 месяцев (с 1 сентября по 30 ноября 2009 г.). Согласно рекомендациям, пациенты были классифицированы как имеющие инфекцию мочевыводящих путей (ИМП) или бессимптомную бактериурию (ABU). Использование антибиотиков было признано целесообразным у пациентов с ИМП и нецелесообразным при ABU. Медицинские карты были проанализированы на предмет Enterococcus , культивированного из другого стерильного места в течение 30 дней.

    Результаты Всего было проанализировано 375 культур мочи с ростом Enterococcus , из которых 339 культур соответствовали критериям включения. Из этих 339 эпизодов 183 (54,0%) были классифицированы как ABU и 156 (46,0%) как UTI. В 289 эпизодах, сопровождавшихся анализом мочи, пиурия была связана с ИМП в 98 из 140 эпизодов (70,0%) по сравнению с 63 из 149 эпизодов ABU (42,3%) (отношение шансов, 3,19; 95% ДИ, 1,96-5,18). Медицинские работники неправильно лечили 60 из 183 эпизодов ABU (32,8%) антибиотиками.В многофакторном анализе только пиурия была связана с неправильным использованием антибиотиков (отношение шансов, 3,27; 95% ДИ, 1,49-7,18). Только 7 последующих инфекций Enterococcus произошли в 339 эпизодах бактериурии в целом (2,1%), причем 2 из 183 случаев ABU (1,1%) имели отдаленную инфекцию.

    Выводы Медицинские работники часто чрезмерно лечат энтерококковую АБУ антибиотиками, особенно у пациентов с пиурией. Учитывая низкую частоту инфекционных осложнений, следует предпринять усилия для оптимизации использования антибиотиков при энтерококковой бактериурии.

    Quiz Ref Инфекции мочевыводящих путей (ИМП) являются одними из наиболее частых показаний к применению антибиотиков в сообществе и в медицинских учреждениях. 1 -5 Несмотря на наличие научно-обоснованных рекомендаций по диагностике и лечению ИМП в сравнении с бессимптомной бактериурией (АБУ), на практике АБУ часто ошибочно диагностируют как ИМП и неправильно лечат. 6 -9 Энтерококки становятся все более частой причиной ИМП, составляя более 30% всех бактериальных изолятов, вызывающих ИМП у госпитализированных пациентов. 10 -13 Энтерококки по своей природе устойчивы ко многим противомикробным препаратам и могут быстро развить устойчивость к широкому спектру антибиотиков, что означает, что следует избегать чрезмерного использования антибиотиков при энтерококковой бактериурии. 14 , 15

    Quiz Ref ID Присутствие энтерококков в мочевыводящих путях часто протекает бессимптомно. 16 , 17 Согласно текущим руководящим принципам Американского общества инфекционных болезней (IDSA), также одобренным Целевой группой профилактических служб США, ABU не следует лечить антибиотиками, за исключением ограниченного числа пациентов, таких как беременные женщины и женщины. пациенты, перенесшие урологические манипуляции. 18 , 19 Возрастающая частота энтерококковой колонизации мочевыводящих путей и ее связь с постоянными мочевыми катетерами могут побудить врачей чрезмерно лечить ABU, вызванное энтерококками. 6 , 9 , 20 К сожалению, использование антибиотиков широкого спектра действия является фактором риска развития устойчивого к ванкомицину Enterococcus (VRE), 21 , 22 и колонизация VRE, в свою очередь, связана с повышенный уровень заболеваемости и смертности. 23 -25

    С растущим осознанием роли контроля над антимикробными препаратами в ограничении распространения резистентных организмов важно понимать, как медработники лечат энтерококковую бактериурию и ее клинические результаты. Однако в существующих отчетах об энтерококковой бактериурии обычно не проводится различий между ИМП и ABU и не используются определения ABU, соответствующие принятым в настоящее время стандартам. 16 , 17,26 , 27 Наши цели состояли в том, чтобы изучить энтерококковую бактериурию с осознанием различия между ИМП и ABU, исследовать клинические ситуации, в которых медицинские работники могут ошибочно лечить энтерококковую ABU антибиотиками, и описать клинические исходы Enterococcus в моче.

    Мы выполнили ретроспективный анализ медицинских карт в 2 медицинских учреждениях третичного уровня, академических учебных больницах в Хьюстоне, штат Техас: Медицинском центре по делам ветеранов Майкла Э. Дебейки (Вирджиния) и Онкологическом центре им. Это исследование было одобрено институциональными наблюдательными советами обеих больниц. Пациенты были включены в исследование, если Enterococcus sp были выращены из их мочи (независимо от колониеобразующих единиц [КОЕ] или присутствия других организмов) с 1 сентября по 30 ноября 2009 г.Нижний предел обнаружения для микробиологических лабораторий 2 исследуемых больниц составлял 10 3 КОЕ / мл мочи. Все посевы мочи были заказаны поставщиками медицинских услуг пациентов. Пациенты были исключены, если культура была собрана перед урологической процедурой, для исследования или из уретрального мазка (рисунок).

    Единица анализа: эпизод бактериурии; Таким образом, пациенты могли иметь несколько эпизодов бактериурии в течение периода исследования.Мы считали дополнительные посевы мочи в течение 7 дней частью того же эпизода. Один из нас рассмотрел все эпизоды бактериурии от VA (E.L.), а другой рассмотрел все эпизоды бактериурии от MDA (Y.B.). Мы оба просмотрели 30 медицинских записей на каждом участке (всего 60 эпизодов), чтобы установить надежность между наблюдателями. Для каждого эпизода бактериурии составители обзора извлекали демографические данные, определенные сопутствующие заболевания, статус катетеризации мочи и соответствующие клинические данные.Собранные лабораторные данные включали количество бактерий и клеток в моче, а также количество лейкоцитов в сыворотке. Мы просматривали микробиологические записи в течение 30 дней после каждого эпизода энтерококковой бактериурии, чтобы определить, развился ли у пациента Clostridium difficile или энтерококковая инфекция в отдаленном, обычно стерильном участке тела. Нежелательные реакции на лекарства в течение 30 дней после приема антибиотиков регистрировались в медицинской документации.

    Рекомендации по определению диагноза и целесообразности лечения

    Каждый эпизод бактериурии был классифицирован как ИМП или ABU на основе алгоритма, основанного на рекомендациях IDSA 19 , 28 (рисунок).Мы определили UTI как наличие бактериурии с одним или несколькими из следующих признаков и симптомов без какой-либо другой идентифицируемой причины: позывы на позывы, частота, дизурия, надлобковая болезненность, боль в боку, озноб, макрогематурия, делирий или лихорадка (температура ≥ 37,8 ° С). Мы определили ABU как бактериурию без каких-либо из этих симптомов или как бактериурию с симптомами, явно не связанными с мочевыми причинами. Использование антибиотиков считалось подходящим для ИМП или если поставщик не прописывал антибиотики для ABU.Аналогичным образом, решение о лечении антибиотиками было неподходящим , если антибиотики были назначены для лечения ABU или если антибиотики не применялись при ИМП (рисунок). Для целей исследования , соответствующий относится только к тому, были ли показаны антибиотики, а не к тому, был ли выбран правильный антибиотик для выделенного организма.

    Иммунодефицит был определен как имеющий любое из следующих состояний: потенциально подавляющая костный мозг химиотерапия в течение 30 дней после посева мочи, инфильтративное гематологическое заболевание костного мозга, одновременное применение системных кортикостероидов, диагностика вируса иммунодефицита человека независимо от количества клеток CD4 и нейтропения (абсолютное количество нейтрофилов <500 / мкл [для преобразования в × 10 9 / л, умножить на 0.001]). Катетеризация означает наличие катетера Фолея, презерватива или надлобкового катетера в течение 48 часов или более. Продолжительность катетера рассчитывали путем измерения количества дней между первым днем ​​катетеризации и днем ​​сбора культуры мочи, включая любой период без катетера продолжительностью 48 часов или меньше. Хроническая катетеризация была определена как катетер продолжительностью более 30 дней. Количество лейкоцитов в сыворотке крови больше 10 000 / мкл (чтобы преобразовать в × 10 9 / л, умножьте на 0.001) считался лейкоцитоз . Более 10 эритроцитов и 10 лейкоцитов на поле высокого увеличения с помощью автоматизированной микроскопии мочи определили микроскопических гематурии, и пиурии, соответственно.

    Демографические данные были проанализированы с использованием критерия t для непрерывных переменных и точного критерия χ 2 или Фишера для категориальных переменных. Для определения характеристик, значимо связанных с ИМП, был проведен одномерный анализ демографических, клинических и лабораторных данных путем расчета отношения шансов (OR).Для выявления факторов, связанных с неправильным использованием антибиотиков, был также проведен одномерный анализ на подмножестве эпизодов ABU, леченных антибиотиками. Многовариантный логистический регрессионный анализ проводился с использованием переменных, которые были достоверно связаны с использованием антибиотиков у пациентов с эпизодами ABU с помощью однофакторного анализа ( P <0,05). Анализ чувствительности был выполнен путем включения переменных с P <0,10 с помощью одномерного анализа и переменной, указывающей, была ли культура из MDA или VA.Все данные анализировались с использованием статистического программного обеспечения SAS, версия 9.2 (SAS Institute, Inc).

    Мы проанализировали в общей сложности 375 культур мочи с положительным результатом на Enterococcus sp, из которых 185 были получены из VA и 190 из MDA. В общей сложности 36 культур были исключены из исследования по причинам, показанным на рисунке, что привело к 339 уникальным эпизодам энтерококковой бактериурии (152 от VA и 187 от MDA) у 328 уникальных пациентов (141 из VA и 187 из MDA). ).Всего было 38 эпизодов VRE, выделенных из 292 культур с зарегистрированной чувствительностью к антибиотикам (13,0%), с 23 из 139 изолятов (16,5%) с VRE на VA и 15 из 153 (9,8%) с VRE на MDA (). P = 0,12).

    Из этих 339 эпизодов мы классифицировали 183 как ABU и 156 как UTI (рисунок). Надежность между двумя обозревателями была значительной (коэффициент Коэна 0,87). Диагноз ИМП в обоих отделениях был основан на схожих симптомах, из которых 3 наиболее распространенных симптома — лихорадка (41.7%), дизурия (30,1%) и делирий (14,1%). Следует отметить, что эпизоды бактериурии в Quiz Ref ID93 сопровождались документально подтвержденной лихорадкой (температура ≥37,8 ° C) в течение 48 часов, но только 65 из них были классифицированы как ИМП, поскольку остальные 28 эпизодов имели очевидную причину лихорадки, не относящуюся к моче.

    Мы проанализировали характеристики, связанные с ИМП, в отличие от ABU (Таблица 1). В то время как иммунодефицит по любой причине не был значительно связан с ИМП по сравнению с ABU, нейтропеническая (абсолютное количество нейтрофилов <1000 / мкл) подгруппа была более чем в 3 раза более вероятна для ИМП, чем пациенты без нейтропении.Катетеризация была связана с почти 2-кратным увеличением ИМП по сравнению с ABU. Наличие не менее 10 5 КОЕ / мл Enterococcus было связано с в 3 раза большей вероятностью развития ИМП по сравнению с ABU, с чувствительностью 41% и специфичностью 83%. В то время как периферический лейкоцитоз не был связан с ИМП, пиурия была в 3,2 раза, а микроскопическая гематурия в 2,6 раза чаще была связана с ИМП, чем с ABU. Однако чувствительность и специфичность были низкими для связи пиурии с ИМП (чувствительность 70% и специфичность 58%) и связи микроскопической гематурии с ИМП (чувствительность 44% и специфичность 77%).

    Пациенты с эпизодами симптоматической ИМП почти в 12 раз чаще получали антибиотики, чем пациенты с эпизодами ABU, согласно однофакторному анализу (Таблица 1). Однако 60 из 183 пациентов с эпизодами ABU (32,8%) все еще получали антибиотики ненадлежащим образом. Напротив, 23 из 156 пациентов с эпизодами ИМП (14,7%) не получали должного лечения (антибиотики не принимались). Из 193 случаев, когда поставщики прописывали антибиотики при энтерококковой бактериурии, 60 (31.1%) действительно имели ABU. В совокупности 83 из 339 эпизодов (24,5%) были обработаны неправильно.

    Мы проанализировали подмножество эпизодов ABU, получавших лечение антибиотиками, чтобы определить характеристики, связанные с ненадлежащим использованием антибиотиков. Из всех изученных характеристик только пиурия и микроскопическая гематурия были связаны с использованием неподходящих антибиотиков при однофакторном анализе (для пиурии: OR, 4,43; 95% ДИ, 2,16-9,08; для гематурии: OR, 4,02; 95% ДИ, 1.82-8,87). Quiz Ref ID В многофакторном анализе только пиурия показала значительную связь с использованием неподходящих антибиотиков с 3,27-кратным увеличением использования антибиотиков при эпизодах ABU (95% ДИ, 1,49–7,18). Этот вывод подтвердился при анализе чувствительности.

    Осложнения после бактериурии

    Из 339 эпизодов энтерококковой бактериурии только 7 последующих инфекций, вызванных Enterococcus , произошли в течение 30 дней после бактериурии, что в целом составляет 2.1% (таблица 2). Все последующие инфекционные эпизоды происходили у отдельных пациентов. Шесть из этих инфекционных осложнений были бактериемией, а одно — перитонитом. Из этих эпизодов отдаленной энтерококковой инфекции 5 последовали за ИМП, а 2 — за ABU. Частота отдаленных инфекционных осложнений после ИМП по сравнению с ABU статистически не различалась: 5 из 156 случаев ИМП (3,2%) имели отдаленную инфекцию и 2 из 183 случаев ABU (1,1%) имели отдаленную инфекцию ( P =. 25).Из 133 эпизодов пролеченных ИМП за 4 (3,0%) последовала последующая инфекция, тогда как 1 из 23 невылеченных эпизодов ИМП (4,3%) привел к отдаленной инфекции ( P = 0,55). Когда сравнивали исходные изоляты из мочи и последующие изоляты из стерильных участков, 3 имели одинаковую чувствительность к ванкомицину гидрохлориду, 3 различались по своей чувствительности к ванкомицину, а в 1 эпизоде ​​картина чувствительности изолята из мочи не была определена. Обе отдаленные инфекции, последовавшие за ABU, произошли у пациентов со значительными сопутствующими заболеваниями.

    Наиболее часто используемыми антибиотиками были фторхинолоны и ванкомицин (таблица 3). Использование хинолона было почти одинаковым в группах ИМП и ABU ( P = 0,73). С другой стороны, ванкомицин чаще использовался при ИМП ( P = 0,04). Из 193 случаев, когда пациенты получали антибиотики от бактериурии, их применение в 5 эпизодах (2,6%) привело к побочным эффектам, в 4 случаях — C difficile и в 1 случае — сыпь, связанная с приемом лекарств.Три из этих эпизодов произошли у пациентов, получавших лечение от ABU (2 эпизода C difficile и сыпь, связанная с лекарственными препаратами), а другие 2 эпизода C difficile возникли у пациентов, лечившихся от ИМП.

    Насколько нам известно, это крупнейшее на сегодняшний день исследование, изучающее клиническое значение и целесообразность использования антибиотиков у пациентов с энтерококковой бактериурией. Несмотря на опубликованные руководящие принципы, основанные на фактических данных, почти треть эпизодов энтерококковой инфекции ABU не лечилась надлежащим образом антибиотиками, особенно при наличии пиурии.Более того, низкая частота осложнений во всей исследуемой популяции является дополнительным доказательством против назначения антибиотиков пациентам с энтерококковой инфекцией ABU, даже пациентам с сопутствующими медицинскими заболеваниями.

    Проблема правильной диагностики и лечения ИМП является областью активных исследований, особенно с учетом недавнего упора на экономически эффективное лечение. Недавно Rotjanapan et al. 8 задокументировали, что большинство некатетеризованных пациентов, получающих антибиотики от ИМП в 2 домах престарелых, не соответствовали критериям эпиднадзора МакГира в отношении наличия ИМП. 29 Неспецифические симптомы, такие как лихорадка, могут вводить в заблуждение у катетеризованных пациентов, как было задокументировано более двух десятилетий назад Уорреном и др., 30 , где более одной трети эпизодов лихорадки у 47 женщин в домах престарелых явно были объясняется не мочевой причиной. Наше исследование подтверждает предыдущие сообщения о том, что лабораторные показатели, такие как количество колоний и пиурия, играют ограниченную роль в различении ИМП от ABU. 31

    Несмотря на ограниченную полезность пиурии в диагностике энтерококковой инфекции мочевых путей, мы обнаружили, что она связана с более чем 3-кратным увеличением ненадлежащего использования антибиотиков.В последних рекомендациях прямо говорится, что «пиурия, сопровождающая бессимптомную бактериурию, не является показанием для противомикробного лечения». 19 То, что врачи не соблюдают практические рекомендации, предполагает либо недостаточную осведомленность о правилах и их содержании, либо несогласие с ними. 32 Наш алгоритм на основе IDSA может помочь улучшить соблюдение рекомендаций, поскольку наша высокая межэкспертная надежность подразумевает, что этот алгоритм может надежно и последовательно применяться поставщиками для различения ABU и UTI.

    Существует мало литературы, описывающей правильный выбор антибиотиков при энтерококковой инфекции мочевых путей. В связи с этим отсутствием данных врачи использовали широкий спектр лекарств для лечения энтерококковой инфекции мочевых путей. Хотя хинолоны не считаются высокоактивными против энтерококков, 15 , 33 эти агенты чаще всего назначались как для лечения ИМП, так и для ABU. Наши данные свидетельствуют о том, что энтерококковые инфекции мочевыводящих путей связаны с низкой частотой осложнений независимо от агента, выбранного для терапии, что делает целесообразным использование агентов узкого спектра, когда это возможно.

    Важным преимуществом нашего исследования является то, что мы собрали данные из двух очень разных типов больниц, что сделало наши выводы более применимыми. Однако его ретроспективный характер поставил несколько проблем. Контрольная ссылка ID Например, мы предположили, что отсутствие зарегистрированных симптомов означает, что симптомы отсутствовали, но возможно, что поставщик медицинских услуг не записал такие симптомы, что привело к ошибочной классификации. Точно так же, хотя было невозможно устранить предвзятость рецензента, использование более объективного алгоритма с высокой надежностью между наблюдателями предполагает смягчение этой предвзятости.Наконец, тот факт, что у нас не было доступа к бактериальным изолятам, означает, что мы не можем окончательно отнести инфекционные осложнения, возникшие после выделения энтерококков из мочевыводящих путей, как вызванные одним и тем же организмом. Таким образом, возможно, мы переоценили частоту осложнений.

    Лечение энтерококковой инфекции ABU часто не согласуется с практическими рекомендациями, основанными на фактических данных. Мы обнаружили, что инфекционные осложнения, вызванные Enterococcus , были редкими, что подтверждает рекомендацию не лечить ABU даже в нашей популяции пациентов с множественными сопутствующими заболеваниями.

    Для корреспонденции: Барбара В. Траутнер, доктор медицины, доктор философии, Центр передовых исследований и разработок служб здравоохранения по делам ветеранов Хьюстона (Mail Stop 152), 2002 Holcombe Blvd, Хьюстон, Техас 77030 ([email protected]).

    Принято к публикации: 25 августа 2011 г.

    Вклад авторов: Концепция и дизайн исследования : Шелберн и Траутнер. Сбор данных : Лин, Бхусал, Хорвиц и Траутнер. Анализ и интерпретация данных : Лин, Бхусал, Шелбурн и Траутнер. Составление рукописи : Лин, Бхусал, Хорвиц, Шелбурн и Траутнер. Критический пересмотр рукописи на предмет важного интеллектуального содержания : Лин, Бхусал, Шелбурн и Траутнер. Статистический анализ : Лин и Шелбурн. Получено финансирование : Траутнер. Административная, техническая и материальная поддержка : Бхусал, Хорвиц, Шелбурн и Траутнер. Кураторская работа : Шелбурн и Траутнер.

    Раскрытие финансовой информации: Не сообщалось.

    Финансирование / поддержка: Работа доктора Траутнера была поддержана Премией развития карьеры по делам ветеранов (B4623) и IIR 09-104 Службы исследований и разработок в области здравоохранения. Эта работа была частично поддержана Хьюстонским центром исследований и разработок служб здравоохранения по делам ветеранов (HFP90-020).

    Заявление об ограничении ответственности: Выраженные мнения принадлежат авторам, а не обязательно Департаменту по делам ветеранов / Медицинскому колледжу Бейлора.

    Дополнительные материалы: Нэнси Дж. Петерсен, доктор философии, предоставила статистические консультации и помощь.

    1.Griebling TL. Проект «Урологические болезни в Америке»: тенденции использования ресурсов для лечения инфекций мочевыводящих путей у женщин. Дж Урол . 2005; 173 (4): 1281-128715758783PubMedGoogle ScholarCrossref 2. Канерва М., Оллгрен Дж., Виртанен М.Дж., Лютикяйнен О. Группа исследования распространенности. Оценка годового бремени инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, в финских больницах неотложной помощи для взрослых. Am J Infect Control . 2009; 37 (3): 227-2301

    67PubMedGoogle ScholarCrossref 3. Клевенс Р.М., Эдвардс-младший, Ричардс С.Л. и другие. Оценка связанных со здравоохранением инфекций и смертей в больницах США, 2002 г. Public Health Rep . 2007; 122 (2): 160-16617357358PubMedGoogle Scholar4 Straand J, Rokstad KS, Sandvik H. Назначение системных антибиотиков в общей практике: отчет исследования Møre & Romsdal Prescription Study. Scand J Prim Health Care . 1998; 16 (2): 121-1279689692PubMedGoogle ScholarCrossref 5.Weinstein JW, Mazon D, Pantelick E, Reagan-Cirincione P, Dembry LM, Hierholzer WJ Jr. Десятилетие исследований распространенности в центрах третичной медицинской помощи: тенденции в уровне нозокомиальных инфекций, использовании устройств и остроты зрения пациентов. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol . 1999; 20 (8): 543-54810466554PubMedGoogle ScholarCrossref 6.Cope M, Cevallos ME, Cadle RM, Darouiche RO, Musher DM, Trautner BW. Неправильное лечение катетер-ассоциированной бессимптомной бактериурии в стационаре третичного уровня. Clin Infect Dis .2009; 48 (9): 1182-118819292664PubMedGoogle ScholarCrossref 7. Мартинес М.А., Инглада Л., Очоа С., Виллаграса Дж. Р. Испанская исследовательская группа по лечению антибиотиками. Оценка назначения антибиотиков при острых инфекциях мочевыводящих путей у взрослых. J Заразить . 2007; 54 (3): 235-24416831465PubMedGoogle ScholarCrossref 8.Rotjanapan P, Dosa D, Thomas KS. Потенциально неподходящее лечение инфекций мочевыводящих путей в двух домах престарелых в Род-Айленде. Arch Intern Med . 2011; 171 (5): 438-44321403040PubMedGoogle ScholarCrossref 9.Дален Д.М., Звонар Р.К., Джезамин П.Г. Оценка лечения бессимптомной катетер-ассоциированной бактериурии и кандидурии в больнице Оттавы. Может J Infect Dis Med Microbiol . 2005; 16 (3): 166-17018159538 PubMedGoogle Scholar 10. Корниа ПБ, Такахаши Т.А., Липский Б.А. Микробиология бактериурии у мужчин: 5-летнее исследование в больнице по делам ветеранов. Диагностика Microbiol Infect Dis . 2006; 56 (1): 25-3016713165PubMedGoogle ScholarCrossref 11.Wazait HD, Patel HR, Veer V, и другие.Катетер-ассоциированные инфекции мочевыводящих путей: распространенность уропатогенов и характер устойчивости к противомикробным препаратам в больнице Великобритании (1996-2001 гг.). BJU Int . 2003; 91 (9): 806-80

    0837PubMedGoogle ScholarCrossref 12. Моррисон А.Дж.-младший, Венцель Р.П. Нозокомиальные инфекции мочевыводящих путей, вызванные энтерококком: десятилетний опыт работы в университетской больнице. Arch Intern Med . 1986; 146 (8): 1549-15513729635PubMedGoogle ScholarCrossref 13.Hidron AI, Edwards JR, Patel J, и другие; Группа национальной сети безопасности здравоохранения; Участвующие объекты национальной сети безопасности здравоохранения.Ежегодное обновление NHSN: устойчивые к противомикробным препаратам патогены, ассоциированные с инфекциями, связанными со здравоохранением: ежегодное резюме данных, переданных в Национальную сеть безопасности здравоохранения в Центрах по контролю и профилактике заболеваний, 2006-2007 гг. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol . 2008; 29 (11): 996-101118947320PubMedGoogle ScholarCrossref 14.Swaminathan S, Alangaden GJ. Лечение устойчивых энтерококковых инфекций мочевыводящих путей. Curr Infect Dis Rep . 2010; 12 (6): 455-46421308555PubMedGoogle ScholarCrossref 15.Heintz BH, Halilovic J, Christensen CL. Устойчивые к ванкомицину энтерококковые инфекции мочевыводящих путей. Фармакотерапия 917 10. 2010; 30 (11): 1136-114

  • 3687PubMedGoogle ScholarCrossref 16. Вонг А.Х., Венцель Р.П., Эдмонд МБ. Эпидемиология бактериурии, вызванной устойчивыми к ванкомицину энтерококками: ретроспективное исследование. Am J Infect Control . 2000; 28 (4): 277-28110926703PubMedGoogle ScholarCrossref 17. Раве Д., Розенцвейг I, Руденски Б., Винер-Велл Y, Йиннон А.М. Факторы риска бактериурии, вызванной Pseudomonas aeruginosa или Enterococcus spp, у пациентов, госпитализированных через отделение неотложной помощи. Eur J Clin Microbiol Infect Dis . 2006; 25 (5): 331-33416786380 PubMedGoogle ScholarCrossref 18. Лин К., Фахардо К. Целевая группа профилактических услуг США. Скрининг на бессимптомную бактериурию у взрослых: доказательства для заявления о подтверждении рекомендаций Целевой группы профилактических служб США. Энн Интерн Мед. . 2008; 149 (1): W20-W24185

    PubMedGoogle Scholar19.Nicolle LE, Bradley S, Colgan R, Rice JC, Schaeffer A, Hooton TM, Американское общество инфекционных болезней; Американское общество нефрологии; Американское гериатрическое общество.Руководство Американского общества инфекционных болезней по диагностике и лечению бессимптомной бактериурии у взрослых. Clin Infect Dis . 2005; 40 (5): 643-65415714408PubMedGoogle ScholarCrossref 20. Гросс П.А., Патель Б. Снижение чрезмерного использования антибиотиков: призыв к национальным показателям эффективности лечения бессимптомной бактериурии. Clin Infect Dis . 2007; 45 (10): 1335-133717968830PubMedGoogle ScholarCrossref 21. Эдмонд МБ, Обер Дж. Ф., Вайнбаум Д. Л., и другие. Ванкомицин-резистентная бактериемия Enterococcus faecium : факторы риска инфицирования. Clin Infect Dis . 1995; 20 (5): 1126-11337619987PubMedGoogle ScholarCrossref 22. Торнипорт Н.Г., Робертс Р.Б., Джон Дж., Хафнер А., Райли Л.В. Факторы риска, связанные с устойчивой к ванкомицину инфекцией Enterococcus faecium или колонизацией у 145 совпадающих пациентов и контрольных пациентов. Clin Infect Dis . 1996; 23 (4): 767-7728

    2PubMedGoogle ScholarCrossref 23.Rice LB, Hutton-Thomas R, Lakticova V, Helfand MS, Donskey CJ. β-лактамные антибиотики и колонизация желудочно-кишечного тракта энтерококками, устойчивыми к ванкомицину. J Заразить Dis . 2004; 189 (6): 1113-111814999616PubMedGoogle ScholarCrossref 24.Olivier CN, Blake RK, Steed LL, Salgado CD. Риск устойчивой к ванкомицину инфекции кровотока Enterococcus (VRE) среди пациентов, колонизированных VRE. Инфекционный контроль Hosp Epidemiol . 2008; 29 (5): 404-40

    9361PubMedGoogle ScholarCrossref 25. Верджис Э. Н., Хайден М. К., Чоу Дж. В., и другие. Детерминанты устойчивости к ванкомицину и показателей смертности при энтерококковой бактериемии: проспективное многоцентровое исследование. Энн Интерн Мед. . 2001; 135 (7): 484-4

    78151PubMedGoogle Scholar 26. Колоднер Р., Элиасберг Т., Чазан Б., Раз Р. Клиническое значение бактериурии с низким количеством колоний видов Enterococcus . Eur J Clin Microbiol Infect Dis . 2006; 25 (4): 238-24116596356PubMedGoogle ScholarCrossref 27. Wisell KT, Kahlmeter G, Giske CG. Триметоприм и энтерококки при инфекциях мочевыводящих путей: новые взгляды на старую проблему. J Antimicrob Chemother . 2008; 62 (1): 35-4018408238PubMedGoogle ScholarCrossref 28.Hooton TM, Брэдли С.Ф., Карденас Д.Д., и другие; Общество инфекционных болезней Америки. Диагностика, профилактика и лечение катетер-ассоциированной инфекции мочевыводящих путей у взрослых: Международное руководство по клинической практике 2009 г. Американского общества инфекционистов. Clin Infect Dis . 2010; 50 (5): 625-66320175247PubMedGoogle ScholarCrossref 29. МакГир А., Кэмпбелл Б., Эмори Т.Г., и другие. Определения инфекции для наблюдения в учреждениях длительного ухода. Am J Infect Control .1991; 19 (1): 1-71

    2PubMedGoogle ScholarCrossref 30.Warren JW, Damron D, Tenney JH, Hoopes JM, Deforge B, Muncie HL Jr. Лихорадка, бактериемия и смерть как осложнения бактериурии у женщин с долгосрочными уретральными катетерами . J Заразить Dis . 1987; 155 (6): 1151-11583572035PubMedGoogle ScholarCrossref 31. Tambyah PA, Maki DG. Катетер-ассоциированная инфекция мочевыводящих путей редко бывает симптоматической: проспективное исследование с участием 1497 катетеризованных пациентов. Arch Intern Med . 2000; 160 (5): 678-68210724054PubMedGoogle ScholarCrossref 32.Cabana MD, Rand CS, Powe NR, и другие. Почему врачи не следуют рекомендациям по клинической практике? основа для улучшения. JAMA . 1999; 282 (15): 1458-146510535437PubMedGoogle ScholarCrossref 33. Уильямсон Дж. К., Крафт Д. В., Баттс Дж. Д., Рааш Р. Х. Оценка in vitro изолятов ампициллин-резистентных энтерококков в моче. Энн Фармакотер . 2002; 36 (2): 246-25011847942PubMedGoogle ScholarCrossref

    Микробиота влагалища и использование пробиотиков

    Человеческое влагалище населено целым рядом микробов из более чем 50 видов.Лактобациллы наиболее распространены, особенно у здоровых женщин. Состав микробиоты может быстро меняться по не совсем понятным причинам. Это может привести к инфекции или к состоянию, при котором организмы с патогенным потенциалом сосуществуют с другими комменсалами. Наиболее распространенной урогенитальной инфекцией у женщин в пременопаузе является бактериальный вагиноз (БВ), состояние, характеризующееся истощением популяции лактобацилл и присутствием грамотрицательных анаэробов или, в некоторых случаях, грамположительных кокков и аэробных патогенов.Лечение БВ традиционно включает антибиотики метронидазол или клиндамицин, однако частота рецидивов остается высокой, и это лечение не предназначено для восстановления лактобацилл. Исследования in vitro показали, что штаммов Lactobacillus могут разрушать биопленки BV и дрожжей и подавлять рост урогенитальных патогенов. Использование пробиотиков для заполнения влагалища и предотвращения или лечения инфекции рассматривалось в течение некоторого времени, но только совсем недавно появились данные, демонстрирующие эффективность, включая добавление противомикробных препаратов для улучшения показателей излечения и предотвращения рецидивов.

    1. Микробиота влагалища

    Виды микробов, которые населяют вагинальный тракт play важная роль в поддержании здоровья и профилактике инфекций. Из влагалищного тракта было извлечено более 50 видов микробов [1–3]. Эти виды не существуют самостоятельно, а учатся в vitro и у людей показали, что многовидовая микробиота, обычно ассоциированные с бактериальным вагинозом (БВ), присутствуют в плотных биопленках [4–7], в то время как микробиота с преобладанием лактобацилл может быть редко распределена на эпителии [4, 5, 8].Для сравнения, кишечник населен более чем 800 видами микробов, большинство из которых выводится с калом, и некоторые из них могут быть патогенными. Несмотря на непосредственную близость влагалища к анальному отверстию, разнообразие микробов во влагалище намного меньше, чем в кишечнике. Причина для это более низкое разнообразие все еще неясно, но может быть связано с плохой восприимчивостью влагалище, доступность питательных веществ по сравнению с кишечником и конкуренция с аборигенными организмами.Некоторые виды, обнаруженные в кишечнике, такие как E. coli и Streptococcus, , также могут быть обнаружены во влагалище, что указывает на правильные рецепторы, питательные вещества и напряжение кислорода присутствуют для этих организмов расти.

    Различные методологии используются для определения состава микробиоты влагалища. У каждого есть его сильные и слабые стороны. Методы, основанные на культуре, позволяют штаммам быть идентифицированы и использованы для дальнейших экспериментов. Однако, поскольку остается главный недостаток нашей способности выращивать многие виды бактерий, мы должны полагаться на методы, не связанные с культурой, для определения разнообразия вагинальной микробиоты.Это было достигается путем анализа их последовательностей рибосомальной ДНК [3, 9], используя комбинацию ПЦР и денатурирующего гель-градиентного электрофореза (ДГГЭ) [2, 5, 10–12], а также с помощью вырожденные универсальные праймеры полимеразной цепной реакции для амплификации приблизительно 555 пар оснований универсального гена шаперонина-60 [13].

    Виды, присутствующие на слизистой оболочке влагалища варьируются между женщинами в пременопаузе и теми, кто пережил менопаузу. В В микробиоте здоровой женщины в пременопаузе, как правило, преобладают видов Lactobacillus , наиболее распространенных из них л.iners , L. crispatus , L. gasseri , L. jenesenii, followed по L. acidophilus, L. fermentum, L. plantarum, L. brevis, L. casei, L. vaginalis, L. delbrueckii, L. salivarius, L. reuteri, и L. rhamnosus [2, 5, 9–16]. Как более исследования проводятся на вагинальных организмах у здоровых женщин, возможно что будут идентифицированы некоторые женщины, у которых нет доминирующих лактобактерий микробиота [17].Однако, пока мы не узнаем больше о динамике такого населения, и уверены, что это не увеличивает риск заболевания, лактобациллы будут остаются организмами, имеющими наибольшее значение для здоровья влагалища.

    Такие факторы, как гормональные изменения (особенно эстроген), pH влагалища и содержание гликогена могут влиять на способность лактобациллы прикрепляются к эпителиальным клеткам и колонизируют влагалище [16]. В менструальный цикл также может вызывать изменения микробиоты влагалища, с высоким концентрации эстрогена, увеличивающие прилипание лактобактерий к влагалищу эпителиальные клетки [18].При снижении уровня эстрогенов, связанном с менопаузы, также наблюдается уменьшение количества лактобацилл, присутствующих во влагалище. тракт женщин в постменопаузе [5, 11, 12, 19]. Женщины в постменопаузе также больше восприимчивы к урогенитальным инфекциям, что подтверждает теорию о колонизации влагалища комменсальными лактобактериями служит защитой от этих патогены [19, 20]. Хотя методы, с помощью которых эти организмы делают это, до сих пор неясны, по-видимому, включает способность прилипать и заполнять вагинальный эпителий и слой муцина, чтобы препятствовать проникновению патогенов во владение [21–24], чтобы уменьшить количество патогенных микроорганизмов. вирулентность [25, 26], а также для модуляции защиты хозяина [27].

    Заместительная гормональная терапия (ЗГТ) изменяет бактериальный профиль влагалища женщин в постменопаузе и восстанавливает состояние с преобладанием лактобактерий, а также снижает частоту мочевыводящих путей инфекции (ИМП) [19]. В исследовании женщин, принимавших комбинированные конъюгированные лошади эстроген и прогестерон HRT, только от 1 до 3 видов бактерий, в основном Lactobacillus , были обнаружены во влагалище слизистая оболочка 87% женщин [5]. У женщин в постменопаузе, не получающих ЗГТ, почти у всех субъектов слизистая оболочка влагалища была заселена более чем одним организмом, многие из которых обладают патогенным потенциалом, такие как Bacteroides, Prevotella, и Gardnerella , ассоциированный с бактериальным вагинозом (БВ), и E.coli и Enterococcus, ассоциированный с ИМП [5].

    Пока вагинальный тракт, в котором преобладают лактобациллы, по-видимому, защищает хозяина от некоторых вагинальные инфекции, он не полностью предотвращает колонизацию другими видами. Патогены все еще могут сосуществовать с этими комменсальными организмами, как показано Бертон и Рид [10], где г. vaginalis , патоген, связанный с BV, был обнаружен во влагалищном образце который также содержал вид Lactobacillus .Интересно, что G. vaginalis был вытеснен за пределы обнаруживаемых пределов в течение 21 дня после однократного интравагинального закапывание пробиотических лактобацилл [11]. Поскольку все больше и больше исследований раскрывая разнообразие микробиоты влагалища, кажется очевидным, что баланс между здоровым и болезненным состоянием предполагает какое-то равновесие или эффект качелей, который может качаться в любом направлении в зависимости от количества факторы, такие как уровень гормонов, спринцевание, половые отношения, а также бактериальные взаимодействия и защиты хозяина [20, 21].

    Witkin et al. [28] предположили, что врожденный иммунитет играет важную роль в переходе на БВ из здорового состояния. Предлагаемый ими механизм основан на Индуцированное микробами ингибирование экспрессии и / или активности Toll-подобного рецептора блокирование провоспалительного иммунитета, а также отсутствие теплового шока 70 кДа производство белка и дефицит вагинального лектина, связывающего маннозу концентрации, снижающие способность к уничтожению микробов. Три последних исследования предоставили дальнейшее понимание роли хозяина.В исследовании женщин восприимчивы к ИМП, было обнаружено, что иммунологические дефекты периферической крови сосуществуют с устойчивым аберрантная микробиота (Kirjavainen et al. [29]). У женщин в постменопаузе БВ был связан с очевидным снижение экспрессии антимикробных факторов хозяина [30]. Когда пробиотик L. rhamnosus GR-1 вводили во влагалище женщин в пременопаузе, это привело к изменению экспрессии 3 536 генов и увеличению уровни экспрессии некоторых противомикробных защит [31].

    2. Инфекции влагалищного тракта, не передаваемые половым путем, и вмешательство лактобацилл

    Патогенные микроорганизмы способны инфицировать влагалище БВ, дрожжевым вагинитом и ИМП. вызывая примерно один миллиард или более случаев в год [32–35]. Пока там есть свидетельства того, что возбудители могут передаваться половым путем. партнеров, эти состояния будут рассматриваться здесь как передаваемые не половым путем. Другие обзоры адекватно охватывают инфекции, передаваемые половым путем [36, 37].

    Дрожжевой вагинит характеризуется выделениями белого цвета, местным зудом и раздражением. Большинство случаев вызваны Candida albicans , но C. glabrata , C. krusei и C. tropicalis могут быть проблематичными [35]. Диагностируется путем микроскопического обнаружения плотного количество дрожжевых клеток в мазке из влагалища, а также при физическом осмотре и наличие белых слизистых дрожжевых выделений. Следует отметить, что лактобациллы часто встречается у пациентов с дрожжевым вагинитом, поэтому индукция инфекция, по-видимому, не требует, чтобы дрожжи вытесняли или убивали лактобациллы.

    Инфекции мочевыводящих путей возникают, когда патогенные бактерии поднимаются из влагалища и размножаются, и иногда внутри мочевого пузыря [32, 38, 39]. Эти инфекции часты среди женщин, которые, по оценкам, 50% страдают в какой-то момент своей жизни. Симптомы и признаки включают надлобковую боль, дизурию, пиурию, частое и болезненное мочеиспускание, и иногда гематурия. Бессимптомная бактериурия также является частым явлением. возникновение, особенно среди пожилых людей.Наиболее частым возбудителем является E. coli , за ним следуют Enterococcus faecalis, и Staphylococcus saprophyticus [39]. Диагностика может быть достигнуто по наличию симптомов и признаков, а также по образцам мочи, содержащим более 103 организмов / мл патогенов. У части пациентов E. coli вторгаются в эпителий мочевого пузыря и образуют плотные биопленки, устойчивые к антибиотикам [40]. У женщин без ИМП в анамнезе, их влагалище и промежность чаще всего колонизируются lactobacilli [20], тогда как у женщин с рецидивирующими ИМП наблюдается обратная связь между лактобациллами и E.coli [41], предполагая, что лактобациллы играют роль в предотвращении инфекционное заболевание.

    Самый распространенный урогенитальное расстройство у женщин репродуктивного возраста — BV, состояние, которое обсуждается выше. Микробиота влагалища пациенток с БВ обычно имеет более широкий диапазон. видов, чем обнаружено в здоровых условиях, с Atopobium vaginae , Bacteroides spp., Gardnerella vaginalis , Mobiluncus , Megasphera , Mycoplasma hominis , Peptostreptococcus и Prevotella особенно распространены [3, 42–46].BV это связаны с несколькими видами бактерий, которые встречаются в 90% случаев, и по существу состоит из повышенного влагалищного pH (> 4,5) и истощения лактобацилл. Это влияет у женщин всех возрастных групп и часто протекает бессимптомно [47]. Когда симптомы и признаки действительно появляются, они включают рыбный запах, выделения и влагалищный pH выше 4,5 [48]. Действительно, это легло в основу часто используемых критериев Амселя для диагностики БВ: наличие по крайней мере 3 из следующих критериев: (1) высвобождение амина или рыбный запах при добавлении 10% гидроксида калия, (2) вагинальный pH выше, чем 4.5, (3) обнаружение не менее 20% ключевых клеток (которые являются вагинальными клетками колонизированы грамотрицательными палочками) и (4) молочные однородные выделения из влагалища [48]. Метод окрашивания по Граму, называемый Также использовалась оценка Ньюджента [8]. Он включает систему баллов, основанную на морфология бактерий, присутствующих в образцах вагинальных мазков. Дается нормальная оценка к образцам, показывающим преимущественно грамположительные палочки, указывающие на лактобациллы, в то время как наличие преимущественно мелких и изогнутых грамотрицательных палочек и грамположительные кокки, наряду с отсутствием лактобацилл, являются показательными. BV.Тест BVBlue — это еще один набор, используемый для диагностики BV и работающий обнаружение сиалидазы, продуцируемой патогенами, связанными с этим заболеванием [49, 50]. Следует отметить, что аэробный вагинит также был описана колонизация влагалища такими организмами, как E. coli и энтерококками [51]. В течение беременность, БВ может увеличить риск преждевременных родов и низкой массы тела при рождении [52, 53]. Другие проблемы, связанные с БВ, включают воспалительные заболевания органов малого таза, ИМП и повышенная восприимчивость к заболеваниям, передаваемым половым путем, включая ВИЧ [54–57].

    Организмы, ассоциированные с БВ, образуют плотные биопленки на вагинальный эпителий, и они связаны с повышенной устойчивостью к продуцируемым лактобациллами молочная кислота и перекись водорода (h3O2), которые обычно антагонистичен планктонным организмам [58]. Биопленки также способны индуцировать экспрессию в хозяине определенных воспалительных факторов, таких как IL-1 и Ил-8 [59]. В настоящее время неизвестно, имеет ли продукция h3O2 лактобациллы клинически защитную роль против BV.Увеличенный преобладание выработки перекиси h3O2 во влагалище лактобациллы у здоровых женщин были даны как повод полагать, что это защитным фактором [60], однако в этих исследованиях использовали культуру для восстановления lactobacilli, и, возможно, если бы они использовали некультивируемые методы, L. iners были бы наиболее обычно изолирован и не производит h3O2. Выделить L. iners можно с помощью культура, но это требует селективных сред и обширной инкубации.Тоже самое группа обнаружила, что женщины с продуцирующим h3O2 вагинальным L. crispatus или L. jensenii имели значительно более низкая частота БВ, чем у женщин с другой вагинальной флорой [14]. Однако Альварес-Олмос и др. [61] и Rosenstein et al. [62] найдено h3O2-продуцирующих лактобацилл в 85% и 91,7%, соответственно, женщин с BV. Можно утверждать, что высокая распространенность продуцирования h3O2 lactobacilli показывает, что это соединение не является защитным [32].В любом случае это сложно сделать однозначный вывод.

    Маклин и McGroarty [63] провели исследование in vitro, показав, что повышение pH культуры уменьшил бактериостатическое действие L. acidophilus на G. vaginalis NCTC 11292 на 60%; снижение бактериостатических эффектов на 30% при каталаза была введена для разложения h3O2. Klebanoff et al. [64] обнаружили, что токсичность лактобацилл, продуцирующих h3O2, подавляется присутствие каталазы, но лактобациллы, не продуцирующие h3O2, не пострадали.Высокая концентрация лактобацилл, продуцирующих h3O2, подавляет рост как G. vaginalis , так и Bacteroides bivius . Однако низкий концентрации лактобацилл, продуцирующих h3O2, должны быть объединены с миелопероксидазой и хлоридом во влагалищной слизи, чтобы быть токсичным по отношению к G. vaginalis , с максимальной токсичностью в диапазоне pH от 5 до 6. pH ≤4,5 подавлял рост G. vaginalis сам по себе, и это эффект увеличивается с добавлением вышеуказанной комбинации.Достаточно сказать, что h3O2, вероятно, является одним из несколько факторов, участвующих в конкуренции с другими организмами во влагалище.

    3. Пробиотики для профилактики и лечения урогенитальных инфекций

    Поскольку противомикробное лечение урогенитальных инфекций бывает не всегда эффективны, и проблемы остаются из-за устойчивости к бактериям и дрожжам, периодически повторяющиеся инфекции [65, 66], а также побочные эффекты, неудивительно, что альтернативные средства правовой защиты представляют интерес для пациентов и их опекунов.это предполагается, что рецидивы вызваны неспособностью противомикробных препаратов устранить патогены, возможно, из-за устойчивости биопленки или вирулентного организмы возвращаются из своего источника (кишечник человека или полового партнера) и атаковать хост, защита которого не оптимальна. Молодые девушки, страдающие ИМП с большей вероятностью будут иметь повторные эпизоды во взрослом возрасте и в целом многие ИМП, Пациенты с БВ и дрожжевым вагинитом будут иметь рецидивы [21, 67]. Рецидивирующий инфекция также может быть связана с устранением комменсальных организмов во влагалище. антимикробным препаратом, тем самым повышая восприимчивость к повторному заселению патогены [68, 69].Это одна из основных причин, почему стоит подумать об использовании пробиотики, чтобы пополнить комменсальные микробы как способ снизить риск повторное заражение. В исследовании с участием 120 детей с постоянным первичным пузырно-мочеточниковый рефлюкс, ежедневное лечение L. acidophilus было так же эффективно, как триметоприм / сульфаметоксазол в снижении частота ИМП (= 0,926), что позволяет предположить, что пробиотики могут обеспечить профилактический вариант [70].

    Путь доставки пробиотических лактобацилл: интуитивно путем прямого закапывания во влагалище.Например, показано еженедельное применение L. rhamnosus GR-1 и L. fermentum B-54. снизить частоту рецидивов ИМП в среднем с 6 до 1,6 в год [71]. Способность данного штамма лактобацилл, чтобы прикрепиться к вагинальным клеткам, считалось преимущество во временном заполнении влагалища [71, 72] и создании среда, способствующая восстановлению местных лактобацилл хозяина а не возвращение патогенов. Адгезия лактобактерий к уроэпителий варьирует у разных видов и штаммов, как показали исследования in vitro [72], и может быть опосредовано связыванием гликопротеиновых и углеводных адгезинов с рецепторами гликолипидов [73].Тем не менее, неясно, в какой степени разница в адгезии in vitro, скажем, 10 на клетка, означает, что организму удастся или не удастся защитить хозяина, если закапывают во влагалище. Таким образом, адгезия сама по себе не является определяющим критерием. предсказывать успех. Было обнаружено, что после введения в количестве одного миллиарда или более L. rhamnosus GR-1 и L. reuteri (ранее fermentum) RC-14 выявлялись в течение трех недель. или больше, в зависимости от хоста [74, 75].Это подразумевает корреляцию между соблюдение режима лабораторных исследований и присутствие in vivo.

    Концепция пероральной доставки лактобацилл для репопуляции о влагалище впервые было сообщено в 2001 г. [76], и основывалось на вопросе «если урогенитальные патогены могут это делать, почему лактобациллы не могут »? Организмы были доставлен на молочной основе и извлечен из прямой кишки [77]; следовательно поддерживая идею о том, что проглоченные штаммы могут проходить через кишечник, достигают прямой кишки и потенциально поднимаются во влагалище.Это было подтверждено независимо другими [78].

    Для проведения клинических исследований с целью обеспечения большего числа женщин с доступом к этим штаммам был разработан состав в виде капсул с двухлетним сроком хранения. затем разработан и успешно использован в ряде исследований. Пероральная доза было обнаружено, что более одного миллиарда организмов в день поддерживают преобладание лактобактерий вагинальное присутствие [79]. Пора этому вмешательству повлиять на влагалище. тракт, очевидно, длиннее, чем при прямом вагинальном введении, и будет зависеть от жизнеспособность штаммов при прохождении через желудок и кишечник [78].В кроме того, количество лактобацилл, которые могут быть доставлены таким образом, значительно ниже. чем при вагинальном введении. Однако преимущество устного подхода может быть способностью лактобацилл снижать перенос дрожжевых и патогенных бактерии из прямой кишки во влагалище [80], которые потенциально могут снизить риск заражения. В этом рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании с участием 64 здоровых женщин, 37% пациентов в L. rhamnosus GR-1 и L.reuteri В группе пробиотиков RC-14 преобладали лактобациллы. нормальная микрофлора влагалища восстановлена ​​за счет вагинальной флоры BV по сравнению с 13% в группа плацебо (= 0,02). Как в 28-дневных, так и в 60-дневных тестовых точках, женщины в группе лечения лактобациллами имели большее количество вагинальных лактобацилл чем женщины в контрольной группе (= 0,08 и 𝑃 = 0,05, соответственно), как показано микроскопией и культурой. Способность этой пероральной пробиотической терапии создавать нормальная флора лактобацилл и преобразование некоторых субъектов из статуса BV в normal [79] выходит за рамки стадии доказательства концепции и предоставляет метод для женщинам, чтобы помочь сохранить здоровье влагалища.Неспособность L. rhamnosus GG быть эффективным, по крайней мере, в одном небольшом исследовании [79], подчеркивает специфичность штамма. аспекты использования пробиотиков. Таким образом, нельзя и не следует использовать данные из один штамм, чтобы сделать вывод, что другой непроверенный штамм обеспечит то же преимущества.

    Механизмы, посредством которых лактобациллы действуют как противоинфекционные средства защиты до сих пор полностью не изучены. Как обсуждалось выше, это может включать производство антимикробных факторов [81] и поддержание влагалищный pH ≤4.5. Это также может быть связано с биосурфактантами. которые изменяют окружающее поверхностное натяжение и снижают способность широкого диапазон присоединяемых патогенов [82, 83]. Это могло бы объяснить относительно редкую покрытие эпителиальными клетками отмечено у здоровых женщин [8]. Кроме того, было показано, что лактобациллы связывают (коагрегируют) некоторые патогены, и это может быть средством блокировать их адгезию, убивать их путем производства противомикробных препаратов и предотвращения их распространения в другие области влагалища и мочевого пузыря [84].Среди 10 штаммов лактобактерий оценивается для использования в таблетках с пробиотиками, Mastromarino et al. [85] найдено, in vitro, что Lactobacillus gasseri 335 и Lactobacillus salivarius FV2 были способны коагрегировать с G. vaginalis . Когда эти штаммы лактобацилл были объединены с Lactobacillus brevis CD2 в вагинальной таблетке, адгезия составила G. vaginalis был уменьшен на 57,7%, и 60,8% прилипших клеток были смещены.Борис и др. Обнаружили, что на адгезионные свойства G. vaginalis аналогичным образом влияет Lactobacillus acidophilus [73].

    Это В течение некоторого времени было известно, что Lactobacilllus продуцируют бактериоцины, которые могут ингибировать рост патогенов, в том числе некоторых, связанных с БВ, таких как G. vaginalis [86]. Лишь сравнительно недавно исследование на животных показало, что бактериоцин производство может иметь эффект in vivo. Стабильный мутант Lactobacillus salivarius UCC118, который не продуцировать специфический бактериоцин не смог защитить мышей от кишечной инфекции Listeria , в то время как дикого типа, что привело авторов к выводу, что бактериоцин продукция может быть первичным медиатором противоинфекционной защиты [87].

    Относительно В нескольких исследованиях пытались предотвратить урогенитальную инфекцию с помощью пробиотиков. Шалев и другие. [88] оценили 46 случаев в пременопаузе женщины с ≥4 эпизодами БВ и / или вагинальными кандидоз в предыдущем году, чтобы сравнить рецидив BV с использованием пробиотика йогурт по сравнению с пастеризованным. Пациенты не получали длительно антибиотики или иммуносупрессивная терапия и не употребляли йогурт до начало исследования. Их случайным образом распределили по одному из двух группы лечения и проглотили 150 мл пастеризованного йогурта (= 23) или йогурт, содержащий л.acidophilus при> 1.0 × 108 колониеобразующих единиц (= 23). Йогурт был израсходован ежедневно в течение двух месяцев, а затем два месяца без йогурта. Было 60% снижение эпизодов BV среди пациентов, потребляющих пробиотический йогурт после одного месяц, в то время как у субъектов, получавших пастеризованные йогурт (𝑃 = 0,004). После двух месяцев употребления йогурта результаты были похожи; однако 25% пациентов из обеих групп выбыли из исследования. Целостность продукта оценивалась только перед исследованием, побочных эффектов не было. сообщалось.

    Нери и другие. [89] изучали 84 женщины в первом триместре беременности до наблюдайте за действием йогурта, содержащего пробиотики, на БВ. Субъекты были рандомизированы для одного из трех видов лечения. группы: введение тампона, содержащего 5% уксусную кислоту (= 32), от 10 до 15 мл вагинальный душ, содержащий> 1,0 × 108 колониеобразующих единиц / мл L. acidophilus (= 32), или без лечения (𝑛 = 20). Оба активных лечения применялись дважды в день в течение одной недели. Критерии Амселя (три из пяти выводов: выделение аминового рыбного запаха; выделение запаха амина после добавления 10% гидроксида калия; влагалищный pH больше 4.5; ключевые клетки во влагалищной жидкости; молочный гомогенный вагинальный разряд) отсутствовали у 88%, 38% и 15% испытуемых. кто получал интравагинальные лактобациллы, тампоны с уксусной кислотой и плацебо, соответственно через 30 дней. Была значительная разница в лечении коэффициент между пробиотиками и контрольной группой (<0,005) и лактобациллами и группы уксусной кислоты (= 0,004).

    Fredricsson et al. [90] провели открытое испытание для сравнения показателей излечения 61 женщины с БВ, получавшей одно из четыре интравагинальных продукта.Пациентам был поставлен диагноз БВ при наличии ≥3 критериев Амселя. Каждый из четырех лечение, которое пациенты были рандомизированы для получения, проводилось дважды в день в течение семь дней: 5 мл ферментированного молока, содержащего от 5,0 × 108 до 2,0 × 109 колониеобразующих единиц / мл л. acidophilus NCDO 1748 (= 13), 5 мл уксусного желе (= 15), 5 мл эстрогена крем (= 16) или вагинальные таблетки 500 мг метронидазола (= 15). BV считался быть вылеченным, если критерий Амселя ≤1 на 4 и 8 неделях.После как через 4, так и через 8 недель от начала лечения, показатели излечения в группы метронидазола, уксусной кислоты, пробиотиков и эстрогенов составляли 93%, 18%, 7%, и 6% соответственно; о статистическом анализе не сообщалось. В этом случае так называемый пробиотик оказался неэффективным. Никакой информации о штамме предоставлено не было.

    Показатели излечимости БВ у 57 женщин со средним возрастом 24 изучались после лечения «пробиотиками» или плацебо в двойное слепое исследование [91].Субъекты были рандомизированы получить либо вагинальный суппозиторий, содержащий 1,0 × 108-9 колониеобразующих единиц L. acidophilus (= 28) или плацебо (𝑛 = 29). Суппозитории вагинальные вводили 2 раза в день в течение 6 дней. дней. Разрешение симптомов, которое не было четко определено, использовалось для оценки лечение BV. Через 7–10 дней после до начала лечения симптомы БВ отсутствовали у 57% женщин в группа пробиотиков и 0% женщин в группе плацебо (<.005). После От 20 до 40 от начала лечения, показатель излечения в группе пробиотиков упал до 21% и остался на уровне 0% в группе плацебо (p = NS). Это плохо задуманное исследование трудно интерпретировать и недостаточно для проверки эффективности продукт.

    Эрикссон и др. al. [92] изучали, как лактобациллы усиливают действие антибиотиков при лечении БВ. в двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании с участием 187 женщин с средний возраст 32 года в течение двух менструальных периодов.Открой надпись лечение клиндамицином в дозе 100 мг / сут проводилось всем пациентам в течение 3 дней. Затем пациенты были рандомизированы в одну из двух групп лечения, которые потребовалось ввести не менее пяти тампонов во время следующей менструации. Группы лечения представляли собой тампоны плацебо (= 96) и тампоны, пропитанные L. fermentum, L. gasseri и L. rhamnosus при 1,0 × 108 колониеобразующих. единиц на тампон (= 91). Частота излечения BV оценивалась по отсутствию Амзеля. критерии после второй менструации как в группе пробиотиков, так и в группе плацебо, и составили 56% и 62% соответственно (p = NS).Инфекция Candida была зарегистрирована у 14,3% пациентов. в группе пробиотиков и 13,5% пациентов в группе плацебо. Жизнеспособный количество бактерий на тампон уменьшено до 106 колониеобразующих единиц к концу исследования. Короче, этот продукт не имел успеха. В обоснованность применения лактобацилл во время менструации может быть поставлена ​​под сомнение, так как он подвергает кровоток пользователей непосредственно организмам, а промывка эффект менструации может не способствовать повторному заселению лактобактериями влагалище.

    Сравнение интравагинальные пробиотики и гель метронидазола при лечении 40 женщин (в возрасте от 18 до 50) с BV было проведено простым слепым исследованием Anukam et al. [93]. Наличие ≥3 Амзеля критериев, балла по Ньюдженту ≥7 и положительного теста на сиалидазу привели к диагноз БВ. Пациенты были рандомизированы в одну из двух групп лечения по пять дней. Они либо вставили интравагинальную капсулу с L. rhamnosus GR-1 и L. reuteri RC-14 в 1.0 × 109 колониеобразующий ЕД каждую ночь (= 20) или наносили 0,75% гель метронидазола два раза в день (= 20). А Оценка Nugent ≤3 через 30 дней указывает на излечение BV. Уровень излечения BV 88% у была обнаружена группа пробиотиков и 50% — группа метронидазола (p = NS). Пациенты, принимавшие метронидазол, преждевременно прекратили лечение. и группы пробиотиков на 10% и 15% соответственно. Это исследование, хотя и небольшое по размер, показал потенциал пробиотиков для лечения БВ.

    оценивалась эффективность комбинации пробиотиков или плацебо с пероральным метронидазолом. у 125 женщин в возрасте от 18 до 44 лет [94].Устный метронидазол вводили по 500 мг два раза в день всем пациентам в течение 7 дней, и они были рандомизированы для приема пероральных капсул два раза в день, содержащих либо плацебо (𝑛 = 60) или L. rhamnosus GR-1 и L. reuteri RC-14 в количестве 1,0 × 109 колониеобразующих единиц (= 65) для общей продолжительности лечения 30 дней. На К концу 30 дней BV считался отсутствующим, если у пациента была отрицательная сиалидаза. тест и оценка по Ньюдженту <3. Так было с 40% плацебо и 88%. пробиотиков (𝑃 <.001). Если средний балл по шкале Ньюджента рассматривался как «излечение от БВ», показатель излечения составлял 100% для метронидазола и пробиотиков по сравнению с 70% для метронидазола и плацебо. Это исследование важно, поскольку оно подразумевает, что пробиотики могут усиливать действие антибиотиков при лечении заболеваний. Дальнейшие исследования подтвердили этот эффект, но ожидают публикации.

    4. Возможные отрицательные эффекты от использования пробиотиков

    Ежегодно во всем мире вводится более одного миллиарда доз пробиотиков, и те, которые вводятся для урогенитального здоровья, хорошо переносятся [11, 75, 93–96].Кроме того, во рту, пищеварительном тракте и женских мочеполовых путях обитают Lactobacillus [96]. Тем не менее, эндокардит и бактериемия, вызванные лактобациллами, встречаются крайне редко. Большинство случаев возникает у пациентов с хроническими заболеваниями или изнурительными состояниями, которые обеспечивают прямой доступ к кровотоку из дырявого кишечника. Только 1,7% из 241 случая бактериемии, эндокардита и локализованных инфекций, связанных с Lactobacillus , исследованных Cannon et al.считались имеющими возможна связь с чрезмерным потреблением молочных продуктов [97]. Только в одном случае изолят Lactobacillus , неотличимый от пробиотического штамма. Связи между видом выделенного Lactobacillus и типом инфекции или смертности не выявлено. Недавнее исследование, в котором бактериальный продукт из шести штаммов непосредственно вводился в кишечник пациентов с тяжелым, потенциально смертельным панкреатитом, показал, что пробиотики опасны [97].Тем не менее никогда не было доказано, что продукт является пробиотиком, он вводился как лекарство, в отличие от 99,9% пробиотиков, процесс рандомизации привел к тому, что пациентам с полиорганной недостаточностью давали большие дозы живых бактерий, и авторы не смогли предоставить обоснование для исследования на соответствующей животной модели. Все это привело к неоправданной негативной огласке пробиотиков [98].

    Тем не менее, безопасность использования пробиотиков должна постоянно находиться под наблюдением и учитываться при проведении клинических исследований.В возможность передачи устойчивости к антибиотикам является одним из факторов, которые следует учитывать, хотя еще предстоит доказать, что пробиотики каким-либо образом способствовали лекарственная устойчивость или болезнь. Скорее, злоупотребление антибиотиками, особенно в корм для скота и долгосрочная профилактика инфекций, остается основной причиной растущее беспокойство по поводу лекарственной устойчивости. Попытки заменить профилактическое назначение антибиотиков с пробиотиками, особенно у детей с рецидивирующим ИМП [70] и, возможно, некоторые пациенты, готовящиеся к операции [99], являются достойный погони.

    5. Заключение

    Молекулярный методологии обеспечивают лучшее понимание динамического микробного кратковременное и длительное присутствие во влагалище. Защита хозяина которые включают некоторые из этих микробов, выполняют замечательную функцию, учитывая возможность болезнетворных микроорганизмов вызвать инфекцию. Использование пробиотических лактобацилл для предотвращения инфекции имеет хорошее обоснование и отличные показатели безопасности, но до сих пор только несколько штаммов были клинически доказаны как эффективные в особенно для предотвращения BV.Критически важно, чтобы штаммы были охарактеризован и протестирован клинически с использованием выбранной системы доставки (пероральный, вагинально, в сухом порошке или в виде суспензии). Преимущество для женщин в том, что они могут Самостоятельно принимайте пробиотики. Для оптимизации защитные свойства влагалищной микробиоты, но потенциал остается здоровье многих женщин можно улучшить с помощью пробиотиков.

    Подтверждение

    Эта работа поддержана грантами NSERC и AFMnet.

    Роль бактерий в рецидивирующих инфекциях мочевыводящих путей — ScienceDaily

    Новое открытие исследователей из Техасского университета в Далласе и Юго-западном медицинском центре Юго-Западного Медицинского центра показывает, что несколько видов бактерий обитают в тканях мочевого пузыря женщин в постменопаузе, страдающих рецидивирующими инфекциями мочевыводящих путей. (РУТИ).

    Результаты, опубликованные 17 апреля в Интернете в журнале Journal of Molecular Biology , представляют собой первый систематический анализ биопсий пациентов в этой популяции.Полученные данные позволяют лучше понять взаимодействие между бактериями и тканями хозяина, что может привести к более эффективным стратегиям лечения.

    Инфекции мочевыводящих путей (ИМП) вызывают раздражение и болезненные ощущения, иногда даже изнуряющие. Большинство ИМП вызывается бактерией Escherichia coli, которая обычно живет в кишечнике человека, но иногда попадает в мочевыводящие пути, где это не приветствуется.

    Инфекции, которые преимущественно возникают у женщин, обычно можно эффективно лечить с помощью антибиотиков.Но у некоторых женщин в постменопаузе ИМП рецидивируют настолько часто, что становятся хроническим заболеванием, требующим ежедневных доз все более мощных антибиотиков, поскольку бактерии, вызывающие инфекцию, постепенно становятся устойчивыми к каждому новому лекарству.

    «У пожилых женщин эти инфекции могут продолжаться десятки лет», — сказала доктор Николь Де Ниско, доцент биологических наук Университета штата Даллас и ведущий автор исследования. «В конце концов, последней инстанцией пациента может стать удаление мочевого пузыря».

    Большинство эпидемиологических исследований ИМП проводилось с участием женщин в возрасте от 20 до 30 лет, что значительно раньше, чем у типичных случаев наступления менопаузы.

    «Одна из причин, по которой инфекциям мочевыводящих путей не уделяется должного внимания, заключается в том, что они поражают женщин, малоизученную группу в целом, когда дело доходит до болезней, и пожилых женщин в частности, которые еще менее изучены», — сказал Де Ниско.

    Чтобы изучить патогенные механизмы и иммунные реакции, связанные с рецидивирующими ИМП, Де Ниско и ее коллеги проанализировали мочу и биопсию 14 женщин в постменопаузе, перенесших цистоскопию с фульгурацией тригонита, процедуру, направленную на лечение устойчивых к антибиотикам ИМП путем удаления воспаленной ткани мочевого пузыря. .

    Они обнаружили, что помимо ожидаемой E. coli, бактерии в образцах мочи включали Klebsiella pneumoniae и Enterococcus faecalis, а виды в биопсийной ткани включали E. coli, Staphylococcus hominis и Bacillus firmus.

    «Наши результаты подтверждают, что бактерии действительно образуют сообщества в стенке мочевого пузыря пациентов с RUTI, что ранее не было известно», — сказал Де Ниско. «Это исследование является важным шагом на пути к лучшему пониманию механизмов рецидива инфекции и воспаления мочевыводящих путей у женщин в постменопаузе.«

    История Источник:

    Материалы предоставлены Техасским университетом в Далласе . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

    Вагинальная колонизация и чувствительность энтерококков к антибиотикам во время поздней беременности в Керман-Сити, Иран | Архив клинических инфекционных болезней

  • 1.

    Ларссон Дж., Линдберг Р., Аспан А., Грандон Р., Вестергрен Е., Якобсон М. Диарея новорожденных поросят, связанная с энтероадгезивом Enterococcus hirae. J Comp Pathol. 2014; 151 (2-3): 137 -47 [DOI] [PubMed]

  • 2.

    Песавенто G, Calonico C, Ducci B, Magnanini A, Lo Nostro A. Распространенность и устойчивость к антибиотикам Enterococcus spp. изолированы от сыра, готовых к употреблению салатов, ветчины и сырого мяса. Food Microbiol. 2014; 41 : 1 -7 [DOI] [PubMed]

  • 3.

    Розенберг Гольдштейн RE, Micallef SA, Гиббс С.Г., Георгий А, Клей E, Сапкота А, и другие.Обнаружение устойчивых к ванкомицину энтерококков (VRE) на четырех станциях очистки сточных вод в США, которые предоставляют сточные воды для повторного использования. Sci Total Environ. 2014; 466-467 : 404 -11 [DOI] [PubMed]

  • 4.

    Тарп Н. Инфекции половых путей и ран после беременности. J Здоровье женщин акушерства. 2008; 53 (3): 236 -46 [DOI] [PubMed]

  • 5.

    Ченг ВК, Тай JW, Чен JH, Итак, SY, Нг туалет, Повесил IF, и другие.Профилактические меры инфекционного контроля для предотвращения внутрибольничной передачи устойчивых к ванкомицину энтерококков в Гонконге. J Formos Med Assoc. 2014; 113 (10): 734 -41 [DOI] [PubMed]

  • 6.

    да Силва Н.С., Мунис В.Д., Эстофолет В.Ф., Фуртадо Г.Х., Рубио Ф.Г. Выявление височных кластеров и факторов риска бактериемии нозокомиальными ванкомицин-резистентными энтерококками. Am J Infect Control. 2014; 42 (4): 389 -92 [DOI] [PubMed]

  • 7.

    Мишра П.П., Пракаш В, Premi HK, Агарвал L, Мог H, Агарвал С, и другие. Предрасполагающие факторы и этиология инфекций мочевыводящих путей у беременных. J Здравоохранение на основе доказательной медицины. 2016; (94556)

  • 8.

    Castro J, Machado D, Cerca N. Escherichia coli и Enterococcus faecalis способны включать и улучшать предварительно сформированную биопленку Gardnerella vaginalis. Pathog Dis. 2016; 74 (3) [DOI] [PubMed]

  • 9.

    Биллингтон Е.О., Панг Ш, Грегсон ДБ, Pitout JD, Росс Т, Церковь DL, и другие. Заболеваемость, факторы риска и исходы Enterococcus spp. инфекции кровотока: популяционное исследование. Int J Infect Dis. 2014; 26 : 76 -82 [DOI] [PubMed]

  • 10.

    Billstrom H, Sullivan A, Lund B. Перекрестная передача клинического Enterococcus faecium в отношении esp и устойчивости к антибиотикам. J Appl Microbiol. 2008; 105 (6): 2115 -22 [DOI] [PubMed]

  • 11.

    Гарсия Дж., Лео-Амадор Дж. Э., Авила-Моралес Дж., Зальдивар-Лело де Ларреа Дж., Санчес-Корона Дж. Устойчивые к ванкомицину Enterococcus spp, выделенные из общинных инфекций и колоний в городе Керетаро, Мексика. Am J Infect Control. 2014; 42 (5): 578 -80 [DOI] [PubMed]

  • 12.

    Хиноны D, Goni P, Rubio MC, Duran E, Gomez-Lus R. Enterococci spp. изолирован с Кубы: частота встречаемости видов и профиль чувствительности к противомикробным препаратам. Diagn Microbiol Infect Dis. 2005; 51 (1): 63 -7 [DOI] [PubMed]

  • 13.

    Араи С, Ямато I, Сиокава А, Сайджо С, Какинума Y, Ишизука-Кацура Й, и другие. Восстановление in vitro каталитической части (комплекс NtpA3-B3-D-G) Na + -АТФазы V-типа Enterococcus hirae. Biochem Biophys Res Commun. 2009; 390 (3): 698 -702 [DOI] [PubMed]

  • 14.

    Джовер Диас Ф., Мартин Гонсалес С, Майоль Белда MJ, Куадрадо Пастор Дж. М..Множественные воспалительные псевдоопухоли печени и бактериемия Enterococcus durans. Гастроэнтерол Гепатол. 2009; 32 (2): 97 -100 [DOI] [PubMed]

  • 15.

    Аскарян М., Афхамзаде Р., Монаббати А., Даксбок Ф., Ассадиан О. Факторы риска ректальной колонизации устойчивыми к ванкомицину энтерококками в Ширазе, Иран. Int J Infect Dis. 2008; 12 (2): 171 -5 [DOI] [PubMed]

  • 16.

    Akhi MT, Farzaneh F, Oskouei M.Изучение паттернов восприимчивости энтерококков, выделенных из клинических образцов в Тебризе, Иран. Pak J Med Sci. 2009; 25 : 211 -6

  • 17.

    Дадфарма Н., Имани Фулади А.А., Оскуи М., Махмудзаде Хоссейни Х. Высокий уровень устойчивости к гентамицину (HLGR) среди штаммов энтерококков, выделенных из клинических образцов. J Заразить общественное здравоохранение. 2013; 6 (3): 202 -8 [DOI] [PubMed]

  • 18.

    Натегян А, Робинсон Дж. Л., Арджманди К, Восоу П., Карими А, Бехзад А, и другие.Эпидемиология устойчивых к ванкомицину энтерококков у детей с острым лимфобластным лейкозом в двух специализированных центрах в Тегеране, Иран: описательное исследование. Int J Infect Dis. 2011; 15 (5): 332 -5 [DOI] [PubMed]

  • 19.

    Румянцева Т.А., Беллен Г., Савочкина Ю.А., Гущин А.Е., Дондерс Г.Г. Диагностика аэробного вагинита с помощью количественной ПЦР в реальном времени. Arch Gynecol Obstet. 2016; 294 (1): 109 -14 [DOI] [PubMed]

  • 20.

    Ведмедовская Н, Резеберга Д, Дондер ГГГ. Является ли аномальная микрофлора влагалища фактором риска задержки внутриутробного развития плода? Азиатско-Тихоокеанский регион J Reprod. 2015; 4 (4): 313 -6 [DOI]

  • 21.

    Мансури С., Гасами Э., Наджад Н. Колонизация влагалища стрептококками группы B во время поздней беременности на юго-востоке Ирана: заболеваемость, распределение серотипов и чувствительность к антибиотикам. J Med Sci (Фейсалабад). 2008; 8 (6): 574 -8 [DOI]

  • 22.

    Эль-Керш Т.А., Аль-Нуайм Л.А., Харфи Т.А., Аль-Шаммари Ф.Дж., Аль-Салех СС, Аль-Замель Ф.А. Обнаружение генитальной колонизации стрептококками группы B на поздних сроках беременности. Saudi Med J. 2002; 23 (1): 56 -61 [PubMed]

  • 23.

    Стандарты эффективности испытаний на чувствительность к противомикробным препаратам; Двадцать второе информационное приложение. 2012; 32

  • 24.

    Вайнштейн Р.А., Хайден М.К.Понимание эпидемиологии и борьбы с инфекцией устойчивых к ванкомицину энтерококков. Clin Infect Dis. 2000; 31 (4): 1058 -65

  • 25.

    Десаи П., Пандит Д., Матур М., Гогейт А. Распространенность, идентификация и распространение различных видов энтерококков, выделенных из клинических образцов, с особым упором на инфекцию мочевыводящих путей у катетеризованных пациентов. Indian J Med Microbiol. 2009; : 132

  • 26.

    Качмаз Б., Аксой А. Устойчивость энтерококков к противомикробным препаратам в Турции. Int J Antimicrob Agents. 2005; 25 (6): 535 -8 [DOI] [PubMed]

  • 27.

    Муратани Т., Мацумото Т. Бактериальная резистентность к противомикробным препаратам в мочевых изолятах. Int J Antimicrob Agents. 2004; 24 Дополнение 1 : 28 -31 [DOI] [PubMed]

  • 28.

    Бусани Л., Дель Гроссо М, Паладини C, Грациани С, Пантости А, Бьяваско Ф, и другие.Чувствительность к противомикробным препаратам чувствительных к ванкомицину и устойчивых к ванкомицину энтерококков, выделенных в Италии из сырых мясных продуктов, сельскохозяйственных животных и инфекций человека. Int J Food Microbiol. 2004; 97 (1): 17 -22 [DOI] [PubMed]

  • 29.

    Harthug S, Юрин Р, Mohn SC, Дигрейны А, Симонсен Г.С., Сундсфьорд А, и другие. Распространенность фекального носительства энтерококков, устойчивых к ампициллину и гентамицину высокого уровня, среди стационарных пациентов в 10 крупных больницах Норвегии. J Hosp Infect. 2002; 50 (2): 145 -54 [DOI] [PubMed]

  • 30.

    Барбоса Дж., Феррейра В., Тейшейра П. Чувствительность энтерококков, выделенных из традиционных ферментированных мясных продуктов, к антибиотикам. Food Microbiol. 2009; 26 (5): 527 -32 [DOI] [PubMed]

  • 31.

    Бетриу С, Родригес-Авиаль I, Гомес М, Кулебрас E, Лопес Ф, Альварес Дж, и другие. Антимикробная активность тигециклина в отношении клинических изолятов из испанских медицинских центров.Второе многоцентровое исследование. Diagn Microbiol Infect Dis. 2006; 56 (4): 437 -44 [DOI] [PubMed]

  • 32.

    Чанг СМ, Ван Л.Р., Ли ХК, Ли Нью-Йорк, Ву СиДжей, Ко WC. Характеристика устойчивых к ванкомицину энтерококков от госпитализированных пациентов в специализированный центр в течение семи лет. J Hosp Infect. 2010; 74 (4): 377 -84 [DOI] [PubMed]

  • .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *