Маша федорова википедия – Фёдорова, Мария Алексеевна — Википедия. Что такое Фёдорова, Мария Алексеевна

Содержание

Фёдорова, Мария Алексеевна — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Ионова.

Мари́я Алексе́евна Фёдорова (в девичестве Ионова; 28 марта (9) апреля 1859[1], Санкт-Петербург, Российская империя — 1934[2], Хельсинки, Финляндия) — русская художница-пейзажистка, в последние годы жизни также занималась иконописью.

Родилась 28 марта (9) апреля 1859 года близ Санкт-Петербурга в семье бухгалтера.

C 1878 года училась в рисовальной школе Общества поощрения художеств в Санкт-Петербурге. C 1881 года посещала Академию художеств как вольнослушательница, но курс академии не закончила.[3] В 1890 году получила малую, а в 1891 — большую поощрительную медаль Академии художеств[4]. Ученица Ивана Ивановича Шишкина. В 1892 получила свидетельство преподавателя рисования в женских гимназиях. Много путешествовала по России, бывала на Волге. Принимала участие в выставках Санкт-Петербургского общества художников, Московского общества любителей художеств и Академии художеств. В 1898 году И. К. Айвазовский направил в Совет Академии художеств ходатайство о присвоении ей почётного звания за успехи в живописи. После революции (в начале 20-х) эмигрировала в Финляндию.

В 1923 году провела совместные выставки с Григором Ауэром (1882—1967) в Выборге и в салоне Стриндберга в Хельсинки. С 1933 года входила в Общество русских художников в Финляндии; экспонировала свои пейзажи на 1-й выставке Общества (1933). В 1936 году на одном из вечеров Общества был заслушан доклад В. П. Щепаньского «Русские пейзажисты», посвящённый памяти художницы.

Самая известная работа — «К ненастью», написанная Марией Алексеевной в 1891 году и в том же году приобретённая у неё Павлом Михайловичем Третьяковым для своей галереи[5][6]. Одна из интересных работ художницы — «Вечер», хранящаяся в Полтавском художественном музее, экспонировалась в Полтаве на выставке «Вдохновение веков» («Натхнення вікiв») в январе 2013 года. Картины Федоровой находятся также в музеях Таганрога и Рязани, в частных коллекциях России и Финляндии.

Пейзаж у реки Тихий момент у реки Камни на берегу Зимний закат

Написала иконы Спасителя и Божьей Матери для Никольской православной общины в Хельсинки (вместе с дочерью — Л. В. Платан), иконы «Голгофа» и «Плащаница» для Выборгской православной общины.

  • Дочь — Людмила В. Платан (в девичестве Фёдорова), художница (5.8.1885 Спб. — 7.2.1944). Вышла замуж за Вальдемара Платан (фин. Karl Waldemar Platan) (24.10.1890 Спб. — 7.2.1944), детей не имели, оба погибли при бомбардировке Хельсинки 7 февраля 1944 года.[7]
  1. ↑ Феодорова (урожд. Ионова) Мария Алексеевна
  2. ↑ Во всех советских источниках в качестве года смерти указан 1916
  3. ↑ РГИА Ф. 79. Оп. 11. 1881. Д. 168.
  4. ↑ Энциклопедия русской живописи — Федорова (Ионова) Мария Алексеевна
  5. ↑ История русского искусства, под редакцией академика И. Э. Грабаря, том X, книга 1, изд. « Наука», М., 1968, стр.177
  6. ↑ Государственная Третьяковская галерея. Каталог живописи XVIII — начала XX века (до 1917 года), М., «Изобразительное искусство», 1984, стр. 483
  7. ↑ Katsaus Platanin suvun vaiheisiin (фин.)

Фёдорова, Мария Яковлевна — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Мария Яковлевна Фёдорова (до замужества Игнатова) (до замужества Игнатова) (1930 год, село Половики — 2001 год) — советский животновод, cвинарка совхоза «Крынки» Лиозненского района Витебской области, Белорусская ССР. Герой Социалистического Труда (1960). Депутат Верховного Совета БССР.

Родилась в 1930 году в крестьянской семье в деревне Половики. Трудовую деятельность начала в 15 лет, устроившись разнорабочей в колхозе имени Сталина. С 1956 года работала в совхозе «Крынки» Лиозненского района. С 1957 года — свинарка в этом же совхозе.

Ежегодно перевыполняла план по выращиванию поросят. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1960 года в ознаменование 50-летия Международного женского дня, за выдающиеся достижения в труде и особо плодотворную общественную деятельность Игнатовой Марии Яковлевне присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот»[1].

Избиралась депутатом Верховного Совета Белорусской ССР (1959—1963).

С 1968 года работала в почтовом отделении в селе Крынки.

В 1987 году вышла на пенсию. Скончалась 17 июля 2001 года.

Память

В 2015 году в Лиозно была открыта Аллея Славы, на которой находится стела с портретом Марии Игнатовой[2].

  • Герой Социалистического Труда — указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1960 года
  • Орден Ленина
  • Баравы Ф. Дарога, даўжынёй у жыццё: [Пра Героя Сацыялістычнай Працы М. Я.Ігнатаву] /Ф.Баравы //Сцяг перамогі. — 1982. — 1 мая.
  • Барэйка П. Рукі сяброў: [Пра Ігнатаву М. Я.] /П.Барэйка //Віцебскі рабочы. — 1960. — 10 студзеня.
  • Игнатова Мария Яковлена //БСЭ. Т.5 — Мн.: БелЭн., 1972. — С.44.
  • Игнатова Мария Яковлена //Памяць: Гіст.-дакум.хроніка Лёзненскага раёна. — Мн.: БелЭн., 1992. — С.568.
  • Курбацкий Ф. Дорога, длиною в жизнь: [О Герое Социалистического Труда Игнатовой М. Я.] / Ф.Курбацкий //Знаменосцы трудовой славы. -Мн.: Беларусь, 1984. — С.120 — 122.

Фёдорова, Мария Яковлевна (рус.). Сайт «Герои страны».

Фёдорова, Мария Алексеевна — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Ионова.

Мари́я Алексе́евна Фёдорова (в девичестве Ионова; 28 марта (9) апреля 1859[1], Санкт-Петербург, Российская империя — 1934

[2], Хельсинки, Финляндия) — русская художница-пейзажистка, в последние годы жизни также занималась иконописью.

Биография

Родилась 28 марта (9) апреля 1859 года близ Санкт-Петербурга в семье бухгалтера.

C 1878 года училась в рисовальной школе Общества поощрения художеств в Санкт-Петербурге. C 1881 года посещала Академию художеств как вольнослушательница, но курс академии не закончила.[3] В 1890 году получила малую, а в 1891 — большую поощрительную медаль Академии художеств[4]. Ученица Ивана Ивановича Шишкина. В 1892 получила свидетельство преподавателя рисования в женских гимназиях. Много путешествовала по России, бывала на Волге. Принимала участие в выставках Санкт-Петербургского общества художников, Московского общества любителей художеств и Академии художеств. В 1898 году И. К. Айвазовский направил в Совет Академии художеств ходатайство о присвоении ей почётного звания за успехи в живописи. После революции (в начале 20-х) эмигрировала в Финляндию.

В 1923 году провела совместные выставки с Григором Ауэром (1882—1967) в Выборге и в салоне Стриндберга в Хельсинки. С 1933 года входила в Общество русских художников в Финляндии; экспонировала свои пейзажи на 1-й выставке Общества (1933). В 1936 году на одном из вечеров Общества был заслушан доклад В. П. Щепаньского «Русские пейзажисты», посвящённый памяти художницы.

Творчество

Самая известная работа — «К ненастью», написанная Марией Алексеевной в 1891 году и в том же году приобретённая у неё Павлом Михайловичем Третьяковым для своей галереи[5][6]. Одна из интересных работ художницы — «Вечер», хранящаяся в Полтавском художественном музее, экспонировалась в Полтаве на выставке «Вдохновение веков» («Натхнення вiкiв») в январе 2013 года. Картины Федоровой находятся также в музеях Таганрога и Рязани, в частных коллекциях России и Финляндии.

Пейзаж у реки Тихий момент у реки Камни на берегу Зимний закат

Написала иконы Спасителя и Божьей Матери для Никольской православной общины в Хельсинки (вместе с дочерью — Л. В. Платан), иконы «Голгофа» и «Плащаница» для Выборгской православной общины.

Семья

  • Дочь — Людмила В. Платан (в девичестве Фёдорова), художница (5.8.1885 Спб. — 7.2.1944). Вышла замуж за Вальдемара Платан (фин. Karl Waldemar Platan) (24.10.1890 Спб. — 7.2.1944), детей не имели, оба погибли при бомбардировке Хельсинки 7 февраля 1944 года.[7]

См. также

Примечания

  1. ↑ Феодорова (урожд. Ионова) Мария Алексеевна
  2. ↑ Во всех советских источниках в качестве года смерти указан 1916
  3. ↑ РГИА Ф. 79. Оп. 11. 1881. Д. 168.
  4. ↑ Энциклопедия русской живописи — Федорова (Ионова) Мария Алексеевна
  5. ↑ История русского искусства, под редакцией академика И. Э. Грабаря, том X, книга 1, изд. « Наука», М., 1968, стр.177
  6. ↑ Государственная Третьяковская галерея. Каталог живописи XVIII — начала XX века (до 1917 года), М., «Изобразительное искусство», 1984, стр. 483
  7. ↑ Katsaus Platanin suvun vaiheisiin (фин.)

Фёдорова, Мария Владиславовна — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Мария Владиславовна Фёдорова (22 июня, 1952, Москва) — советский и российская художница, художник-график, художник по костюмам, искусствовед. Заслуженный художник РФ (2000), член-корреспондент Российской академии художеств (2012), член Союза художников (1978), Союза театральных деятелей (2007). Автор серий графических произведений. Автор костюмов для ансамбля «Русская песня», Государственного ансамбля танца России, Государственного эстрадного оркестра РСФСР

[1]. Автор-составитель альбомов, куратор выставок и автор статей о творчестве мастеров московской школы живописи: Веры Фаворской, Ивана Чекмазова, Александра Осипова, Тамары Осиповой, Владислава Фёдорова[2][3].

Биография

Дед — Осипов Александр Ефимович (06. 06. 1892—1981), художник-живописец

Отец — Фёдоров Владислав Георгиевич (02.06. 1924-13. 11.1993), художник-живописец

Мать — Осипова Тамара Александровна (08.06.1924-12.05.1989), художник-живописец

Муж — Ильин Юрий Борисович, актёр театра и кино

Сын — Фёдоров Даниил Юрьевич, художник-живописец

Первая работа — иллюстрации в книге К. Чуковского «Закаляка» (1957)

С 1967 по 1977 год занималась живописью у В. В. Фаворской. В 1974 году окончила Московский текстильный институт им. А. Н. Косыгина, факультет прикладного искусства, училась у Ф. В. Антонова. Дипломную работу выполнила в Общесоюзном Доме моделей одежды под руководством В. М. Зайцева. С 1974 по 1983 год работала в ОДМО (Общесоюзном Доме моделей одежды)В 1978 году вступила в Союз художников СССР. С 1982 года создает костюмы для ансамбля «Русская песня» под руководством Надежды Бабкиной[1]. С 1984 года создает станковые графические серии картин. С 1994 года совместно с сыном, Даниилом Фёдоровым, проводит мероприятия в рамках проекта «Живописный век. Искусство династии Осиповых — Фёдоровых».

Произведения

Станковые графические циклы: «Ярмарка», «Скоморохи», «Птицы Сирин», «Сказочные звери», «Города», «Цыганки», «Рабочие и колхозницы», «Ветры тридцатых». Об изобразительном искусстве Фёдоровой писали академики А. В. Толстой и Т. А. Кочемасова, доктор искусствоведения Карла Биланг (Германия)

«Мария Фёдорова унаследовала не только очень важную и большую традицию русской сценографии, но и другую, не менее ценную и богатую традицию — московской школы станковой живописи».

                                         Андрей Владимирович Толстой, доктор искусствоведения

«Мир творчества Марии Фёдоровой формируется в пространстве синтеза искусств и диалога культур».

                                        Татьяна Александровна Кочемасова, кандидат искусствоведения

Персональные выставки[3]

  • 1987 — Миннефтегазстрой (Москва)
  • 1988 — ГЦКЗ «Россия» (Москва)
  • 1991 — Посольство Мексики (Москва)
  • 1994 — Галерея «East» (Лавлэнд, США)
  • 1995 — Российский культурный центр (Брюссель, Бельгия)
  • 1997 — Посольство Италии (Москва)
  • 1997 — «NB-gallery» (Москва)
  • 2010 — «Силуэты времени» (Москва)
  • 2012 — «Грани творчества». Российская Академия художеств (Москва)
  • 2015 — «Картина костюма» Марии Федоровой». Государственный центральный театральный музей имени А. А. Бахрушина (Москва)[1][4]

Выставки династии художников Осиповых — Фёдоровых

  • 1994, 1995, 1999 — (Москва)
  • 1995, 1997, 1998, 1999, 2000 — (США)
  • 1999 — Российский фонд культуры (Москва)
  • 2002 — Российский культурный центр (Вашингтон, США)
  • 2015 — Российский центр науки и культуры (Париж, Франция)[5]
  • 2015 — Галерея «Вересов» (Москва)

Выставки членов Отделения театрально- и кинодекорационного искусства РАХ

  • 2014 — «13». Музейно-выставочный комплекс Российской академии художеств
  • 2016 — «Второе дыхание». Музейно-выставочный комплекс Российской академии художеств

Произведения Марии Фёдоровой в музейных собраниях[3]

Государственная Третьяковская галерея Московский музей современного искусства Тульский музей изобразительных искусств Всероссийское музейное объединение музыкальной культуры имени Глинки Государственный центральный театральный музей имени А. А. Бахрушина Музей Большого театра Музей Мирового океана (Калининград) Музей изобразительных искусств (Пекин, Китай)

Награды

Примечания

Литература

  1. «Мария Федорова. Грани творчества». Издание Российской Академии художеств. Москва, «СканРус». 2012
  2. «Вера Фаворская Иван Чекмазов. Творческое наследие». Издание ГТГ. Москва, «СканРус». 2003
  3. «Тамара Осипова Владислав Фёдоров». Серия «Мастера живописи». Москва, «Белый город». 2006

Фёдорова, Мария Алексеевна — Википедия. Что такое Фёдорова, Мария Алексеевна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Мари́я Алексе́евна Фёдорова (в девичестве Ионова; 28 марта (9) апреля 1859[1], Санкт-Петербург, Российская империя — 1934[2], Хельсинки, Финляндия) — русская художница-пейзажистка, в последние годы жизни также занималась иконописью.

Биография

Родилась 28 марта (9) апреля 1859 года близ Санкт-Петербурга в семье бухгалтера.

C 1878 года училась в рисовальной школе Общества поощрения художеств в Санкт-Петербурге. C 1881 года посещала Академию художеств как вольнослушательница, но курс академии не закончила.[3] В 1890 году получила малую, а в 1891 — большую поощрительную медаль Академии художеств[4]. Ученица Ивана Ивановича Шишкина. В 1892 получила свидетельство преподавателя рисования в женских гимназиях. Много путешествовала по России, бывала на Волге. Принимала участие в выставках Санкт-Петербургского общества художников, Московского общества любителей художеств и Академии художеств. В 1898 году И. К. Айвазовский направил в Совет Академии художеств ходатайство о присвоении ей почётного звания за успехи в живописи. После революции (в начале 20-х) эмигрировала в Финляндию.

В 1923 году провела совместные выставки с Григором Ауэром (1882—1967) в Выборге и в салоне Стриндберга в Хельсинки. С 1933 года входила в Общество русских художников в Финляндии; экспонировала свои пейзажи на 1-й выставке Общества (1933). В 1936 году на одном из вечеров Общества был заслушан доклад В. П. Щепаньского «Русские пейзажисты», посвящённый памяти художницы.

Творчество

Самая известная работа — «К ненастью», написанная Марией Алексеевной в 1891 году и в том же году приобретённая у неё Павлом Михайловичем Третьяковым для своей галереи[5][6]. Одна из интересных работ художницы — «Вечер», хранящаяся в Полтавском художественном музее, экспонировалась в Полтаве на выставке «Вдохновение веков» («Натхнення вiкiв») в январе 2013 года. Картины Федоровой находятся также в музеях Таганрога и Рязани, в частных коллекциях России и Финляндии.

Пейзаж у реки Тихий момент у реки Камни на берегу Зимний закат

Написала иконы Спасителя и Божьей Матери для Никольской православной общины в Хельсинки (вместе с дочерью — Л. В. Платан), иконы «Голгофа» и «Плащаница» для Выборгской православной общины.

Семья

  • Дочь — Людмила В. Платан (в девичестве Фёдорова), художница (5.8.1885 Спб. — 7.2.1944). Вышла замуж за Вальдемара Платан (фин. Karl Waldemar Platan) (24.10.1890 Спб. — 7.2.1944), детей не имели, оба погибли при бомбардировке Хельсинки 7 февраля 1944 года.[7]

См. также

Примечания

  1. ↑ Феодорова (урожд. Ионова) Мария Алексеевна
  2. ↑ Во всех советских источниках в качестве года смерти указан 1916
  3. ↑ РГИА Ф. 79. Оп. 11. 1881. Д. 168.
  4. ↑ Энциклопедия русской живописи — Федорова (Ионова) Мария Алексеевна
  5. ↑ История русского искусства, под редакцией академика И. Э. Грабаря, том X, книга 1, изд. « Наука», М., 1968, стр.177
  6. ↑ Государственная Третьяковская галерея. Каталог живописи XVIII — начала XX века (до 1917 года), М., «Изобразительное искусство», 1984, стр. 483
  7. ↑ Katsaus Platanin suvun vaiheisiin (фин.)

Фёдорова, Марина Максимовна — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 7 июля 2019; проверки требуют 5 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 7 июля 2019; проверки требуют 5 правок. В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Фёдорова.
Футбол

Марина Фёдорова

Полное имя Марина Максимовна Фёдорова
Родилась 10 мая 1997(1997-05-10) (22 года)
Севастополь, Украина
Гражданство Футбол Россия
Рост 165 см
Позиция нападающий
Клуб Флаг Франции Мец
  1. 1 2 Количество игр и голов за профессиональный клуб считается только для различных лиг национальных чемпионатов, обновлено по состоянию на 9 апреля 2019 года.
  2. ↑ Количество игр и голов за национальную сборную в официальных матчах, обновлено по состоянию на 10 марта 2019 года.

Марина Максимовна Фёдорова (родилась 10 мая 1997, в Севастополе, Украина) — российская футболистка, выступает за испанский «Бетис» и сборную России.

Училась играть под руководством отца — Максима Фёдорова. Выступала в высшей лиге России за клубы «Зоркий», «Рязань-ВДВ», «Енисей». В составе рязанской команды стала серебряным призёром чемпионата 2017 года. Также играла в высшем дивизионе Финляндии за клуб «Найс Футис»[en]. С начала 2019 года выступает во Франции.

Дебютировала[1] в сборной России в отборочном турнире к чемпионату Европы 2017 года в выездном матче в Висбадене со сборной Германии.

Также выступает в пляжном футболе. В 2018 году признана лучшей футболисткой мира в этом виде спорта, в том же сезоне стала обладательницей Кубка Европы среди сборных (где была признана лучшим игроком турнира) и серебряным призёром Межконтинентального кубка сради сборных[2].

Командные[править | править код]

  • Чемпионка России по пляжному футболу (1): 2014[3]
  • Бронзовый призёр Women’s Euro Winners Cup (1): 2016

Личные[править | править код]

  • Лучший бомбардир Women’s Euro Winners Cup (1): 2016[4]
  • Лучший игрок 2018 года в пляжном футболе среди женщин.[5]

Маша Федорова: «Журнал Vogue — не персональное высказывание Маши Федоровой»

Вы впервые в Алматы? Как вам здесь? 

Я здесь в первый раз. В абсолютном восторге – рядом горы, другое ощущение жизни, другой ритм. Я наконец-то увидела каток Медео, о котором много слышала. И вообще, тот факт, что снежный барс украшает въезд на эту территорию, – это фантастика. Побывала на Шымбулаке, познакомилась со множеством приятных людей – видно, что культура катания здесь развита. Возможно, в следующий раз поеду сюда, вместо «Розы-Хутор». 

Сейчас тяжело вырваться из Москвы, с новой должностью?

Тяжело вырваться на отдых, по работе – нет. Мне было интересно приехать. Я привыкла оперировать тем, что сама знаю, видела, пробовала. Как можно говорить, что столица моды – это Париж, Нью-Йорк, Милан, Москва, если ты не был в других местах и не знаешь, что это такое? Я вчера была на модном показе в Алматы. Там были плюсы, были минусы, но мне было приятно, что среди новомодной эстетики, техно-музыки, нашлось место для симфонического оркестра – это было очень приятно. Также для меня это был первый показ казахстанского дизайнера, чего я раньше не видела. Совершенно неожиданная эстетика, которая близка к антверпенской школе, в ней чувствовалось влияние Рей Кавакубо и Йоджи. А ещё меня поразил саундтрек – это была современная обработка саундтрека Артемьева к картине «Свой среди чужих, чужой среди своих». 

Вам до сих пор интересны показы? 

Я не люблю коммерческие показы, где демонстрируют, как сочетать юбки. XXI век на дворе, все уже сделали лукбуки, съемки, показали в Инстаграм. Для меня показ – это арт-перформанс. Но «арт» не в смысле какой-то стейтмент, когда трусы на голову надел – вот и всё заявление, а когда есть смысл, посыл, сторителлинг. В Vogue более 120 лет занимались, и уже 20 лет мы в России занимаемся сторителлингом. Да, журналов много, конкуренция не столько друг с другом, сколько с сайтами, соцсетями. Мы недавно с моим коллегой разговаривали, и он сказал: «Забавно, одна ведущая Телеграм-канала делала свой собственный контент, но стала безумно популярной, когда начала транслировать чужой». Это обидно – ты всю жизнь положил на создание чего-то аутентичного, а человек на репосте и на комментариях к твоей работе получает больше лайков и, в итоге, больше денег, чем ты за свою работу. 

maria_fedorova

К слову, о конкуренции. Пару недель назад закрылась печатная версия американского Glamour.

14 лет своей жизни я посвятила журналу Glamour. Это большой опыт, удивительная возможность поговорить с весьма разнообразной аудиторией. Мне нравилось, что очень известные и богатые женщины читали Glamour, потому что это интересно, но они не признавались в этом. Я была уверена, что определенное количество женщин покупают Vogue из-за статуса, и, перейдя в журнал, убедилась в этом. Vogue – это как покупка первой брендовой сумки: можно купить две сумки попроще, но в какой-то момент понимаешь, что лучше купить одну, но статусную, которая будет говорить о том, что ты добилась в жизни определенного уровня. А Glamour любят, читают, потому что он прежде всего о жизни. 

Но все равно он закрывается. 

Закрывается печатная версия, бренд остается в диджитал. Glamour был одним из первых глянцевых журналов, который напоминал Lego конструкцию, как сказала Карина Добротворская. Этот журнал был неким предвестником Инстаграма, когда ты подписан на несколько каналов и как пазл складываешь свою ленту. Еда, секс, мода, it-girl, новости, музыка – то, из чего  сегодня состоит лента. Покупая журнал Glamour, читатели получали полный срез того, что входит в сферу интересов женщин, когда они не углубляются в какую-то отдельную тематику. Мне отчасти жаль, но с другой стороны – раз они закрывают печать, значит они точно знают, что покроют эту аудиторию в онлайне. Конечно, я могу сколько угодно ностальгировать, я всё равно человек «печатный». Например, никак не могу привыкнуть к тому, что книги можно слушать.

maria_fedorova

Да! Мне даже «Арзамас» иногда тяжело слушать: отвлекаешься, не получается сфокусироваться. 

Но у них, во всяком случае, короткие лекции, длинную книгу слушать очень тяжело. Я могу приехать на дачу, снять с полки книгу, которую читала в детстве, это совершенно другое ощущение. Сейчас я иногда жалею, что прочла «Евгения Онегина» не в 15, а в 25 лет, потому что в 15 ты многого ещё не понимаешь. Или в 16 лет читаешь «Войну и Мир» и тебе совсем не интересно. Мне так смешно, когда мне говорят, что я такая продвинутая в Инстаграме. Но я стала это делать потому, что это самый короткий путь. Мне было интересно коммуницировать через картинки. В Фейсбук я не хожу за картинками – у меня там остались только друзья, которых мне интересно читать.

Разве не из-за этого вас пригласили в Vogue, за ваш драйв? С тем, чтобы вы обновили Vogue?

Я думаю, что да, но я не могу его обновить радикально, потому что тогда это будет не Vogue.

Сейчас все говорят о визуальном стиле Vogue Украина и Vogue Португалия, их обожают за минималистичные обложки. Многим хочется, чтобы Vogue Россия был таким же. 

Я считаю, что у каждого Vogue своя индивидуальность. Я не знаю, почему у Чапурина должен быть стиль как у Jacquemus. У нас слишком большая история, у меня слишком большой кредит доверия от рекламодателя и работодателя. Это же не личная история, но я напишу книгу, когда выйду на пенсию, надеюсь. Когда твоя личность начинает заслонять бренд-нейм – это неправильно. Есть дизайнеры, которых приглашают в какой-то большой дом моды, они привносят что-то своё, но адаптируют это под историю и ДНК бренда, а есть те, кто будет самореализовываться и «натягивать» этот бренд на себя. Как Сара Бертон с McQueen. Кто-то до сих пор считает, что надо было закрыть бренд после смерти Маккуина, но владельцы посчитали иначе и имели на это полное право, а «Маккуин» стало именем нарицательным. Я не хочу превращать Vogue в персональное высказывание Маши Федоровой, моя задача – сделать издание интересным здесь и сейчас. Мы должны быть разными. Язык никогда не будет таким же, какой при Алене или Вике. Глупо сравнивать Vogue – 2018 c Vogue – 1998.

Не могу не задать этот вопрос, раз уж мы заговорили. Почему к 20-летию бренда обложка была сделана не в России?

У этого есть разные предпосылки: была уже сделана такая история 20 лет назад, это было wow. Приехали Кейт, Эмбер с Марио, сделали съемку на Красной площади. Были мысли повторить, но мы решили, что за 20 лет мода перестала быть локальной, наши модели стали звёздами мирового масштаба. Может быть кайф в том, что на русских модниц перестают показывать пальцем за границей: «О, вот эта – точно русская!». Я не считаю, что есть один ответ или очевидный факт – надо было сделать съемку в России. Вот, пожалуйста, приезжал итальянский Vogue с Лоттой Волковой и делал съемку – что они получили? Совершенно неоднозначную реакцию. Я сочла, что 20-летие Vogue и сентябрьский номер 20 лет спустя – не место для каких бы то ни было провокаций или реинкарнаций. 

Если быть честной, что бы я ни сделала, всё было бы не так. Если бы я сделала съемку в России, говорили бы, что «вот, ничего нового не придумали.» Если бы я пригласила кого-то, сказали бы, что «нового ничего нет, сделала как Долецкая.» 

maria_fedorova

У всех были ожидания насчет вас, обсуждают каждый ваш шаг, вашу обложку, ваше письмо. Вам было важно оправдать ожидания или, точнее, чьи-то ожидания?

Я понимала, что это такая должность, ответственная и всеми вожделенная. Очень много людей со стороны считают, что они точно знают, кто должен быть на этом месте. Но мало кто готов к такой гонке – и физической, и моральной. Это выматывает, невозможно угодить всем. Мне важно быть откровенной с самой собой, я все-таки 20 лет в этой профессии. Я могу отличить плохую картинку от хорошей – поверьте, бóльшего критика для моих историй и принятых мною решений, нет. Я знаю это намного лучше других. At the end of the day – это всего лишь журнал, через месяц выйдет новый, поэтому очень часто бывает, что с точки зрения креатива – обложка не самая удачная, однако она оказывается самой популярной с точки зрения продаж. Это то, что оценивается узким, профессиональным, очень непростым и довольно злобным сообществом, теми людьми, которые имеют самый громкий голос в Телеграм, они и оценивают это по своим канонам, а все остальные люди воспринимают это совершенно по-другому. Сложность Vogue в том, что он настолько ответственный бренд, что ты должен нести этот уровень: и только первый класс, и только эксклюзив. С другой стороны – тоже хочется больших тиражей и большого влияния: чем дальше круг и чем больше сообщество, тем больше происходит размывание концентрации моды, тем более разные люди должны нас полюбить. Завоевать это уважение – моя главная цель. Кому я хочу угодить? Самой себе. Я хочу, чтобы люди, которые принимали решение о моём назначении, не пожалели об этом. Меня самой в этом журнале не так много, хотя я, в итоге, человек, который отвечает за всё.

То есть, вы – самое главное, но незаметное звено?

Это не совсем про меня. Я заметна, имею вес в обществе – в прямом и переносном значении этих слов, – поэтому с меня спрос всегда больше. Моя задача очень непростая: мне нужно не раздражать одних, при этом нравиться другим, и это очень сложно. В этом и заключается баланс: мода, как и любое другое искусство, делится на «продвинутое» и «массовое». Надо балансировать на грани, в этом вся сложность. Сделать весьма продвинутый, узкопрофильный журнал намного проще, чем сделать журнал высококлассный, но который при этом будет иметь обширную аудиторию и коммерческий успех. Мы не нишевый журнал, мы – большое коммерческое издание с огромной историей, то есть мне надо соответствовать уровню – с фотографами, со стилистами, с текстами, – что тоже очень сложно. 

Должность главного редактора Vogue – это самая «вышка» для человека, который работает в глянце. Вам не было страшно, что будет потом? Конечно, вы только приступили к должности, но мне кажется, всё равно об этом задумываешься, когда этого достигаешь.

Конечно, когда ты приходишь на работу, тебе не хочется думать о том, как скоро ты с неё вылетишь, или сам захочешь уйти. Естественно, я стала сразу об этом думать, ещё когда мне «закинули удочку», что есть такая мысль, что ты обо всем этом думаешь. Когда меня начали поздравлять, я невольно припомнила, как люди поздравляют олимпийских чемпионов, которые сделали рывок и теперь могут расслабиться. Моя должность – не олимпийская медаль, которую я могу повесить на стену. Теперь моя задача – работать еще больше. 

И последний вопрос: кого бы Маша Федорова хотела снять для Vogue Russia? 

Слишком много разных персонажей. Мне бы очень хотелось поработать с Тильдой Суинтон или снять историю с Тимом Уокером. А так, планов и желаний очень много. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *